Все новости
Редакционный материал

55% работ русских художников на рынке — подделки. Как технологии помогают распознать фальшивки

Больше половины картин русских художников на арт-рынке не являются подлинниками. Коллекционеры все чаще требуют независимой экспертизы перед покупкой предметов искусства. Вспоминаем самые громкие случаи разоблачения подделок и рассказываем, с помощью каких технологий это удалось узнать
20 июля 2021 16:19
Слева: Фрагмент иконы начала XVIII века; справа: обнаруженные с помощью SWIR-камеры нижние слои краски с буквами Фото: Пресс- служба «Ростех»

Удар по карману и репутации

Занятный факт: покупатели дорогих картин скрывают свои имена не только из-за риска быть обманутыми. Они боятся, выложив круглую сумму, стать посмешищем, если приобретенное ими произведение искусства окажется не более чем подделкой. Шансы подобного исхода велики. 

Три года назад искусствовед Эрик Форкада заявил, что 82 из 140 картин Музея Этьена Террюса в Эльне не принадлежат кисти французского художника. Власти оценили ущерб от покупки подделок в 160 тысяч евро. В 2016-м основатель Музея Фаберже в Баден-Бадене Александр Иванов указал на две фальшивки в каталоге Russian Works of Art, Faberge and Icons аукционного дома Sotheby’s. За четыре года до этого Виктор Вексельберг отсудил 3 миллиона евро у Christie’s за проданную его фонду подделку «Одалиски» Бориса Кустодиева. 

С работами художников-соотечественников ситуация еще более плачевная. В апреле специалисты лаборатории научно-исследовательской независимой экспертизы им. П.М. Третьякова сообщили, что 55% работ всех русских авторов на рынке — фальшивые. За 13 лет исследований подлинность подтвердилась только у семи тысяч предметов искусства из 16. Главными жертвами фальсификаторов назвали советских художников-нонконформистов Владимира Вайсберга, Дмитрия Краснопевцева, Анатолия Зверева и Евгения Рухина.

По словам сооснователя НИНЭ им. П.М. Третьякова Александра Попова, ситуация усугубляется почти полным отсутствием в Европе и США экспертов по русским художникам. Описание же и историю владения картиной, на которые ориентируются дилеры и аукционные дома, легко подделать, чем и пользуются арт-фальсификаторы. Чтобы обезопасить свои вложения в искусство и, что важнее, репутацию, коллекционеры все чаще идут за независимой экспертизой — только за минувший год число таких обращений выросло на 14,5%. 

Слева: Фрагмент иконы начала XVIII века; справа: снимок, полученный с помощью SWIR-камеры Фото: Пресс- служба «Ростех»

Не выходя из дома 

С приходом коронавируса многие галереи либо закрылись, либо нашли спасение в онлайн-среде. В сентябре 2020 года на ярмарке Cosmoscow прошла дискуссия «Онлайн и без посредников: как пандемия изменила арт-рынок». Управляющий партнер платформы по продаже современного искусства и коллекционного дизайна TEO Анна Андронова отметила, что за время пандемии продажи у галерей сократились на 36%, а онлайн-выручка выросла на 40%. По словам Андроновой, отношение к онлайн-галереям в целом изменилось в лучшую сторону — от настороженного к доверительному. 

Из-за COVID-19 на онлайн-платформу перешли и крупные аукционы, например уже упомянутые Sotheby’s и Christie’s. Совокупный объем продаж обеих площадок в 2020 году составил 9,4 миллиарда долларов. Торги ONE в реальном времени проходили в Гонконге, Париже, Лондоне и Нью-Йорке и принесли рекордные 420 миллионов. И хотя обороты аукционных домов уменьшились, сильного падения не произошло — выручили онлайн-торги и частные продажи, отмечает The Art Newspaper Russia. 

Это значит, что со сменой формата спрос на произведения искусства сохранился, а где-то даже и вырос. Вместе с этим увеличился и запрос на гарантии: коллекционеры хотят быть уверены, что в их руки попадает подлинник, а не имитация.

Слева: Фрагмент иконы начала XVIII века; справа: снимок, полученный с помощью SWIR-камеры Фото: Пресс- служба «Ростех»

Направление на рентген

В арсенале фальсификаторов есть несколько основных приемов подделки картин. Один из наиболее простых, а потому популярных — перелицовка. Для этого используются старые, но не слишком ценные полотна. Подпись настоящего автора стирают с холста, взамен наносят имя известного мастера. В 2004 году публику шокировала новость о снятии с торгов Sotheby’s работы Ивана Шишкина «Пейзаж с ручьем». Несмотря на заключение экспертизы, подтверждающей подлинность полотна, картина оказалось подретушированной работой голландского художника Маринуса Адриана Куккука.

