Все новости
Колонка

5 причин, по которым двусторонний саммит не нужен ни Путину, ни Зеленскому

6 Сентября 2021 15:47
В последние дни российские и украинские власти комментируют возможность проведения саммита с участием их президентов. Затея, безусловно, интересная, но при этом бесполезная и даже вредная

Полный сюр

Гражданская война на территории Украины давно превратилась в огромную шахматную доску, за которой играет множество участников. Киев, ЛНР/ДНР, Россия (активно поддерживающая Донбасс, в том числе и с военной точки зрения), страны Запада в лице Германии, Франции и США (которые активно поддерживают Киев, прежде всего с экономической точки зрения). При этом все игроки постоянно встречаются для обсуждения состояния, правил и дальнейшего хода игры с другими игроками. Ангела Меркель приезжает на переговоры к Джозефу Байдену и Владимиру Зеленскому, сам Зеленский летит к Байдену. Однако в этом перекрестии встреч есть несколько пробелов, своего рода линий бойкота. Так, с лидерами ДНР/ЛНР не встречается никто, кроме России, а сама Россия не проводит саммиты с Украиной.

Первая линия понятна и, в принципе, предсказуема. Саммит Украины или ее внешних спонсоров с представителями ДНР/ЛНР будет означать автоматическое признание последних в качестве переговорных сторон, а значит, сторон конфликта. Таким образом, участники саммита признают конфликт на Украине именно гражданским (тогда как сейчас, напомним, Киев, Берлин, Париж и Вашингтон считают его российским вторжением). Для них такой сценарий неприемлем, поскольку снимает основания для санкций или даже давления на Москву.

А вот что касается саммита Зеленского и Путина, то тут сложнее. Москва и Киев признают суверенитет и субъектность друг друга. Да, Украина называет Россию агрессором, но в то же время сохраняет дипломатические и иные контакты с Москвой (в Киеве уверяют, что агрессия есть, но она особая, «гибридная»). Таким образом, никаких юридических препятствий для проведения встречи нет. Поэтому ряд экспертов и политиков призывают провести ее как можно скорее. «Получает ли президент Зеленский объективную информацию о позиции руководства России с “прямых уст”? Убежден, что нет… Нужно отбросить всякие пропагандистские клише и, засучив рукава, начать реально готовится к встрече. Бесконечный ужас в отношениях Украины и России нужно заканчивать», — пишет украинский политолог Василь Вакаров. 

На официальном уровне же звучит полный сюр. Украинские официальные лица уверяют, что не против саммита, но не могут организовать его из-за позиции России. «Мы не прячемся от этой встречи и готовы к ней. Но у нас создается впечатление, что именно российская сторона постоянно находит отговорки, чтобы этой встречи избежать», — уверяет министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба. Москва, в свою очередь, утверждает, что тоже не против саммита, но не может организовать его из-за позиции Украины. «Если говорить о политической воле президента Путина — он ее четко подтвердил и переподтвердил: он готов встречаться, и он считает, что вот то печальное состояние, в котором сейчас пребывают российско-украинские отношения, это никуда не годится, и по идее это надо, конечно, исправлять. Но пока такой же взаимной политической воли из Киева мы не видим», — говорит пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. В итоге получается, что все готовы встречаться, но при этом одновременно и не готовы.

Этот риторический тупик объясняется вполне рациональными причинами. Для организации саммита двух президентов нужен консенсус по месту встречи, протоколу, повестке, а также понимание внутриполитической выгоды от встречи и гарантий реализации достигнутых на ней договоренностей. Если хотя бы по одному из этих пяти пунктов есть непонимание или споры, то проведение саммита оказывается под угрозой. В российско-украинском же случае споры сохраняются по всем пяти.

