Все новости

«Русский человек должен выбраться из состояния страдания». Певица и актриса Женя Борзых — о Путине, мыслях об эмиграции и патриотизме

На видеосервисе START 6 августа вышли первые серии нового сериала Виктора Шамирова «Большая секунда». В главной роли — актриса, певица, солистка группы СБПЧ, культовой среди модных интеллектуалов, Женя Борзых. Ренат Давлетгильдеев поговорил с ней о музыке и политике, коронавирусе и гомофобии, воспитании сына и эмиграции
10 августа 2021 11:39
Женя Борзых Фото: Владимир Яроцкий

Мы встретились с Женей в разгар московской жары. В моем бокале льда больше, чем белого вина. Женя в легком круизном платье.


Ɔ. Мне кажется, каждый второй разговор этим летом начинается с обсуждения пекла.

А я обожаю жару. Мне комфортно. Слегка плыву, конечно, но в целом нормально. У меня всегда окна открыты нараспашку. 

Душа у Жени, как те окна, тоже нараспашку. Лично мне она видится одной из самых светлых и искренних актрис поколения. Звездой себя не считает. Но, безусловно, ей является. Мы увиделись, чтобы поговорить о сериале «Большая секунда» на видеосервисе START, первом большом проекте с участием актрисы, которую в последние годы знают скорее как солистку СБПЧ. «Самое большое простое число» — разом и групповой портрет, и коллективный кумир поколения 30-летних, музыка для тех, кто ценит слово и умеет думать. Разговор в итоге получился словно песни СБПЧ — о времени, о страхах, о миссии и немного о политике. Или просто — о воздухе, которого этим летом всем нам так не хватает.

А вот кондиционер я терпеть не могу, кстати. Сразу заболеваю. Поэтому и сама его не включаю, и своего сына Ванька приучаю к тому же. У нас живут родственники на Сицилии, так вот у них всегда работает кондиционер. Выходишь из дома — невыносимая жара, заходишь — как в холодильнике.


Ɔ. Скучаешь по возможности взять и поехать на Сицилию?

Конечно. К тому же там живут мои племянники. Я недавно задумалась: моему сыну сейчас восемь, он только начинает запоминать какие-то события в жизни. И для него реальность такова: нельзя ходить без маски, нельзя пробовать чужую еду, нельзя обниматься, целоваться нельзя. Сплошное нельзя.


Ɔ. А еще в этом новом мире имени «нельзя» усилилось разделение на своих и чужих. Мы и раньше часто проводили эти границы: мол, вот наш мир, вот чужой. Но сегодня сепарация стала радикальнее и безусловнее. Черное стало чернее, белое — белее.

Мы стали более опасливы, подозрительны по отношению к другим. Но ты знаешь, сегодня я стояла в очереди, чтобы сдать ПЦР-тест, и хотя сперва немного настороженно приглядывалась к окружающим, со временем все равно произошло сближение между людьми. Спустя пару минут я уже подбадривала незнакомую бабушку. Мы даже разговаривали без масок. Так что если есть в человеке эмпатия, ничего для нее не станет преградой.


Ɔ. А хватает ли миру этой эмпатии в наши дни?

Думаю, что в любое время, и наше — не исключение, все в мире держится исключительно на этом чувстве.

Женя Борзых Фото: Владимир Яроцкий

О чем говорить — о музыке или о театре? Этот вопрос я задавал себе, когда ехал на интервью. Для меня Женя, в первую очередь, певица. Хорошо помню ее первый большой проект «Михална» (потому что Евгения Михайловна Борзых). И песню «Безмужичье», ставшую хитом. Под рефрен «Безмужичье бабу редко до добра когда доводит» модели ходили по подиуму Лондонской недели на показе ворвавшегося тогда в мировую моду Дениса Симачева. В 2017-м Женя стала солисткой СБПЧ, примкнув к солисту группы Кириллу Иванову. И начался новый период в творчестве группы. «Я даже видела искры в темноте, когда ты мимо проходил по комнате», — пела Борзых. А плакали, улыбались и видели искры мы.


Ɔ. Это твоя первая большая роль в кино, и сразу у такого яркого и обсуждаемого режиссера, как Шамиров. Для тебя это сложный новый опыт?

Я ушла из театра год назад, только недавно забрала последние личные вещи (с 2014 года Евгения была актрисой труппы Московского театра Олега Табакова.Прим. ред.). Конечно, мне не хватает сцены, актерской игры. И роль в сериале стала для меня как глоток свежего воздуха. На роль я согласилась сразу. Вообще большая удача, что меня утвердили. Обычно мои кастинги заканчиваются словами: «Спасибо, мы с вами свяжемся». Плюс я никогда не снималась в сериалах, привыкла к театральным героям и перевоплощениям. Здесь все немного иначе. То, что моя первая работа в сериале состоялась у Виктора Шамирова, — тоже везение. Он работал как педагог, тщательно разбирал каждую сцену, придумывал неочевидные для меня ходы. Правда, отличие от спектаклей в том, что едва закончились съемки — роль тоже закончилась. И я снова вернулась к музыке.


