Все новости
Колонка

Геи — это девиант. Реакция на спор Рената Давлетгильдеева, Владимира Соловьева и Максима Фадеева

9 Августа 2021 14:13
В общественном пространстве разгорелась очередная дискуссия о степени гомофобности российского общества. Правда, дискуссией ее назвать сложно — стороны обмениваются потоком оскорблений, обманов и передергиваний. Между тем вопрос действительно серьезный

Позиция редакции не совпадает с позицией автора.

Сталлоне больше не в моде 

Одной из главных проблем российского общества является его запредельная радикальность. Западные санкции, накал госпропаганды, не уступающий ему накал оппозиционной риторики, внутренние сложности, отсутствие эффективной идеологии, падение уровня образования — все это привело к тому, что люди ушли на фланги. Патриоты превратились в ура-патриотов (ну или караул-патриотов, кричащих, что «все пропало, нужны более жесткие и патриотичные власти»), прозападные и антипутинцы — в демшизу. Консерваторы открывают «Домострой», либералы постигают либертарианство и анархизм.

В этих условиях устраивать какие-либо общественные дискуссии просто неразумно, поскольку никаких дискуссий не получается. Обмен мнений превращается в обмен лозунгами и оскорблениями. Так и произошло в очередной дискуссии — заочной, естественно, поскольку до очных спикеры в частности и общество в целом не доросли, — об однополых отношениях и сношениях. Сначала известный продюсер Максим Фадеев решил обозначить свою приверженность традиционным ценностям. Его раскритиковал (правда, критикой это назвать нельзя — слишком много эмоций и слишком мало аргументов) замглавреда «Сноба» Ренат Давлетгильдеев. В ответ на Рената обрушился с потоком оскорблений (ибо критикой там не пахло уже от слова «совсем») известный телеведущий Владимир Соловьев. На что Давлетгильдеев тоже ответил.

А теперь выдохнем и разберем эту, с позволения сказать, дискуссию на составные части.

Соловьева, при всем уважении, разбирать не будем — там одни оскорбления. «Работает в каком-то “Снобе”, вообще-то. То есть никто и звать никак, на самом деле», — вот квинтэссенция речи Владимира Рудольфовича.

В чем не прав Фадеев в своем монологе? В двух моментах. Первый — это тезис о тотальности гей-пропаганды. ЛГБТ звучит далеко не отовсюду — российская информационная повестка переполнена другими темами, и геи с лесбиянками попадают в нее крайне нечасто (последний раз это было в случае с рекламной компанией «ВкусВилла», закончившейся скандалом, увольнениями и пиаром однополых сожительниц). Второй — это заявление о том, что геи не станут защищать страну в случае войны. Господину Фадееву было бы неплохо изучить историю. Почитать про специфику межличностных отношений в самой крутой армии Древней Греции (спартанской, если кто не знает), про фиванский «Священный отряд», про флот и роль юнг на нем. Сексуальная ориентация не мешает Родину любить.

Но во всем остальном Фадеев прав. Про феминизацию молодежи и мужчин, похожих на «девочек в пубертате» — достаточно пройти теплым летним днем по Бульварному кольцу и убедиться в этом. Да, в условных Люберцах такого, конечно, нет, но в целом процесс идет. Причин тому множество — субкультура, влияние развлекательного контента, многочисленность неполных семей. Прав Фадеев и про «немодность мужественности» — посмотрите на современное кино (которое всегда идет за настроением зрителя). Сталлоне, Шварценеггера, Лундгрена заменили субтильные Роберты Паттинсоны, Тимоти Шаламе и им подобные недокормыши.

В чем прав Ренат? Прежде всего в том, что на геях действительно зарабатывают. И продюсеры, и мастера орального жанра под фонограмму (иногда их еще зовут «современные певцы»). Пресыщенное от переизбытка развлечений общества требует перчинку — и им ее дают. Точнее, продают.

Однако в целом оба ответа Рената переполнены передергиваниями и откровенной неправдой. Так, будучи профессиональным журналистом, Ренат откровенно перевирает ряд пассажей Фадеева. Например, Фадеев пишет: что современные мальчики «красят ногти, губы, часто плачут и произносят модные слова типа “токсичный, полиаморный или абьюз”». И действительно, переизбыток заимствованных слов в устах людей, не совсем понимающих их смысл, раздражает. Но Ренат хватается за абьюз, пишет, что Фадееву не нравится это слово — с намеком на то, что тот вообще не признает абьюзы. А потом приводит в пример женщину, которой муж отрубил руки. Во-первых, это ни разу не абьюз (который, в переводе на русский язык, означает в целом преследование, нарушение личного пространства, жестокое обращение и унижение), а банальное преступление — причинение тяжкого вреда здоровью, если не ошибаюсь. Не хорошо, Ренат, так эксплуатировать ситуацию с бедной женщиной. Как и прием, описанный в известном анекдоте. «Дорогая, ты не права. — Ах, я не права, значит, я вру. Если я вру, значит, я брешу. Если я брешу, значит, я собака… Мама, он меня сукой обозвал!!!»

