Все новости
Колонка

Электоральные уроки-2021: кто проведет работу над ошибками?

20 Сентября 2021 19:15
В России подвели итоги выборов. И они оказались неутешительными как для расстроенной оппозиции, так и для ликующей власти — не говоря уже о растерянном обществе

Читаем соцопросы

По итогам обработки почти 100% бюллетеней выясняется, что около 50% избирателей по партийным спискам проголосовали за «Единую Россию». Еще около 19% процентов — у коммунистов, 7,5% — у партии им. Жириновского; 7,47% — у аморфной «Справедливой России», приправленной патриотической идеологией Прилепина и его движения «За правду». 5,33% получили новые люди из партии «Новые люди» — проекта администрации президента, отвечающего на запрос городского населения на правую политическую фракцию в парламенте, придерживающуюся при этом патриотической внешнеполитической повестки. То есть это тот процент, который вполне могла бы получить партия «Яблоко», если бы подстроилась под предпочтения львиной доли протестного электората. Однако партия не поддержала Крымский консенсус, и в то же время открестилась от Навального с его проектами — и в итоге получила лишь 1,23%.

Но и это не самый главный итог выборов. Основным триумфом «Единой России» стали итоги голосования по одномандатным округам. Несмотря на беспрецедентную раскрутку «Умного голосования», ЕР взяла 199 из 225 округов (в том числе и все московские), получив тем самым достаточно депутатов для формирования конституционного большинства.

Оппозиция, конечно, недовольна — по ее мнению, итоги выборов, мягко говоря, сфальсифицированы. Так, например, общий процент, полученный «ЕдРом» по партийным спискам, отличается от данных соцопросов, которые до выборов давали партии власти чуть более 30% голосов избирателей. Причин расхождения может быть три: учет электоральных султанатов, нарушающих общую статистическую логику (например, в Чечне за «Единую Россию» дружным строем проголосовало более 96% избирателей), локальные фальсификации в несултанских регионах Российской Федерации, а также невнимательное чтение итогов соцопросов, на которые ссылаются сторонники идеи «они все сфальсифицированы». Так, например, в сентябрьском рейтинге ВЦИОМ «Единой России» достается лишь 34%, однако. Напомним, что там есть еще 16% неопределившихся. Мы знаем, что одним стыдно признаваться в голосовании за партию власти, а другие определялись аж до похода на участки. Где, возможно, посчитали, что за другие партии голосовать еще более стыдно. Кроме того, не стоит забывать, что на этом соцопросе рейтинг в 34% высчитывался от мнения тех 70% респондентов, которые заявили, что на выборы пойдут точно или скорее всего. В итоге, напомним, явка составила около 50%. Можно предположить, что среди оставшихся 20% большинство оказались как раз из числа симпатизантов оппозиции, которые, например, так и не вышли из ступора после прочтения списка предложенных им «Умным голосованием» кандидатов.

Фото: Ведяшкин Сергей/ Агентство «Москва»

Виновато не УГ, а ЭГ?

Собственно, этот ступор и стал одной из главных причин победы «ЕдРа» на одномандатном поприще. Напомним, что проект Навального предлагал всем консолидироваться вокруг одного кандидата (выбранного самими авторами УГ исходя из их личных предпочтений) для недопущения победы единоросса. Однако большинство предложенных УГ кандидатов оказались представителями коммунистов или же других околовластных партий. Например, в моем округе (196-й Бабушкинский) УГ предлагало голосовать за одного из самых одиозных московских коммунистов — Валерия Рашкина. Либералы не понимали, как за такое можно голосовать, ибо а) противно и б) это все равно в кассу власти и никак не способствует переменам. Там же, где были выбраны либералы, другие либеральные кандидаты оспорили позицию УГ и отказались сняться. Например, в Ленинградском округе Москвы, где была выбрана Анастасия Брюханова, Марина Литвинович заявила о продолжении своей кампании. «Если вы хотели поддержать “Умное голосование”, голосуйте за кандидата, которого оно предложило. Если вы хотели поддержать меня — голосуйте так, как подсказывает ваше сердце», — написала она. В итоге единственным выхлопом от УГ стали дополнительные проценты коммунистам на голосовании по партийным спискам.

Естественно, представители оппозиции не признают провал своего «Умного голосования». По их мнению, победу кандидатам от властей в той же Москве обеспечило Дистанционное электронное голосование (или ДЭГ). Результаты которого а) были опубликованы позже и б) серьезно отличались от тех, которые были получены при голосовании на участках. «Попов: ДЭГ — 46589, участки — 34303. Лобанов: ДЭГ — 26676, участки — 46129», — пишет о разнице сам кандидат от власти в Кунцевском округе Евгений Попов.

