Все новости

К победе через боль. Как стать хорошим спортивным тренером

Говорят, чемпионами становятся, а тренерами рождаются. И в профессиональном, и в любительском спорте фигура тренера играет одинаково важную роль, а вот требования к ним предъявляются разные. «Сноб» разбирается, какие есть особенности работы тренера в социальном спорте и почему основателям проектов в области непрофессионального спорта приходится обучать тренеров самостоятельно
20 мая 2021 11:51

О спорт, ты — стресс

Карьера профессионального спортсмена коротка и нелегка. С самого детства в спортивной школе будущие чемпионы попадают в высококонкурентную среду, где не терпят слабости и не прощают ошибок, где главный показатель успеха — это победа в соревновании. Атлеты испытывают на себе постоянный прессинг: давят ответственность перед командой и болельщиками, опасность травм, риск не быть отобранным для участия в турнире и, конечно, страх поражения.

Карли Фуллертон из Университета Лонгвуда, Вирджиния, провела исследование уровня и факторов стресса у спортсменов, доказав, что, вопреки расхожему мнению, беспокойство и тревожность — верные спутники чемпионов — далеко не всегда способствуют успеху в спортивной карьере. Напротив, постоянная работа на износ ради достижения цели и безжалостность к себе приводят к развитию различных психических расстройств: посттравматического синдрома, обсессивно-компульсивного расстройства и депрессии.

Постоянно жить в условиях тревоги непросто. Важная задача тренера — не только суметь создать здоровую мотивацию, но и помочь спортсмену в преодолении трудностей, в том числе психологического характера.

Тренер решает все

Фигура тренера в профессиональном спорте исключительно важна, об этом говорят не только сами спортсмены, но и результаты множества исследований и научных работ. Тренер — авторитетный наставник, который развивает своих подопечных, помогает улучшить их форму, повысить результативность и добиться успеха. Но влияние тренера не ограничивается только спортивным контекстом.   

Личность тренера становится идеалом и образцовой поведенческой моделью для каждого в отдельности и всего коллектива спортсменов — принципиально важно, как именно тренер взаимодействует с командой. В 2015 и 2017 годах две группы ученых из Государственного университета Сан-Франциско и из Университета Бирмингема исследовали, каким образом повышение голоса, грубость, угрозы и оскорбления со стороны тренеров влияют на мотивацию и психологическое состояние спортсменов. В обоих исследованиях у атлетов, которым приходилось взаимодействовать с излишне строгими, агрессивными тренерами, отмечались повышение рисков выгорания, снижение уверенности в себе, рост тревожности и напряжения.

Звездный тренер по фигурному катанию Этери Тутберидзе прославляет Россию на Олимпийских играх и чемпионатах мира. Она подготовила Евгению Медведеву, Юлию Липницкую, Алину Загитову и других выдающихся спортсменов. Методы Тутберидзе регулярно подвергаются критике, но раз за разом ее ученицы оказываются на пьедестале. Тренер известна жестким подходом к воспитанию спортсменов, а ведь фигуристы и без того растут в авторитарной культуре, где травмы и психологические проблемы воспринимаются как слабость. Споры о цене победы для совсем молодых спортсменок не утихают — в мировом сообществе по отношению к методам Тутберидзе отношение также неоднозначное. На это, в том числе, повлиял уход от тренера известных фигуристок: Липницкой, Медведевой и еще ряда спортсменов, отказавшихся работать с Тутберидзе даже после достижения высоких результатов.

О звездных тренерах, применяющих в работе суровые методы, принято говорить с пиететом, скорее оправдывая их подход к работе большими заслугами наших сборных. Так, бывший главный тренер женской сборной России по гандболу Евгений Трефилов или титулованный волейбольный тренер Николай Карполь добились грандиозных результатов в своих карьерах. Об их методах работы ходят легенды, но какую цену платят спортсмены, вынужденные справляться с таким давлением, в большом спорте особенно говорить не принято. 

Если закаленные в борьбе, опытные профессионалы тяжело переживают жесткие формы психологического воздействия, что говорить о спортсменах-любителях? Человек, который захотел позаниматься групповой йогой в соседнем парке и на тренировке столкнулся с агрессией со стороны тренера, никогда не посетит такое занятие снова. 

Переоценка ценностей

Мотивация тренеров часто не соответствует целям проектов в сфере массового спорта — это и есть основная проблема социально-спортивного сектора. Согласно данным исследования, проведенного Благотворительным фондом Владимира Потанина и Центром социального проектирования «Платформа», ценности профессионального спорта или спорта высших достижений, такие как железная дисциплина или стремление победить любой ценой, не просто неактуальны, а даже вредны для общественных спортивных проектов. 