Другой способ — создание подделок с нуля. Как и в случае с перелицовкой, в ход идут старые работы: мошенники счищают с полотна краску и пишут картину заново. В результате по возрасту холста подлог распознать невозможно. Именно этим методом пользовался знаменитый фальсификатор XX века нидерландский художник Хан Ван Мегерен, прославившийся подделкой картин Яна Вермеера и Питера де Хоха.

Скандалы, связанные с обнаружением подделок, сотрясают художественный мир регулярно. Иногда обман раскрывается самым неожиданным образом. Курьезный случай произошел во время визита Марка Шагала в одну из нью-йоркских галерей. Художник увидел в экспозиции картину, подписанную его именем, и не узнал ее. Автор поддельного шедевра Дэвид Штайн был найден и арестован. Но этот эпизод — счастливое исключение из правил. Обычно для установления подлинности картины экспертам приходится задействовать внушительный набор знаний и инструментов. Первоначально, когда полотно поступает к специалистам, его соотносят с другими работами автора — это искусствоведческая экспертиза. Часть картин отсеивается уже на этом этапе.

Если же эксперты допускают, что перед ними подлинник, проводится технологическая экспертиза — с применением различных техник исследования. Среди них есть секретные, но основные способы распознавания подделок все же известны.

Так, перелицовку помогает выявить микроскоп. Со временем на картине появляются трещины — кракелюр. Если поддельная подпись художника наносится на старую картину, краска затекает в трещины. Под микроскопом это будет видно.

Другой инструмент, к которому часто прибегают эксперты — рентген. С его помощью можно обнаружить подготовительный рисунок или следы реставрации, выявить особенности грунта и холста. Этот метод помог, например, распознать подделки картин знаменитого мариниста Ивана Айвазовского. Фальсификаторы использовали в работе титановые белила, которые появились в продаже лишь в 1920-х — спустя два десятилетия после смерти художника. 

 

Увидеть сквозь века 

Один из главных инструментов экспертизы — инфракрасное излучение. Оно позволяет увидеть на полотне нижние слои краски, затертые надписи и подготовительный рисунок — то есть проследить весь жизненный путь картины, от черновика до готовой работы, а также узнать, в каких условиях она содержалась и насколько качественно реставрировалась. 

Недавно в Государственном научно-исследовательском институте реставрации прошли испытания первой российской SWIR-камеры (от short wave infrared, инфракрасный диапазон), созданной предприятием Госкорпорации Ростех. Проверяли две работы — икону начала XVIII века и картину конца 1930-х годов. Исследование показало, что на образе «Чудо Георгия о змие» под слоями краски есть буквы, выведенные рукой иконописца. Они выполняли роль разметки, указывая, каким цветом должна быть написана та или иная деталь изображения. «Натюрморт с кетой» Михаил Соколов написал в 1937 году, а позднее существенно переработал. С помощью прибора удалось обнаружить первоначальный вариант композиции картины.

SWIR-камера Фото: Пресс- служба «Ростех»

На создание камеры у специалистов НПО «Орион» холдинга «Швабе» ушло около двух лет. Прибор полностью состоит из отечественных компонентов. Возможности камеры оценила современная художника Анастасия Никитина. Вскоре после введения режима самоизоляции она обнаружила, что чистые холсты у нее закончились, а купить новые сложно. В итоге ей пришлось использовать подручные материалы и даже зарисовывать старые картины. Свои работы она предоставила специалистам «Швабе» для тестирования разработки. «Меня восхитило, как [со SWIR-камерой] преображаются картины. Получается микс старого и нового. Выходит совершенно другая, третья картина, проступающая перед нами, когда мы смотрим на нее через камеру. У работ появляется новая жизнь», — поделилась художница.

Автор: Элла Райх

Вам может быть интересно: 

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Арина Холина
Муж приехал, чтобы признаться – он любит другую женщину. Сделал он это, как обычно, с тихой деликатностью: появился…
Ольга Пастернак
Завтра во Франции должен вступить в силу новый законопроект правительства Макрона, предусматривающий фактически обязательную вакцинацию. О реакции общества на ущемление прав и посягательство на главную ценность западной цивилизации — свободу — размышляет журналист Ольга Пастернак
Сергей Мурашов
Вряд ли многим нужно рассказывать, кто такой Нассим Талеб. Увидев его имя сегодня на РБК, я сунулся было почитать, но…