И действительно, поздняя публикация результатов ДЭГ (лишь к обеду 20 сентября) подрывает сомнения в их достоверности. Власти сейчас могут назвать любую причину опоздания, и это уже не будет иметь никакого значения. Вместо того, чтобы пиарить Электронное голосование как новый и надежный вариант, организаторы делают все возможное для его дискредитации (предсказуемые технические проблемы в первый день и нынешняя поздняя публикация данных). К ДЭГ не должно было быть вообще никаких технических претензий — так и только так оно могло выдержать ту волну критики, которая обрушилась на него сейчас из-за разницы голосов. Самой по себе разницы, как понимают все социологи, абсолютно предсказуемой и ожидаемой — ведь оппозиция сама призывала своих сторонников не голосовать через ненадежное, по их мнению, «Электронное голосование». Неудивительно, что большинством проголосовавших удаленно оказались именно избиратели провластные. Что, конечно, ни сколько не отменяет возможности фальсификаций — но в то же время и не делает их абсолютно однозначными. 

Сортировка бюллетеней во время подсчета голосов после закрытия избирательного участка Фото: Александр Кряжев/ РИА Новости

Волан-де-Морт

Но стоит ли после всего этого «Единой России» нежиться на лаврах? Абсолютно нет. Эта кампания показала целый ряд недостатков партии власти, которые будут залогом ее будущих поражений.

Так, например, нельзя упиваться провалом «Умного голосования» — это заслуга лишь самого штаба Навального*, выбравшего неудачных кандидатов. Власть же войну против УГ полностью проиграла — причем проиграла в самом начале, когда выбрала неправильную тактику борьбы. Вся информационная война против УГ велась такими методами и словами («агенты Пентагона», «предатели», «бренд УГ принадлежит дагестанской компании», «Роскомнадзор — фас»), которые были понятны и приняты провластным электоратом. Тем, который никогда в жизни не проголосовал бы по УГ. Либералов же такие посылы лишь мобилизовывали. И на мой вопрос ведущему информационному менеджеру России Маргарите Симоньян, почему окологосударственные СМИ не говорили с либеральным электоратом либеральными же понятиями (например, что УГ является антилиберальным по сути, поскольку заставляет людей голосовать по указке, а не исходя из собственных предпочтений, выбора и ответственности за этот выбор) последовал просто гениальный ответ, демонстрирующий всю глубину непонимания ситуации: «Зачем ты тут в эфире пиаришь “Умное голосование” и рассказываешь о нем людям, которые о нем не знали?» Точка, абзац, занавес. Понятно, к чему власть придет с логикой из Гарри Поттера «не произносим имя Волан-де-Морта» — собственно, к пришествию этого самого Волан-де-Морта.

Нельзя упиваться и результатами «Единой России». Ни победой на одномандатных округах (где кандидаты-единороссы, как и в 2016 году, зачастую не получали большинства голосов выборщиков, и проиграли бы, если бы был первый тур), ни тем более голосованием по общим спискам. Львиной долей своего рейтинга они обязаны лишь президенту Путину, поэтому партии нужно не смеяться над оппозицией, а заниматься изменением имиджа. Из партии чиновников, каковой ее видит большинство молодежи, становиться партией реальных дел. Вот только смогут ли это сделать люди, от реальных дел отвыкшие?

Что же касается общества, то выводы нужно сделать и ему. Все избиратели — как провластные, так и оппозиционные — должны вбить в свои головы простую мысль. Участие в выборах не является их правом — это их обязанность как граждан России. Они обязаны прийти на участки или же проголосовать с помощью системы электронного голосования за того, за кого считают нужным — либо просто «против всех», испортив бюллетень. Они обязаны принимать участие в управлении страной. Да, их голос — это капля в море. Но, как верно было сказано в гениальном фильме «Облачный атлас», что есть океан как не множество капель?

* Запрещенная в России экстремистская организация.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Геворг Мирзаян
Кремль начал закручивать гайки во внутренней политике. Вопрос в том, зачем?
С 17 сентября в России начнутся выборы в Госдуму, отдать голос за своего кандидата можно будет в течение трех дней. Москвичи и жители еще нескольких регионов в этот раз смогут голосовать онлайн. Впервые систему электронного голосования опробовали в 2019 году — тогда к ней было много вопросов, связанных, например, с непрозрачностью подсчета голосов. «Сноб» разбирался в том, как онлайн-голосование устроено теперь и почему IT-специалистам по-прежнему кажется, что оно ненадежно
Прошедшие выборы в Госдуму оказались, пожалуй, самыми странными с 2011 года. Результаты онлайн-голосования, которые ранее публиковали сразу после закрытия участков, были обнародованы только через 19 часов, итоги выборов в нескольких округах резко изменились в конце подсчета голосов, а несистемная оппозиция обратила внимание на то, что массовый пересчет бюллетеней напоминает «накручивание» результата «Единой России» в 2011-м. «Сноб» собрал эти и другие странности трехдневного голосования и узнал, как их пытаются оправдать власти