Все новости
Колонка

Эхо казанской трагедии: в России необходимо деанонимизировать интернет

12 Мая 2021 12:49
Казанский теракт поставил государство перед необходимостью срочного проведения ряда реформ и преобразований. В том числе и в вопросе контроля за интернет-пространством

Одержимый

Ужасный и бесчеловечный теракт в Казани потряс все российское общество. Консерваторы и либералы, чиновники и «иноагенты», путинисты и навальнисты — все объединились в осуждении произошедшего, ненависти к убийце детей и соболезнованиях семьям погибших школьников. У больниц в столице Татарстана выстраиваются очереди для сдачи крови раненым детям, их лечением занимаются лучшие врачи.

Однако при всей нужности соболезнований и помощи есть еще одно не менее важное и неотложное дело — изменить ситуацию так, чтобы подобные трагедии не повторялись. Или, по крайней мере, свести вероятность их повторения к минимуму.

Первые шаги в этом направлении государство уже делает. Так, Владимир Путин потребовал от Росгвардии ужесточить правила оборота гражданского оружия. Однако контроль за оборотом оружия — лишь одно из действий, необходимых для минимизации шанса повторения казанской трагедии. Безусловно, важно лишить потенциальных убийц наиболее эффективного инструмента убийства — огнестрела: с холодным оружием, требующим близкого контакта, совершить массовое убийство за короткое время крайне сложно. Однако куда важнее не допустить радикализации сознания и отключения человечности у потенциального убийцы, которые и позволяют ему идти убивать детей.

На момент сдачи статьи у следствия еще не было объяснения того, почему Ильназ Галявиев решил отправиться расстреливать школьников. Однако, судя по тому, что его родственники рассказывают о нем как о положительном во всех отношениях ребенке, а на видео с его опросом видно, что «ребенок» превратился в одержимого (опубликованные ранее посты Ильназа доказывают, что он не косит под дурачка после убийства, а реально так себя видит), у человека некоторое время назад произошла трансформация сознания. Вероятно, под влиянием других людей (исламистов, радикалов, сектантов — не важно) в интернете, поскольку изменение круга общения в реальной жизни заметили бы близкие и родственники. Если это действительно так, то это уже даже не звоночек, а набат для государства и общества. Набат, призывающий наконец-то взять интернет под контроль.

Фото: Сlint Patterson/Unsplash

Закон един везде

Конечно, в ответ на это предложение раздадутся голоса о цензуре, о «большом брате и тоталитарном государстве», однако речь совсем не о том. Все адекватные люди — и путинисты, и навальнисты — признают необходимость законов для регулирования жизни человеческого общества. Заповедей, прописанных в УК и других кодексах, запрещающих, например, воровать, убивать, клеветать и даже оскорблять людей. Рамок, ограничивающих анархию и превращающих ее таким образом в свободу (которая, напомним, не «делаю то, что хочу», а «делаю то, что хочу, но при этом отвечаю за свои действия»). Именно эти рамки делают нашу жизнь безопасной.

Так почему же виртуальная часть нашей жизни должна быть лишена этих правил? Речь сейчас не идет о компьютерных играх, где пользователь играет в демиурга или Рембо. Оставляя в стороне моральную сторону, важно отметить, что в этих играх пользователь либо играет наедине с компьютером, либо находится в компании таких же людей, играющих по общим и заранее оговоренным правилам исключительно на данной платформе. И если человек четко разделяет игровой мир и реальность, то проблем нет — налицо даже плюсы, поскольку игра позволяет сублимировать различные комплексы и агрессию.

Проблема скорее в сетевой коммуникации — чатах, соцсетях, группах в этих соцсетях. Там в рамках межчеловеческого виртуального общения пользующиеся правом анонимности люди позволяют себе оскорблять и угрожать другим людям, в том числе и убийством. То есть нарушать закон. Да, кому-то, конечно, все это покажется смешным. Мы привыкли к «срачу в комментах» и к тому, что интернет является огромной помойкой. Однако поведение человека в онлайн-дискуссии часто переходит в офлайн, а декларируемые им цели в интернете находят воплощение в реальной жизни. Следствием интернет-безнаказанности стало создание различного рода исламистских, суицидных, сектантских и других групп в соцсетях, где людей накачивают нужными идеями, которые те затем реализуют вокруг себя. В том числе и в отношении детей.