Ɔ. Ты только что вернулась из Одессы, где вы давали концерт. Наверное, в последнее время само явление «концерт» — большая редкость.

В России — скорее да. У нас перенеслось на следующий год выступление в рамках фестиваля Present Perfect в Санкт-Петербурге, перенесли и концерт в московском Mutabor.В Одессе будто бы и не было локдауна. Во всяком случае такое ощущение складывается после разговоров с молодежью. Наш концерт был первым в Зеленом театре со времен карантина, многие говорили потом, что приезд СБПЧ был как «глоток свежего воздуха».

Разговор прерывает телефонный звонок. Это тот самый Ванек. Женя говорит с сыном будто с младшим братом. Ни капли дистанции. 


Ɔ. Вы скорее друзья, чем мама и сын?

Конечно!


Ɔ. Как ты его воспитываешь? По наитию? 

А кто по-другому воспитывает? Не по книжкам же. Все, чего я от него хочу, — чтобы он был добрым. На любую ситуацию можно отреагировать отрицательно, злобно. А можно побороть негатив и попробовать понять, что можно сделать, чтобы избежать ссоры. Например, кто-то опаздывает на встречу. Ты, например, на десять минут задержался. Можно было разозлиться. А можно было подумать: «Со мной подруга Катя, мы пока поболтаем, выпьем бокальчик». Если ты добр, если априори относишься к людям уважительно, не считаешь их ниже себя, то все будет хорошо. Ты будешь реагировать на все адекватно и не делать гадостей. 


Ɔ. Ты политизированный человек? 

Скорее аполитичный. Что я могу сделать, пока живу здесь? В последнее время всегда хожу голосовать. Хотя раньше считала, что это ничего не изменит.


Ɔ. А в какой момент поменялось отношение к политике и власти?

Когда Путин устроил референдум и пошел на очередной срок. Почувствовала, что что-то тут не то. В Америке в этом смысле все отлично. Какой бы ты ни был, плохой президент или очень хороший, — больше двух сроков в Белом доме не просидишь. Все-таки сменяемость власти должна быть. У нас в семье есть два отдельных чата. Первый называется «Дети», где мы шлем друг другу фотки и смайлики. Второй — для новостей. Там обсуждаем расследования Навального, дворцы Путина, кто что купил и продал. Мама в него вообще не заходит.


Ɔ. Моя мама тоже не любит на эту тему разговаривать.

Наши родители — люди другого поколения, к тому же они зачастую находятся в условиях меньшей свободы или привычки к свободе. Моя мама недавно вышла на пенсию, поэтому больше не зависит от того, что ей скажет начальник. Но однажды она была вынуждена идти на провластный митинг. Причем все понимали, что это бред. В результате она доехала до пункта контроля, отметилась, развернулась и отправилась домой.

Редко кто из артистов после так называемого «санитарного дела» и появившегося в медиа «списка актеров» осмеливается столь открыто говорить на политические темы. Когда в разгар зимних митингов в поддержку Алексея Навального был обнародован внутренний документ полиции с перечислением «неблагонадежных» деятелей искусства, поддержавших оппозиционного политика, одни его фигуранты предпочли уйти в тень, другие продолжили публично высказывать недовольство преследованием активистов и лишились ролей. 


Ɔ. Современный деятель культуры может не иметь четкой общественной позиции? В последнее время я все чаще слышу «не хочу говорить на эту тему» от артистов и музыкантов, едва заходит речь о политике. Или тебе ближе категория «я не имею права не говорить»?

Сложный вопрос. Я никогда не стояла на броневике и никому не хочу навязывать свое мнение. Например, у моей мамы есть позиция, и я понимаю, что, сколько бы я ее ни пыталась переубедить, у меня не получится. Если ты Нельсон Мандела и многое сделал для человечества, то твое мнение весомо. А я Женя Борзых, актриса и певица. Пусть мы с группой делаем хорошие песни и меняем мир к лучшему, мое мнение не настолько значимо.


Ɔ. Но и певицы идут в политику. Сейчас, например, Юлия Волкова баллотируется в Госдуму. То ли по своей воле, то ли это власть вынуждает участвовать в выборах, привлекать электорат.

Но я не считаю, что я какая-то звезда, у меня даже 10 тысяч подписчиков в Instagram нет.


