Все новости

«Нам всем повезло, что у нас есть русский язык». Интервью с членом Общественной палаты России Владимиром Лагкуевым

Роль гражданского общества в укреплении межнационального единства станет одной из тем форума «Сообщество», который пройдет в Саранске 24 и 25 августа. О пользе внутреннего туризма, послевузовском распределении и о том, что объединяет представителей разных национальностей, живущих на территории России, «Сноб» поговорил с Владимиром Лагкуевым, первым зампредседателя комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений
23 августа 2021 17:36


Ɔ. Вы уже 30 лет погружены в межнациональную повестку. Есть ли отличия между ситуацией на изломе веков и тем, что сложилось сейчас?

Тема межнационального единства как была актуальна во времена Советского Союза, так и не теряла значимости впоследствии. Все мы помним период 1990-х, когда бурлили сепаратистские процессы на Северном Кавказе, пошли разговоры о независимости Татарстана, начали вслух произносить такие названия, как Уральская республика, Дальневосточная республика. Чуть ли не восемь субъектов стали задумываться тогда об отделении от России. К счастью, за прошедшие два десятилетия удалось обратить эти процессы вспять. Создание федеральных округов способствовало нормализации межнациональных отношений в стране. Сегодня, благодаря работе Общественной палаты, во всех государственных ведомствах есть общественные организации, занимающиеся в том числе вопросами межнационального согласия. Наконец, конституции многочисленных регионов удалось привести в соответствие основному российскому закону. Впрочем, этот процесс гармонизации не останавливается — коррективы в региональную законодательную базу вносились и в прошлом году, когда были приняты поправки в Конституцию.


Ɔ. От чего зависит усиление сепаратистских настроений и всплески межнациональной напряженности?

Если власть и государство слабые, найдутся силы, которые станут поощрять и провоцировать подобные тенденции. И ситуация в каждом отдельно взятом государстве сказывается на положении его соседей. Например, Америка ушла из Афганистана. Это неизбежно повлечет потоки беженцев в среднеазиатские республики, возникнут новые очаги напряженности. Для России это новые проблемы. И министерству иностранных дел, и силовым структурам, и гражданскому обществу придется внимательно наблюдать за происходящим, искать точки соприкосновения, договариваться со всеми заинтересованными сторонами, включая взявших там власть и запрещенных в России талибов.


Ɔ. У властей и гражданского общества есть инструменты для адаптации беженцев?

Большая часть приезжающих в нашу страну — не беженцы, а трудовые мигранты, которые очень нужны России. Налаживать отношения с ними помогают национальные диаспоры. Очень важно, чтобы мигранты не были предоставлены самим себе, а чувствовали, что здесь знают, понимают и слышат их нужды, и участвовали во взаимном культурном обогащении.

Сейчас на Кавказе, на Дальнем Востоке и даже в Центральной России гостиницы заполнены внутренними туристами. Все говорят об экономической выгоде, но не менее важно и то, что люди знакомятся с особенностями регионов, начинают заново открывать для себя свою родную страну. Это помогает гражданам России обрести чувство национального единения.


Ɔ. Что еще, помимо общей истории и территории, могло бы объединить наш народ? 

В СССР существовала система послевузовского распределения. Каждый студент знал, что по окончании вуза получит гарантированное рабочее место — и вовсе не обязательно там, откуда приехал. У нас в Северной Осетии есть горно-металлургический институт. Из его выпускников дома оставалось процентов двадцать, а большая часть разъезжались по всему Союзу. Потом, приезжая домой в отпуск, они делились с родными, с друзьями тем, что они увидели и узнали в городах Центральной России, в республиках СССР, на юге или на Дальнем Востоке. Вот вам живое общение и взаимопроникновение культур. И укрепление русского языка.


Ɔ. Почему это важно? И не слишком ли это обидно для малых народностей?

Объясню на примере Дагестана. Многие люди ошибочно полагают, что дагестанец — это национальность. Но на самом деле это как россиянин: в Дагестане живут представители более 80 национальностей. Утренние программы на радиостанциях начинаются с фразы «Доброе утро!», которую повторяют на 14 языках, на которых говорят представители самых многочисленных проживающих в республике народностей: аварцы, даргинцы, лезгины, кумыки. А ведь есть села с населением 1000–2000 человек, где говорят на совершенно непохожих диалектах. И если бы не русский язык, у них бы просто не было общения. Как не было бы его в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии и во многих других местах, где живут представители разных этнических групп. Так что нам всем крупно повезло, что у нас есть русский язык, который объединяет жителей всего многонационального конгломерата, сформировавшегося на территориях бывшей Российской империи и Советского Союза.

Беседовал Фидель Агумава