Имя и фамилия

Государство не только может, но и должно этому помешать. Но помешать правильно. Не через чтение всей интернет-переписки (право на личную жизнь тоже должно быть — как в реальной жизни, так и в интернете), а просто через идентификацию тех, кто публично высказывается или же кто находится в открытых сообществах. То есть через полную деанонимизацию аккаунтов. Все должны сидеть в соцсетях под своими именами и фамилиями, каждый аккаунт должен быть связан с паспортными данными, к которым будет доступ у спецслужб. Тогда каждый человек, угрожающий «расстрелять биомусор», как минимум будет взят на карандаш, а как максимум понесет ответственность за свои слова.

В чем проблема с принятием такого закона? В том, что власти будут знать, кто находится, например, не только в исламистских пабликах, но и в группах сторонников Навального? Но взрослые и ответственные люди не должны скрывать свои политические предпочтения — наоборот, их нужно афишировать и пропагандировать.

В том, что власти могут репрессировать тех, кто находится в группе сторонников Навального? Да, здесь есть элемент проблемы — особо ретивые депутаты хотят принять закон, который запретит лицам, причастным к деятельности экстремистских организаций, избираться в Госдуму. А экстремистскими у нас признаются совершенно разные организации, в том числе и политические. Степень причастности к ним тоже может быть совершенно разной — например, нахождение в числе подписчиков. Поэтому депутатам этим надо дать по рукам, чтобы они не дискредитировали важное и нужное дело.

В любом случае, пользы от деанонимизации гораздо больше, чем вреда. И она не только в том, что государству будет проще выявлять и обезвреживать потенциальных экстремистов и радикалов. Благодаря деанонимизации интернет будет чище, а люди, после парочки образцово-показательных процессов за угрозы убийством или изнасилованием в интернете, станут более ответственно относиться не только к тому, что они говорят, но и к тому, что они пишут.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

2 комментария
Сергей Тимофеев

"Все адекватные люди — и путинисты, и навальнисты — признают необходимость законов для регулирования жизни человеческого общества." 
Уважаемый Геворг!
Эта ваша фраза чудесна всем, а ещё и тем, что напомнила  мне старый советский анекдот.

Армянское радио спрашивают: какие люди будут при коммунизме?
Радио отвечает: они все будут умными честными и коммунистами. Но пока мы живем в переходный период, при социализме, то чего-то не хватает.

Если человек честный и коммунист - он не умный.

Если он умный и коммунист, то он не честный.

Ну, а если он и честный, и умный, то сами понимаете...

Оксана  Долина

А с чего автор взял, что нельзя будет обойти таковой закон, если надо будет? гулять на просторах инета под чужой, легальной фамилией, например? тупо, вскрыть чужой аккаунт? Вы думаете, что этого пацана нашли бы и схватили? Что каждого придурка с психопатными заявлениями ведут днем и ночью? 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Две вакцины, разработанные в Китае, получили одобрение Всемирной организации здравоохранения. Российский препарат Sputnik V вполне закономерно в этот список не вошел
Ольга Нечаева
Колумнист «Сноба» Ольга Нечаева разбирается, кому и как помогают суррогаты для секса, почему подобную терапию нельзя сравнивать с проституцией и как эта практика связана с инклюзией
3D-печать сегодня нашла применение в самых разных отраслях: автопроме, медицине, авиации, архитектуре, фешен-индустрии, а также вносит свой вклад в экоповестку. Чем эти технологии так уникальны, каковы возможности их применения, почему компании вкладываются в их разработку и внедрение — рассказывает Максим Канищев, генеральный директор компании «2050АТ»