Ɔ. Тем не менее у тебя есть своя аудитория. Если тебе предложат привлекать людей, быть лидером партии, которая «за все хорошее и против всего плохого», что ты ответишь?

Я — пас. Политика — не моя стезя, я не чувствую себя в ней уверенной и нужной, да даже обладающей достаточными знаниями. Я ощущаю себя дилетантом даже в певческом деле, потому что у меня нет музыкального образования, нет широкого диапазона. И всегда со смущением воспринимаю похвалу.

Женя Борзых Фото: Владимир Яроцкий

Группа СБПЧ и Кирилл Иванов всегда открыто поддерживают ЛГБТ. Информационный контекст, который окружает нашу встречу с Женей, — скандал вокруг «ВкусВилла» и очередная ощутимая волна гомофобии.


Ɔ. Как ты относишься к ситуации с правами ЛГБТ в России?

Я считаю, что людей нельзя делить по принципу сексуальной ориентации. Гомосексуальный парень ничем не отличается от гетеросексуального. Руки у него так же работают, глаза так же устроены. Почему же тогда это «другое», «плохое»? Я не считаю, что принятие людей — это «пропаганда». Как будто люди пытаются закрыть глаза на многообразие, хотят очернить «чужое». Почему мы не обращаем внимание на то, что кто-то хочет служить в армии? Я вот считаю, что желание убивать других людей ненормально. Почему эти люди не становятся меньшинством? Мой близкий друг гей. Он всю жизнь со мной, мама и Ваня обожают его, мы вместе путешествуем. Сын знает, что у моего друга есть парень. И это не обсуждается, это норма. Государство почему-то создает проблемы там, где их нет, а на настоящие не обращает внимания. Не знаю, что должно измениться, чтобы люди поменяли свою точку зрения. 


Ɔ. У тебя были мысли об эмиграции? Твой сын скоро повзрослеет, ему предстоит выбрать свое место в мире. Точно ли это место — здесь?

Папа всегда говорил, что мы живем в страшной стране, и если появится возможность уехать, нужно это сделать. И я долго мечтала об эмиграции. Многие друзья, родственники переехали. Но сейчас я даже представить себе не могу, как должны сложиться обстоятельства, чтобы я покинула Россию. Опасно уезжать из страны, которую могут закрыть в любой момент, ведь тогда я больше не увижу маму. А перевозить взрослого человека очень сложно. В других странах комфортнее и в плане социального пакета, и с точки зрения природы, да и попросту безопаснее. Но что мне там делать? На фоне пандемии у меня не раз возникало ощущение, что-то вроде «вспышек» из пьес Горького, что нужно бежать. Есть множество примеров, как во время начала революции люди могли уехать, но оставались из-за обязательств, родственников, и затем мучались, страдали здесь. Та же Ахматова по случайности осталась, хотя хотела уехать. Но затем писала в дневниках, что если бы покинула Россию, то не стала бы великим поэтом. Она прожила всю боль человеческую, ела землю. Я не из тех, кто готов страдать и болеть за Родину, у меня нет самого этого ощущения «Родины», к сожалению. 


Ɔ. Ты патриот? Мне вот очень сложно бывает сформулировать для себя, что такое настоящий патриотизм. И понятно, что любовь к стране никогда не равна любви к власти.

Я люблю Россию и не хочу, чтобы она была страшной страной. Хочу, чтобы Россия была доброй, как мой Ваня. Русский человек, наконец, должен выбраться из состояния страдания. Преподаватель истории в РГГУ рассказывал нам, что так сложилось, что русский народ должен страдать во имя великой Руси. Я не хочу жить в такой парадигме. Человек рождается не для того, чтобы страдать.


Ɔ. Думаю, что концепция страдания навязывается сверху. Когда государство слабое, оно объясняет людям, подданным, электорату, что человек должен страдать во имя великой цели.

Да, мы тебя не можем обеспечить правами и свободами, поэтому пострадай, чтобы мы были большие и сильные.


Ɔ. Ты сказала, что в музыке чувствуешь себя дилетанткой. А что должно случиться, чтобы это изменилось? Ты поешь 15 лет — неужели опыт для тебя играет меньшую роль, чем образование?

Меня никогда не удовлетворяет качество моего исполнения. Но отклик людей утверждает в мысли, что я все правильно делаю. Как-то раз ко мне подошел парень и сказал, что слушает песню «Злой» каждое утро по дороге на работу — она дает ему силу прожить день. Я была потрясена. А еще недавно отец двух детей написал, что наше творчество помогло им найти общий язык в семье.


Ɔ. Песня «Надоел» спасла меня от глубокой депрессии во время расставания с близким человеком. Наверное, пару недель я слушал ее каждое утро. И мне становилось легче. Спасибо тебе.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь