Все новости
Редакционный материал

В Москву на переговоры с МИДом приехали представители террористической организации «Талибан»*. Что происходит?

После вывода американских войск из Афганистана запрещенная в России террористическая организация «Талибан»* начала активно захватывать территорию страны. 8 июля талибы прибыли в Москву на переговоры. Боевики пообещали российским дипломатам, что будут бороться с контрабандой наркотиков и не станут нападать на центральноазиатские государства. О том, можно ли верить таким заявлениям и что вообще сейчас происходит в Афганистане — в материале «Сноба» 
9 июля 2021 18:31
Абдул Латиф Мансур (слева), Шахабуддин Делавар (в центре) и Сухаил Шахин на пресс-конференции в Москве Фото: TATYANA MAKEYEVA/ REUTERS

С чего началась эскалация конфликта в Афганистане

В апреле этого года президент США Джо Байден сообщил о выводе американских войск из Афганистана. Спецоперация НАТО началась в этой стране 20 лет назад, став ответом на теракты 11 сентября 2001 года. Ранее в администрации Байдена заявили, что процесс возвращения военных должен был завершиться к 11 сентября, но американцы уже вывели из Афганистана 90% своих сил.

Сворачивание иностранных войск, по словам председателя Высшего совета по национальному примирению Афганистана Абдуллы Абдуллы, привело к резкому обострению военного конфликта между членами радикального исламистского движения «Талибан»* и афганским правительством. 

Комментируя решение Белого дома, президент Афганистана Ашраф Гани заявил, что правительство и армия готовы «защищать народ после того, как американские войска покинут страну». Но данные военных аналитиков говорят об обратном — с апреля «Талибану»* удалось захватить около 40% территории страны (еще столько же находится под их влиянием). Сами талибы заявляют, что контролируют большую часть афганской территории.

В разговоре со «Снобом» профессор Высшей школы экономики Андрей Казанцев сравнивает происходящее с событиями 1989–1992-х годов. Тогда Советский Союз завершил вывод войск из Афганистана, но еще два года помогал президенту Мохаммаду Наджибулле сопротивляться восставшим против официальных властей моджахедам: поставлял технику, оружие, боеприпасы и горючее. После распада СССР поддержка прекратилась — афганское правительство просуществовало недолго и пало в апреле 1992 года. «Тогда в Россию бежали сначала афганцы из правительства Наджибуллы, а потом таджики — от гражданской войны (война началась в 1992 году. — Прим. ред.)».

При чем здесь Россия

Спасаясь от талибов, афганские военные отступают в Узбекистан и Таджикистан — только 5 июля через таджикско-афганскую границу перешли более тысячи человек. Как сообщает «Новая газета», в Ташкенте среди отступающих выявляют «джихадистов, выходцев из Узбекистана, воевавших в террористических структурах, таких как Исламское движение Узбекистана*, ИГ*, Аль-Каида*».

«У отступающих военных есть три выхода: влиться в ряды талибов, пытаться проникнуть на свои “родные места” (а это в условиях внутриафганского противостояния сделать сложно) и отступать в Узбекистан и Таджикистан, что они и делают. При этом происходит это без всяких вооруженных столкновений — правительственные части сдаются талибам без боя, разоружаются и переходят границу», — объясняет в разговоре со «Снобом» эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов. 

Таджикское правительство уже обратилось к государствам Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят Россия и некоторые бывшие советские республики, за помощью в охране таджикско-афганской границы.

В ответ на это министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Россия внимательно следит за ситуацией в регионе и будет защищать союзников, в том числе используя возможности военной базы на границе Таджикистана с Афганистаном (речь идет о 201-й базе — самой крупной из тех, что есть у России за границей). В ОДКБ пообещали, что «подготовят предложения» по урегулированию ситуации на таджикско-афганской границе. 9 июля Лавров уточнил, что Москва не будет вмешиваться в афганский конфликт, пока тот не выйдет за пределы страны.

Собеседники «Сноба» напоминают, что поток мигрантов из Таджикистана и Узбекистана в Россию «силен». Теперь же, если внутриафганский конфликт не урегулируется, в него могут «влиться бегущие из Афганистана военные».

Солдаты Афганской национальной армии (АНА) патрулируют территорию возле контрольно-пропускного пункта, отбитого у талибов, в районе Алишинг провинции Лагман, Афганистан, 8 июля 2021 г Фото: Parwiz/ REUTERS

Зачем талибы прилетели в Москву и можно ли верить их заявлениям

Кремль не объясняет, зачем конкретно Москве понадобилось проводить переговоры с боевиками. При этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков считает встречу «необходимой на фоне того, как напряженно развивается ситуация в Афганистане». Некоторые эксперты полагают, что Россия таким образом пытается начать сотрудничать с «Талибаном»* «против более опасных террористов», в частности против «Исламского государства»*.

В разговоре со «Снобом» руководитель Центра изучения афганской политики (ЦИАП) Андрей Серенко отмечает, что такие заявления как минимум «наивны»: «ИГ* (запрещенная в России террористическая организация) в Афганистане представлено несколькими группировками. Самая серьезная из них контролируется “сетью Хаккани” (ее глава Сираджуддин Хаккани поддерживает тесные связь с Аль-Каидой*. — Прим. ред.), а она, в свою очередь, пакистанской разведкой. С “платформой” Хаккани напрямую связан и “Талибан”*. Когда в ходе теракта гибнут военные — ответственность на себя берет “Талибан”*, когда гражданские — ИГ*. Поэтому когда господин Лавров говорит, что Москва будет руками талибов бороться с афганскими игиловцами, возникает вопрос: как банда может бороться сама с собой? Получается какое-то жонглирование названиями, а главное людьми, которые по сути — представители одной и той же террористической структуры».

На встрече с российским МИДом талибы сделали несколько заявлений относительно ситуации в Афганистане. В частности, они пообещали не нарушать границы государств Центральной Азии. Политолог Алексей Малашенко считает, что боевики заинтересованы «в мире и спокойствии», а поэтому их слова можно считать гарантом международной безопасности. «Талибы заняты построением нового афганского государства, им не до внешней агрессии, они уже давно прагматики: никуда не полезут, и им можно верить», — отмечает собеседник «Сноба».

Другое мнение у Андрея Серенко: «Есть у талибов принцип, который в свое время озвучил пророк Мухаммед: "Война — это обман", поэтому доверять каким-либо нынешним их обещаниям совершенно невозможно. Талибы дают их, во-первых, в условиях войны, а, во-вторых, "неверным"».

На переговорах в Москве, среди прочего, талибы пообещали бороться с производством и контрабандой наркотиков из Афганистана. Как считают собеседники «Сноба» на деле «Талибан»* на такой шаг никогда не пойдет — организация на сегодняшний день считается крупнейшим наркокартелем в мире. «Талибы, которые ведут активные военные действия и нуждаются в серьезных финансовых ресурсах, никогда не начнут борьбу с основным источником доходов», — говорит Серенко. 

При этом, по его словам, есть и другой «существенный нюанс», из-за которого доверять «приехавшим в Россию не приходится». «Сам по себе “Талибан”* неоднороден, и за боевые действия отвечают совершенно конкретные люди, которые в Москву не ездят, а делегация, встретившаяся с российским МИДом, — катарский офис — это пропагандистская, представительская организация, которая на боевиков, воюющих в Афганистане, никак не влияет», — заключает Серенко.

*Запрещенная в России террористическая организация

Подготовили Кристина Боровикова, Никита Павлюк-Павлюченко, Дмитрий Толстошеев

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ведущий актер «Гоголь-центра» под конец театрального сезона 2020/21 дебютировал в качестве режиссера. Спектакль «Страх и отвращение в Москве» стал признанием в ненависти и любви к городу, с которым связаны все главные события жизни, включая печально известный мюзикл «Норд-Ост», где Филиппу Авдееву, тогда еще совсем юному актеру, довелось оказаться в числе заложников. О новом этапе в судьбе театра и в своей собственной жизни он рассказал главному редактору проекта «Сноб» Сергею Николаевичу
Сергей Николаевич
Его фильмы давно стали классикой отечественного кино. Его «Оскар» за фильм «Москва слезам не верит» не давал покоя нескольким поколениям российских кинематографистов. А в биографии его отразились все противоречия и сложности времени, в которое ему выпало жить и творить. О кино и личной судьбе Владимира Меньшова (1939–2021) размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
Сеть супермаркетов здоровой еды «ВкусВилл» спустя 4 дня извинилась и удалила рекламную статью с участием ЛГБТ-пары. Сначала одни пользователи обвинили компанию в «‎пропаганде нетрадиционных ценностей»‎ и призвали к бойкоту, затем другие клиенты призвали к тому же после публикации извинений. «Сноб» поговорил с экспертами о том, работает ли культура отмены в России и как отказ от продукции ритейлера может повлиять на планы компании по выходу на IPO‎