Рабочий визит президента Украины в Германию Фото: Официальное интернет-представительство президента Украины

В переговорщиках согласья нет

Напомним, что публичные переговоры о саммите уже проводились, и уперлись они в вопрос о месте проведения встречи. Зеленский предложил Путину встретиться «в любой точке украинского Донбасса». Прекрасно понимая, что Москве не нужны перформансы со стороны националистов и других украинских креативщиков в аэропорту прибытия и тем более в ходе самой встречи (не говоря уже о вопросах безопасности). В ответ Путин предложил Зеленскому встретиться в Москве — прекрасно понимая, что украинский президент не согласится на визит в российскую столицу, который будут расценивать как «поездку на поклон». Компромиссом здесь должна бы стать нейтральная площадка, однако традиционный кандидат на эту роль — Минск — давно перестал считаться на Украине нейтральным. Европейские же варианты Москву не очень устраивают по причине их политизированности.

С протоколом все еще сложнее. И речь не только о том, будут ли президенты пожимать друг другу руки, будут ли выходить к прессе по итогам саммита и делать какие-то заявления. Речь о правилах поведения, рассадке, высоте стульев, списке и количестве участников переговоров — а также доверии в том, что эти правила будут соблюдаться. После саммита Зеленского и Меркель к украинским протокольщикам да и лично к президенту Зеленскому, грубо нарушившему правила поведения в ходе совместной пресс-конференции с Меркель, когда он буквально принудил ее ответить на вопрос немецкого журналиста о возможной помощи Украине в деле развития ее ВМФ, ни о каком доверии не может быть и речи. Мало кто верит в то, что Владимир Александрович не попытается устроить из саммита очередное выступление «95-го квартала».

Не менее серьезные разногласия и в вопросе повестки. Украина считает действия России после 2014 года оккупацией, поэтому готова обсуждать вопросы деоккупации Донбасса и Крыма. Причем деоккупации безусловной — без ответных уступок (в том числе и в рамках пунктов Минских соглашений). Россия же считает события на Украине гражданской войной, поэтому она хочет обсуждать вопросы соблюдения Минских соглашений, а также ситуацию с нарушением прав русскоязычных жителей Украины. При этом Кремль не готов ни обсуждать состояние дел в ДНР/ЛНР (поскольку считает, что об этом Зеленскому нужно разговаривать с представителями этих республик — что он, в общем-то, и должен делать согласно Минским соглашениям), и тем более не намерен говорить о Крыме, ныне являющемся регионом Российской Федерации.

При этом стороны не готовы даже за кулисами говорить на табуированные темы — этому мешает околоплинтусный уровень доверия, а также уверенность в том, что противоположная сторона обязательно сольет в прессу содержание закулисных дискуссий. Наконец, закулисным переговорам и тем более заключению договоренностей мешает осознание того, что они не будут выполнены — прежде всего Киевом, поскольку если Путин является хозяином в России и способен принимать сложные решения, то Зеленский таким хозяином и решалой отнюдь не является. И дело даже не в том, что украинский президент подотчетен западным партнерам и ничего не сделает без их позволения (с Берлином и Парижем Москва может достичь понимания о совместных действиях, а с Вашингтоном — о нейтралитете), а в том, что Зеленский до чертиков боится украинских наци — истинных хозяев тамошних улиц. И ничего не сделает поперек их желаний.

В результате получится, что саммит превратится в игру в молчанку или разговоры о погоде. Никакого практического результата от него не будет, тогда как имиджевые потери от проведения такого мероприятия для обеих сторон очевидны. Путина спросят, для чего он легализует Зеленского как переговорного партнера (в Москве убеждены, что украинский лидер недоговороспособен), а Зеленского — почему он вообще разговаривает с агрессором. И зачем обоим уважаемым лидерам такие вопросы? 

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект ”Сноб” — Общество». Присоединяйтесь


Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Андрей Аксенов
Как и с кем лишались девственности подданные его императорского величества, сколько стоили услуги проституток в начале XX века в Санкт-Петербурге и почему царский министр дважды женился на разведенных женщинах — специально для «Сноба» разбирается ведущий подкаста «Закат империи» Андрей Аксенов
Юнис Теймурханлы
Катерина Мурашова
Прагматизм подрастающего поколения, часто на грани цинизма, подчас ставит в тупик не только родителей, но и многоопытных психологов