Ровно такое же передергивание и с легализацией педофилии, которая, по мнению Рената, фейк. Во-первых, в ряде стран педофилия уже легализована — в ряде государств Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии девочек отдают мужчинам в крайне раннем возрасте. Во-вторых, разговоры о снижении возраста, при котором разрешены половые сношения, ведутся и в западном мире. Как и разговоры о легализации наркотиков, а также о ряде других вариантов подстроиться под существующие реалии вместо того, чтобы их изменить. И да, фразу «гей-педофил», вынесенную в заголовок статьи, Фадеев в своем посте не писал — не говорил о том, что если гей, то обязательно педофил, на что намекает Ренат.

Фото: Robert V. Ruggiero/Unsplash

Девиант не должен быть нормой

А теперь самое главное. По мнению господина Давлетгильдеева, Россия — это страна тотальной гомофобии. Государство, где «гомофобию пытаются навязать обществу как новую национальную идею». Общество, где «о том, что именно геи — главный, если не единственный внутренний враг (а никак не чиновник-коррупционер или полицейский-насильник), с завидной регулярностью напоминают электорату в эфире федеральных каналов всевозможные Дмитрии Киселевы и Владимиры Соловьевы». 

Это не так. Если Ренат хочет посмотреть на страны с тотальной гомофобией, то он может посетить Иран, Саудовскую Аравию или Афганистан (хотя про то, что саудиты или иранцы творят в ходе проведения каникул в других странах, мы промолчим). Да, в России есть отдельные регионы, где гомофобия возведена в разряд идеологии, например Чечня. Но это все-таки исключение. Потерявший все берега от чувства безнаказанности, Кадыров позволяет себе легитимировать изнасилования и защищать похитителей женщин для последующего изнасилования этих женщин. Но это скорее исключение — в абсолютном большинстве регионов России такого нет, тем более в крупных городах (кто не верит — может, как автор, прогуляться погожим летним деньком по Чистопрудному бульвару). Геи стали частью российских реалий. Может, для кого-то и не сильно приятной частью — как курение, алкоголизм, девиантное поведение, — но не отвергаемой частью (по крайней мере, светским населением — ждать от религиозных людей поддержки однополой любви, мягко говоря, глупо в ситуации, когда их «Конституция» в лице Библии и исламских текстов прямо это запрещает). Что же касается медиа и тем более ТВ, то Ренату наверняка известно, какова численность геев на душу населения в этой сфере деятельности. Оно превышает среднее по стране.

Да, представителям нетрадиционных меньшинств не нравятся законодательные ограничения, которые к ним применяются — запрет брака, запрет на усыновление и тому подобное. Однако тут нужно четко понимать специфику вопроса. Никто в государстве не ограничивает право геев и лесбиянок на личную жизнь. Они могут жить вдвоем, втроем, вчетвером. Однако институт семьи и тем более воспитание ребенка не является уже в чистой мере проявлением личной жизни. Семья — это государственный вопрос, это ячейка общества, несущая в себе репродуктивную и воспитательную функцию, обеспечивающую выживание государства в конкурентной среде. Именно в семье воспитываются будущие поколения граждан, на плечах которых лежит развитие и выживание государства. А с этой точки зрения геи — это девиант. Они не способны к репродукции, они не несут в себе сочетание мужских и женских ценностей, которые вкладывают в ребенка в полноценной семье. Это, конечно, не означает, что девиантов нужно сбрасывать со скалы, однако они и не должны становиться нормальностью. Понятие «нормальности» у людей складывается в основном в процессе воспитания, именно поэтому государству и не нужны ни однополые браки, ни воспитание детей в этих браках (дабы ребенок, видя бородатых папу и маму, не считал это чем-то естественным). Ровно по такой же причине и запрещают гей-парады — если, конечно, забыть о принципе «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека».

Еще раз — это не про личные отношения, а про выживаемость общества и государства. Эти вещи все-таки нужно разделять. И не называть Россию страной с тотальной гомофобией. И если вы не готовы конструктивно дискутировать по этому вопросу — без штампов, эмоций, потока сознания и  оскорблений, — то, может, и не стоит начинать?

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алена Владимирская
Я не знаю по прошлому году темы более хайповой чем wlb. Форбс, Ведомости, РБК сделали трафика на ней больше, чем, наверное,…
Катерина Мурашова
Многие пенсионеры чувствуют себя оторванными от жизни: мир меняется слишком быстро, а большинство явлений теперь существуют только онлайн, а не в физическом пространстве. Что же делать, если кажется, что найти общий язык с детьми и внуками все сложнее, а успеть за повесткой сегодняшнего дня и вовсе невозможно?
Ольга Нечаева
На днях британский парламент начнет рассматривать новый закон о домашнем насилии, в котором среди нововведений будет запрет на использование понятия «жесткий секс» при судебной защите в качестве смягчающего обстоятельства. По словам Луизы Перри, одной из учредителей группы «Мы на это не давали согласия»,в Великобритании за последние десять лет более 20 женщин было убито в результате «случайности при жестком сексе». Эту формулировку защитники используют в суде для смягчения приговоров или переквалификации состава преступления в непреднамеренное убийство