Все новости
Колонка

Пять гвоздей в гроб амбиций. Как евродепутаты предлагают строить отношения с Россией

17 Мая 2021 14:10
Европарламент предложил Еврокомиссии пять принципов, на которых должны базироваться российско-европейские отношения. И тем самым еще раз доказал, что никаких серьезных полномочий евродепутатам с таким уровнем государственного мышления давать нельзя

 

Галантерейщики

Структура самого демократического союза в мире — Европейского — не всегда основывается на принципах демократии. Так, например, Европейский парламент и близко не имеет тех полномочий, которые есть у его аналогов в странах-членах — депутаты принимают бюджет Евросоюза, утверждают состав Еврокомиссии (назначаемый странами-членами), а все остальное время проводят в бессмысленных дискуссиях. Итоги которых носят исключительно рекомендательный характер для реальных институтов, принимающих решение в ЕС (той же Еврокомиссии и Евросовета). Неудивительно, что население европейских стран к выборам в Европарламент относится несерьезно и избирает туда обычно самых голосистых и радикальных политиков — собственно, поэтому доля радикальных политических сил в Европарламенте и выше, чем в национальном парламенте.

Однако политики есть политики. Им мало разговоров — члены Европарламента искренне хотят доказать собственную субъектность, влиять на процессы принятия решений в Евросоюзе. А поскольку самой «горячей» европейской темой сейчас являются взаимоотношения с Россией (Белоруссия и Украина со всеми их проблемами также рассматриваются как часть российского кейса — со всем уважением к номинальному суверенитету и субъектности этих стран), то Европарламент решил взять на себя функции навигатора в российско-европейских отношениях.

Фото: Anton Vaganov/Reuters

Так, депутаты уже высказывали свое авторитетное мнение о необходимости остановки проекта «Северный поток — 2» (СП-2) как политического проекта и российского инструмента влияния на Европу (видимо, сильный инструмент, раз фактический лидер Евросоюза Ангела Меркель призывает как можно скорее вводить трубу в эксплуатацию). Сейчас же европарламентские галантерейщики замахнулись на большее. Комитет по международным делам парламента разработал пять принципов, на которых должны базироваться отношения между Россией и Европой. Пять принципов, которые еще раз доказали, почему депутатам Европарламента нельзя давать возможность формировать европейскую внешнюю политику. 

Модус вивенди

Принцип первый. Евросоюз должен продолжать сдерживать российскую угрозу. Рука об руку с НАТО поддерживать стабильность в странах Восточного партнерства (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина), давить на Россию с целью возвращения «оккупированных у этих стран территорий» (видимо, Крым, Донбасс, Южная Осетия и Абхазия, Приднестровье). Также Еврокомиссия должна все-таки быть готова исключить Россию из системы платежей SWIFT в случае продолжения российской агрессии, а также поставить себе задачу снижения зависимости от российских углеводородов и последовательно идти к ее реализации — по крайней мере в период нахождения у власти Владимира Путина.

Никто, конечно, не собирается тут устраивать камлания из серии «Рафик невиновен». Москва действительно как минимум принимала деятельное участие в утере некоторыми странами постсоветского пространства части их территорий. Однако в каждом без исключения случае первопричиной этой утери были внутренние факторы, в том числе неадекватная политика национальных правительств. Политика, которая формировалась прежде всего под влиянием того же Евросоюза и Штатов, чьи элиты искренне хотели превратить эти регионы в антироссийские плацдармы и/или разносчиков либерально-тоталитарных идей (не путать с нормальным либерализмом). Поэтому если евродепутаты действительно хотят поддержать стабильность в странах Восточного партнерства, то они должны убеждать взрослых (то есть Еврокомиссию) искать с Россией модус вивенди в этом регионе. Что при Путине, что после него.

