Все новости
Колонка

Наследники по прямой. Почему Путин договорится с любым из преемников Ангелы Меркель

29 Сентября 2021 14:15
Внешнюю политику Германии давно определяет прежде всего бизнес-интерес. Переломить эту тенденцию будет сложно

Дебаты ведущих кандидатов в канцлеры Германии накануне выборов в бундестаг я смотрел с чувством легкого изумления. Будущие преемники Ангелы Меркель, претендующие на пост главы правительства более чем 80-миллионной страны, ведущей экономики Европейского союза, обсуждали странные вещи. Скажем, россияне и жители стран Центральной Европы могут забронировать билеты на самолет, не отходя от дачного гриля, и заплатить налоги из поезда, записаться на прием к врачу, подать заявление на паспорт и заказать справку из Пенсионного фонда — и все это с помощью смартфона. Когда они оказываются в Германии, то вдруг переносятся в мир наличности, бумажных справок и почти тотального недоверия к гаджетам. Поэтому долгая дискуссия о том, как Германии нужно переходить к «цифровой экономике», для жителя любого большого (а иногда и не очень) города на пространстве от Владивостока до Познани звучала подобно историческому повествованию о подключении компьютера с 286-м процессором к интернету по телефонной линии.

Но ощущение некоторой провинциальности немецкой политики стало особенно сильным от того, что внешняя политика и политика безопасности не играли почти никакой роли ни в теледебатах, ни в предвыборной кампании. Германия — главная страна Евросоюза в эпоху, когда перед ним стоит тройной вызов глобальной миграции, все более агрессивного Китая и путинской России. Но понять это из ТВ-дискуссии нынешнего министра финансов, социал-демократа Олафа Шольца, представителя Христианского-демократического союза Меркель Армина Лашета и звезды партии «зеленых» Анналены Бербок было совершенно невозможно. И это самое важное, что нужно понимать про будущее правительство Германии: наследники Меркель намного меньше нее будут заниматься внешней политикой. Она в Германии в значительной степени диктуется коммерческим интересом. Экономика ФРГ ориентирована прежде всего на экспорт. Это определяет очень многое: и явно лукавые заявления главы концерна Volkswagen, будто он не знал о концлагерях для уйгуров в Синьцзяне, где у его компании есть производство, и поставки оружия более чем на полтора миллиарда евро армиям Саудовской Аравии, Катара и Египта, вовлеченным в войну в Йемене, несмотря на провозглашенную официальную позицию: «Германия не продает оружие в зоны боевых действий». В этом же ряду — попытки Ангелы Меркель, возглавляющей уходящий кабинет «большой коалиции» христианских демократов и социал-демократов, представить «Северный поток — 2» как исключительно бизнес-проект, не имеющий отношения к геополитике.

Владимир Путин и Ангела Меркель Фото: Guido Bergmann/Bundesregierung/Getty Images

Многие считают, что все изменится после того, как в состав будущего кабинета войдут представители партии «зеленых», занявшей на выборах третье место. «Зеленые» традиционно внимательны к теме прав и свобод человека. Они — самые жесткие критики китайской диктатуры. А еще им, по понятным причинам, не нравится нефтегазовая индустрия, а поэтому и «Северный поток». В зависимости от того, как сложится коалиция, партия «зеленых» может рассчитывать на пост министра иностранных дел в новом правительстве. Им может стать Анналена Бербок. Это даст «зеленым» трибуну и возможность регулярно раздражать Путина и Си Цзиньпина критическими заявлениями. 

Однако, во-первых, пока не факт, что «зеленые» войдут в коалиционное правительство, состав которого будет определяться переговорами. Они займут не один месяц. Во-вторых, приоритеты «зеленых» все же домашние — закрытие угольных электростанций и выделение массированных государственных субсидий на развитие «зеленой экономики». В-третьих, немецкая политика очень консенсусная. Здесь политики редко уходят с поста, громко хлопнув дверью. И втройне реже — по внешнеполитическим соображениям. Поэтому в любой коалиции — хоть с ХДС, хоть с СДПГ — «зеленым» придется подстраиваться под «старших» партнеров.

Считается, что Владимиру Путину теперь будет сложнее поддерживать отношения с Берлином. Мол, Ангела Меркель — уникальный в своем роде политик: она говорила по-русски и понимала постсоветский контекст так, как его не понимает ни один немецкий, да и западноевропейский политик. Не соглашусь. От этого понимания российскому лидеру было не легче, а сложнее. Это было лучше всего видно во время самой острой фазы российско-украинского конфликта в 2014 году. Тогда госпожа канцлер резко отвергла кремлевские объяснения происходящего и поддержала санкции ЕС. Это стало для российской власти очень неприятным сюрпризом. Окажись на месте Меркель другой представитель ее партии или социал-демократов, с их традиционным подозрением к США и симпатиями к Москве, кто знает, как сложилась бы ситуация.

Ясно, что Путин уважает Меркель. В отставке она вполне может занять пустующее после кончины бывшего министра иностранных дел ФРГ Ганса-Дитриха Геншера место главного неформального посредника между Берлином и Москвой. Учитывая политический вес и престиж Меркель, пожалуй, даже между Евросоюзом и Москвой. Если кому и по силам договориться об освобождении Алексея Навального из тюрьмы «по гуманитарным соображениям», так это ей.

Но теперь Путин смотрит в будущее. И оно, особенно если канцлером станет социал-демократ Олаф Шольц, вовсе не такое блеклое. Партийная карьера Шольца тесно связана с главным другом Кремля в Германии Герхардом Шредером. Он мало интересовался внешней политикой и вопросами безопасности. В сравнении с Меркель он почти ничего не знает об СССР и мало что понимает в нынешней российской жизни. Вдобавок после того, как президент Джо Байден в июне встретился с Путиным в Женеве, в Берлине (и в Париже) считают: если уж «лидер свободного мира» готов беседовать с человеком, которого он публично назвал «убийцей», то европейцам вообще и немцам в особенности пора активизировать контакты с Кремлем. Тем более что Кремль уже, похоже, очень вовремя предлагает Западу помощь в Центральной Азии для сдерживания талибов. Вдобавок Volkswagen, Siemens и другие флагманы немецкой экономики после ухода Меркель ждут перемен к лучшему. Не обратить на это внимание у будущего правительства ФРГ никак не выйдет.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Кристина Боровикова
В воскресенье, 26 сентября, в Германии пройдут парламентские выборы. Непредсказуемость их итогов связана, в первую очередь, с тем, что в отставку уходит Ангела Меркель, занимавшая должность канцлера ФРГ последние 16 лет. С чего начиналась политическая жизнь Меркель и как ей удалось не надоесть немцам за четыре срока — в материале «Сноба»
Константин Эггерт
Политическая борьба — это борьба за власть, борьба идей и борьба за моральное лидерство. Без этого эффективно победить Кремль не получится
Константин Эггерт
Левые настроения в российском обществе усиливаются. Это вполне может привести к появлению на авансцене новых политиков, которые предложат вариант «отнять и поделить»