Все новости
Колонка

Империи и коллаборационисты. Почему Владимира Познера выгоняли из Грузии

2 Апреля 2021 10:39
Психологическая травма у государств постсоветского пространства на всех общая — все унаследовали ролевую модель колониального доминирования, и иной никто не знает; унижай, если не хочешь, чтобы унизили тебя. Примирение имперскими проектами не предусматривается

История, в которую угодил в Тбилиси Владимир Познер, со стороны, конечно, выглядит диковато. Приехал человек с друзьями отпраздновать день рождения — почтенный, между прочим, возраст, 87 лет. Люди, между прочим, заморочились, справки и тесты антиковидные сделали. Ничто, как говорится, не предвещало.

А в гостинице Владимира Познера атаковали. Активисты, оппозиционные сразу и собственным грузинским властям, и российским, швыряли яйца в стены, скандировали лозунги, свистели в свистки, били в барабаны. И все из-за того, что несколько лет назад Познер в одном из интервью заявил, что Абхазия, дескать, никогда уже не будет частью Грузии. И не надо было грузинам на нее нападать. И вообще, он, Познер, еще в советское время часто бывал в тех краях и видел, что абхазы быть в Грузии не хотят, и еще видел, что грузины обращались с абхазами как с людьми второго сорта.

В общем, пришлось Владимиру Познеру сворачивать торжество и под защитой полицейских улетать обратно в Россию. «День рождения лучше встречать дома», — глубокомысленно заметил по этому поводу пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. 

И еще кое-что добавил. «В Грузии опасно для российских граждан, — постановил Песков. — Туда просто опасно ездить. Это россияне должны четко понимать». 

В самом деле — какие-то дикари, честное слово. Мы про эту Абхазию давно уже и забыли, а они все чего-то протестуют. Да и сказал-то ведь Познер всем очевидные вещи. А еще говорят что-то про культ уважения к старшим на Кавказе. Видим мы это уважение, с горечью наблюдаем. 

Познер ведь не просто тележурналист. В России он считается символом консервативного здравомыслия

История эта, во-первых, про самого Владимира Познера — то есть, если брать шире, про возможность сохранения личности в конфликте. Познер ведь не просто тележурналист. В России он считается чем-то вроде голоса разума, что ли. Символом консервативного здравомыслия. Ну, потому что не орет, как иные ведущие ток-шоу, никого не оскорбляет, а говорит мудро и спокойно. По нашим меркам способность не орать уже понимается как некое оппонирование пропаганде. Вот если бы Владимира Соловьев так гнали — все бы только аплодировали. 

То есть Владимир Познер как бы символизирует возможность быть выше конфликта, сохранить собственный взгляд на происходящее, критически оценивая обе стороны. В данном конкретном интервью он, конечно, критически оценивал только одну сторону. Но ведь если человек в общем случае критичен, а в частном приходит к тем же выводам, что и власть, то выглядит это все равно респектабельно. Очевидно же, что не по кремлевской методичке шпарит, а сам додумался хоть и до того же, но — как свободно мыслящий гражданин. 

Есть вроде бы две стороны в конфликте, нужно выбирать. Но свободному человеку незачем ограничивать свободу выбора. Можно ведь выбрать одновременно обе стороны. Кто сказал, что если ты патриот, то у тебя не может быть дачи на озере Комо, а если ты за Абхазию, то нельзя ездить в Грузию? Личность выше нелепых ограничений. Поэтому вполне можно попенять грузинам за их безрассудное поведение, как бы указав им место, мягко, но категорично — а потом отправиться веселиться в Тбилиси и там произносить, скажем, тост за хлебосольную и гостеприимную Грузию. Неизвестно, звучал ли такой тост на самом деле, но согласитесь, он был бы на празднике вполне уместен. Если бы не активисты, конечно.

По-другому это называется коллаборационизм. Не в узком смысле сотрудничества с непосредственным врагом — ну какие грузины нам враги, а в более широком смысле философии компромисса ради сохранения личного достоинства. Логика этой философии всегда толкает прислониться к сильной в текущий момент стороне; туда обычно указывает свободный дух. И всегда очень обидно, когда за такую мудрую позицию вдруг закидывают яйцами — радикалы почему-то распознают в ней подтекст имперского супремасизма.

Во-вторых, это история про самих активистов, то есть про малые империи, которые стараются копировать поведение империй больших. Россия принимает законы, запрещающие вслух сомневаться в законности присоединения Крыма — такие же инициативы вносятся и в Верховную раду Украины, а грузинские радикалы с имперским мышлением преследуют тех, кто отрицает принадлежность Абхазии Грузии. 

Абхазия, как и Южная Осетия, как и Крым, понимаются как оторванные по чужой воле территории, которые нужно вернуть во что бы то ни стало. Надо закрасить место на карте в этот, а не тот цвет. Психологическая травма здесь на всех общая — постсоветское пространство унаследовало ролевую модель колониального доминирования, и иной никто не знает; унижай, если не хочешь, чтобы унизили тебя, а если с ходу не получилось, наступает тупая растерянность. Что ни собирай, выходит автомат Калашникова. 