Гибридные войны

Принцип второй. Евросоюз должен сдерживать российскую угрозу и бороться с вмешательством Москвы в дела как Евросоюза — через борьбу с «гибридными угрозами» и «гибридным влиянием», так и стран Восточного партнерства — через еще большую их интеграцию в состав ЕС.

Про российскую гибридную угрозу (влияние на умы и сердца жителей ЕС, информационное воздействие, попытку повлиять на итоги европейских выборов и дискредитировать европейскую же демократию) в Евросоюзе говорят многие. И чем больше у ЕС системных внутренних проблем, чем меньше у европейских элит желания их решать. И чем выше уровень недовольства населения из-за такого трусливого подхода (вспомним хотя бы письмо французских военных), тем чаще в Брюсселе и других европейских столицах Россию используют в качестве козла отпущения. Не понимая (или не желая понимать), что итогом такого игнорирования реальности станет ее окончательное изменение — например, в виде дезинтеграции Евросоюза и/или прихода к власти ультраправых сил. А что касается интеграции стран Восточного партнерства, то в понимании этих стран речь должна идти о формуле «больше денег, больше безусловной поддержки, оборонные гарантии». В лучшем же случае они получат от ЕС моральную поддержку и средства на поддержание штанов — оборонные гарантии странам, находящимся в шаге от войны с Россией, никто из приличных европейских лидеров не даст, а против выплаты денег выступят даже неприличные лидеры из стран Восточной Европы (которые живут на европейских субсидиях и делиться не хотят).

Дави, дави ясно

Следующие три принципа касаются мер по поддержке демократии в России. Сама по себе задача нужная и правильная. Евросоюзу нужна демократизация России — не блага россиян ради, а для роста в РФ проевропейских настроений и формирования прозападной идентичности у населения. Идентичности, которая сделает маловероятным участие РФ в проектах третьих стран (того же Китая) по трансформации западного либерального порядка. Поэтому Европа должна предпринимать усилия для этой демократизации. Например, стимулировать рост в России среднего класса (основного двигателя и лоббиста либерализации внутри страны), уважительно и дружественно относиться к России, отменить визовый режим для привлечения российских туристов, создать мощнейшую программу культурных и научных обменов. Ну и, конечно же, прекратить всяческую поддержку русофобских (не демократических, а именно русофобских) режимов на российской периферии.

Однако уважаемые депутаты Европарламента предлагают совершенно иные механизмы демократизации.

Третий принцип касается внешнего воздействия. Среди предложенных мер, например, создание специального механизма с американцами для совместного санкционного давления, международных расследований деятельности россиян, а также «поддержки тех, кто защищает права человека и демократию в России» (гениальное предложение, реализация которого в нынешних условиях навесит на этих активистов клеймо коллаборантов и предателей). Еще одна инициатива депутатов — включение в любые экономические соглашения с Россией требований по защите прав человека и проведению свободных выборов, а также пересмотр на основе этого принципа всех имеющихся соглашений, включая СП-2 (что, естественно, повлечет за собой свертывание экономического сотрудничества и дальнейший крен РФ в сторону Китая). Ну и дальше в таком же безумном, оторванном от реальности духе. Понятно, что предложенные Евросоюзом механизмы лишь усилят защиту российского режима от западного культурного влияния, приведут к дискредитации западной демократии, закручиванию гаек и укреплению авторитаризма в России. 

Фото: Алексей Витвицкий/ТАСС

Умы, сердца и мандаты

Принцип четвертый — поддержка демократического общества в России. В рамках него депутаты предлагают создать «Свободное российское телевидение», которое будет вещать круглосуточно, а также не признавать итоги российских парламентских выборов и предложить России бочку варенья и ящик печенья в случае ее демократизации (программы по модернизации, инвестиционные преференции и т. п.).