«Наша программа — о победе человеческого духа, о победе над болезнью, над трудностями. В нашей программе все победители», — говорит Наталья Белоголовцева, руководитель организации «Лига мечты», нацеленной на реабилитацию людей с ограниченными возможностями здоровья при помощи спорта — горных лыж, роликового катания, скалолазания. Продолжает эту идею и Юлия Толкачева, учредитель фонда «Спорт для жизни» и сооснователь проекта «Марафон в темноте», благодаря которому незрячие или слабовидящие люди при помощи зрячих спортсменов-партнеров могут попробовать свои силы в беге: «Победы в наших спортивных мероприятиях — это дополнительный положительный эффект, основное — это общение, знакомство зрячих людей с незрячими».

Своих научим сами

Очевидно, что социальный и профессиональный спорт ставят перед собой очень разные цели. Соответственно, к их достижению эти индустрии движутся разными путями. Например, перед тренерами организации детского ледового спорта «Добрый лед» не ставится задача привести детей к чемпионским показателям. Главное — добиться эффективного взаимодействия с подопечными, тренировки здесь — элемент воспитания. «В первые два-три года нам пришлось преодолевать серьезное сопротивление тренерского сообщества, которое считало, что методы тренерской работы должны быть направлены в первую очередь на воспитание чемпионов. Какими способами это достигается — неважно», — рассказывает Игорь Барадачев, ранее занимавший должность заместителя гендиректора Фонда Тимченко, курирующего «Добрый лед». 

Единственным выходом из ситуации, в которой желания тренера и спортсмена никак не совпадают, стало решение организаторов социальных проектов обучать тренерский состав самостоятельно. Именно так поступают в детской футбольной академии #tagsport. Руководство проекта придерживается принципов гендерного равенства и инклюзии: девочки учатся играть в футбол вместе с мальчиками, а все занятия в одинаковой степени доступны для всех детей, в том числе с особенностями физического или психологического развития. Но не все тренеры готовы следовать этим принципам. «Нам пришлось создать свою собственную школу тренеров. Среди тренеров до сих пор остается очень много людей, воспитанных в строгой атмосфере советских спортивных школ. Они применяют в работе психологический прессинг, “вытягивают” результат из спортсменов. Мы же воспитываем в детях любовь и страсть, а это совсем другая методика», — объясняет Владимир Долгий-Раппопорт, сооснователь #tagsport. В академии упор в обучении тренеров делается не на технические, а на психологические аспекты: отношение к детям, поведение тренера в ситуации, когда «уже десять раз объяснил, а они все равно делают неправильно». Технику владения мячом, уверены основатели, постичь совсем не сложно. А вот научиться общаться с детьми по-человечески, прислушиваться к ним, поддерживать и вдохновлять — задача куда более непростая.  

Кажется, решение сосредоточиться на психоэмоциональных аспектах взаимодействия тренеров с детьми из футбольной академии более оправданно, чем в проектах вроде «Марафона в темноте», когда незрячие спортсмены преодолевают беговую дистанцию при помощи зрячих волонтеров-лидеров. Но соосновательница «Марафона в темноте» Анастасия Плетминцева не согласна: «Людей, которые занимаются с незрячими, слабовидящими, нужно готовить в большей степени как раз в психологическом плане. Физически, технически все понятно: встань вот так, ногу так — этому легко научиться. Психологическая составляющая не так заметна, но именно она — основная».  

Вместе против кадрового голода

Отсутствие подготовленных кадров, с которым сталкивается любительский спорт в России при отборе тренеров, — проблема, требующая системного решения, слаженной работы всех заинтересованных сторон. Ведь то, каких принципов будет придерживаться тренер детской спортивной секции, касается и директора этой секции, и самого тренера, и маленького спортсмена, и его родителей. 

«Спорт — это универсальный язык, доступный любому человеку на планете, вне зависимости от пола, возраста, расы, религии, социального статуса, а тренер — это человек, который учит на этом языке общаться, — говорит Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина. —  Всем нам хочется, чтобы у наших детей, у нас самих были хорошие учителя. Но что такое “хороший учитель”? Каждый человек в это определение вкладывает что-то свое. Недавно фонд Потанина провел конференцию “Спорт и общество: открытый разговор”, в ней приняли участие лидеры социальных спортивных проектов и сами спортсмены, представители бизнеса и органов власти. Мы попытались, в том числе, все вместе описать его портрет. В результате живого обсуждения пришли к выводу, что хороший учитель — это тот, кто принимает особенности каждого ребенка, владеет навыками позитивного взаимодействия и четко понимает свою социальную миссию, которая намного шире, чем получение медалей на соревнованиях».

Поиск компромиссов в области спорта — задача не из легких. Но совместные инициативы и опыт различных социально-спортивных проектов помогают прийти к конкретным выводам. Обучение тренеров новым подходам — прогрессивная тенденция, которая в будущем приведет массовый спорт к общему, несомненно, положительному результату.

Автор: Алина Резник