Объяснять весь негатив злой волей Кремля не менее удобно, чем злой волей Америки. Можно и правда убедить себя, что это Путин так придумал, чтобы абхазы не любили грузин, а восточные украинцы — западных (а американцы в свою очередь подучили грузин и западных украинцев). Абхазы, понятное дело, сами виноваты, что не могут забыть про свою войну, а вот захотели бы — и для них, как для нас, открылись бы грузинские рестораны, думает толстокожий московский турист, разливая вино в старом добром Тифлисе, так что нечего поэтому о них вспоминать. Ну, или грузины сами виноваты, какая разница. Кремлевская пропаганда, только в ней все и дело. 

За такую позицию могут закидать яйцами уже в Сухуми, ну так не надо ездить туда, где тебя могут закидать яйцами, все же просто. Однако если завтра Кремль вдруг объявит, что отовсюду уходит и больше не поддерживает ни Донбасс, ни Абхазию, ни Приднестровье — есть большие сомнения в том, что жители этих регионов начнут жить в составе стран, от которых откололись, как ни в чем не бывало. Война — это то, что уже случилось и что уже не удалить из памяти, и только при взгляде совсем издалека кажется непонятным, чего они там поделить не могут. 

Фото: Андрей Никеричев/Агентство «Москва»

Владимир Познер даже после сорванного дня рождения постарался остаться собой. «Люди, которые устроили этот шабаш, не стоят внимания. Много чести», — заявил он, поясняя, почему не хочет давать развернутых комментариев по ситуации. Тут есть некоторое кокетство — комментарий как раз получился вполне красноречивый.

В каждом народе есть люди плохие, а есть хорошие — универсальная формула, за которой, как за броней, прячется всякий свободный гуманитарий, не желающий ограничивать себя во взглядах. Ведь и в самой Грузии даже целый премьер-министр Ираклий Гарибашвили раскритиковал активистов. Сказал, что это — сторонники давно свергнутого и изгнанного Михаила Саакашвили, которые такими действиями только вредят международному имиджу страны. 

Дмитрий Песков похвалил грузинского премьера. Сказал, что приветствует его заявление. Для российских граждан ездить в Грузию опасно — но заявление приветствует.

Понятно, что Ираклий Гарибашвили — вовсе не сторонник независимости Абхазии. С Владимиром Познером он все-таки не согласится. Просто современная грузинская власть старается публично не ссориться с Россией, а Абхазию намерена присоединить обратно естественным, так сказать, способом. Сделать так, чтобы в Грузии не стало экономических проблем и безработицы, и когда она процветет, тогда «сожительство абхазских и осетинских сограждан в единой, многонациональной Грузии стало безальтернативным», говорит он.

И еще понятно, что Дмитрий Песков приветствует слова Ираклия Гарибашвили только потому, что твердо убежден: никогда такого не будет. Сколько бы ни старалась Грузия процвести, независимость Абхазии в руках России, и она ее не отдаст как минимум до тех пор, пока этого не захотят сами абхазы — а они этого не захотят.

Гарибашвили тоже наверняка это понимает; он говорит как коллаборационист, хочет быть приятным для большого и грозного соседа, а коллаборационистов имперская власть всегда приветствует и обнимает. Потому что знает: сила на ее стороне, обмануть, убаюкать Кремль не выйдет. И Познера она защищает потому, что и про Крым он говорит то, что нужно: Крым никогда не был Украиной, и его присоединение было оправданно с точки зрения не только рядовых людей, но и большинства интеллигенции.

С точки зрения Москвы все в Закавказье устроено как нельзя лучше. Здесь — грузины, здесь — абхазы, и они не пересекаются. Точно так же, как и в Нагорном Карабахе — и пускай там в Армении теперь бесятся и норовят устраивать перевороты, главное, что все разведены по углам. И в Приднестровье так устроено, и на Донбассе. Лишь бы не было открытой войны, а как там развиваются эти крохотные страны и территории, возникшие на линии имперских столкновений, на пользу ли им идет такое существование — вопрос несущественный. Наше дело — войска ввести, а дальше уже их внутреннее дело. 

Владимир Познер в том своем интервью 2017 года, когда говорил, что Абхазия никогда не будет частью Грузии, о том же самом по сути и сказал. Мир держится на штыках — мир как состояние не войны есть, а вот примирения между разведенными сторонами не будет никогда, оно ни одним имперским проектом не предусматривается.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ренат Давлетгильдеев
Сегодня я смотрел кадры, как из моего любимого тбилисского отеля Rooms выходят вип-гости Владимира Познера. Миллиардер,…
Мария Ракуса
В 2021 году во время пандемии сохранить сотрудников стало важнее, чем когда-либо. Постоянная текучесть кадров не позволяет…
Сергей Николаевич
1 апреля мэтру отечественного телевидения Владимиру Познеру исполняется 87 лет. Накануне этого дня в рамках своей телевизионной программы «Культурный обмен» на ОТР с ним встретился главный редактор «Сноба» Сергей Николаевич. Разговор получился откровенный, очень личный. Легендарный журналист раскрывается с неожиданной стороны