Спустим и тут депутатов с вершин их фантазий на грешную землю российско-европейских отношений. Они могут запустить вещающий с территории ЕС русскоязычный канал (как это сделали с Белоруссией, например), однако сможет ли Европа проводить тонкую и грамотную редакционную политику? Для эффективного влияния канала на умы и сердца россиян (большинства населения, а не только узкой группы Свидетелей Навального) канал должен быть не пропутинским, но в то же время патриотичным. То есть никакого «оккупированного Крыма», никаких опросов «а нужно ли было сдавать Ленинград?», никаких сказок об упыре Сталине и миллионах изнасилованных немок. Еще раз: канал должен нравиться не европейским либералам, а российским ширнармассам. И вряд ли Европа сможет создать такой канал.

На непризнание итогов выборов (в случае, конечно, если они не будут проведены так, как их провел Лукашенко в 2020-м) Евросоюз тоже не пойдет. Хотя бы потому, что тогда у него не будет легитимных партнеров для продолжения переговорного процесса. А в нынешних сложных условиях Брюссель не может себе позволить отказываться от взаимодействия со столь влиятельным в мире игроком, как Россия. Наконец, бочка варенья и ящик печенья российским элитам не интересны. Хотя бы потому, что их получение под вопросом — Европа не самостоятельная и не субъектна (что показал отказ ЕС от своих торгово-инвестиционных соглашений с Ираном после восстановления американских санкций и угроз со стороны Вашингтона). Поэтому доверия ее слову и гарантиям нет.

Маяки

Наконец, пятый принцип предлагает превращение стран Восточного партнерства в некий пример для россиян. И тут европарламентских Остапов понесло: они предлагают ЕС разработать «амбициозную стратегию» для поддержки развития стран Восточного партнерства, после чего россияне посмотрят на это чудо и захотят того же.

Депутаты, видимо, забыли, что эта политика по созданию «маяков либерализма и демократии» на постсоветской периферии проводится уже на протяжении более 15 лет (с момента «революции роз» в Грузии) и что в отношении некоторых стран даже делалось два подхода к снаряду («оранжевая революция», затем и Майдан на Украине). Однако ни одно из этих государств так и не стало маяком. Местные элиты с радостью получали европейские деньги, и либо просто разворовывали их (как на Украине), либо создавали с их помощью дотационные экономики, зависящие от притока средств и импорта товаров из-за рубежа (как в Грузии). Попытка бороться с олигархатом и паразитарными элитами не удалась, поскольку именно на этих людях базируется антироссийская идеология режимов (грамотный украинский или грузинский государственный деятель, заботящийся о благе своей страны, в жизни не согласится на ее превращение в антироссийский плацдарм).

Таким образом, пять принципов европарламентариев стали еще пятью гвоздями, забитыми в гроб политических амбиций Европарламента. Всерьез их не воспринимают даже европейские аналитики. Надо сказать, что автор с трудом нашел оригинал этого доклада. Ведь если российские государственные или окологосударственные СМИ взахлеб обсуждают предложенные европарламентариями принципы, то в англоязычной медиасфере о них практически никто не пишет. Не о чем писать.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Любой конфликт на Ближнем Востоке — это сложнейший кризис с долгой запутанной историей и огромным количеством проблем: этнических, религиозных и политических. Арабо-израильский конфликт — один из наиболее ярких примеров. Последний месяц мировое сообщество наблюдало, как росло напряжение между евреями и арабами, которое в итоге вылилось в масштабный обмен авиаударами и ракетными атаками. В связи с этим эксперты уже начали говорить о «‎новой войне» Израиля и Палестины. Подробный разбор ситуации — в материале «‎Сноба» ‎
Евгения Горац
Одна из основных теорий глобального ожирения кажется очевидной: люди едят больше калорий, чем тратят. Меньше тратят --…
Катерина Мурашова
От принудительного лечения до признания экстраординарных способностей «непростых» детей — вот разброс мнений читателей, принявших участие в обсуждении статьи, опубликованной неделю назад. Кто же в итоге ближе к истине и чья точка зрения близка к позиции автора?