Все новости
Колонка

В Белоруссии большая беда. Куда ведут страну желания Лукашенко

4 Октября 2021 18:28
Очередное задержание белорусского оппозиционера закончилось трагедией: он убил сотрудника КГБ и был застрелен. За трагедией последовал, увы, самый настоящий фарс, запущенный по приказу все больше отрывающегося от реальности Александра Лукашенко 

 

Позорище

В Белоруссии большая беда. И имя этой беде — президент Александр Лукашенко. Белорусский лидер в лучших традициях Ким Чен Ына и Гурбангулы Бердымухамедова пытается контролировать все и вся или же решать все вопросы в, как он сам выражался, «узком кругу ограниченных людей». Неудивительно, что там, где дело находится в руках профессионалов, все заканчивается громким успехом (взять, к примеру, операцию по посадке самолета RyanAir с Романом Протасевичем — операция была проведена настолько чисто и четко, что никаких формальных претензий к белорусской стороне международное сообщество предъявить не может). Там же, где за дело брались ограниченные или эмоциональные люди, ставившие свои желания выше целесообразности, получается бардак и позорище.

Так, например, закончилась история с легкоатлеткой Кристиной Тимановской, взбунтовавшейся во время токийской Олимпиады против произвола со стороны белорусских спортивных чиновников: вместо того, чтобы не поднимать волну, дождаться ее возвращения в Белоруссию и затем покарать (ну действительно, не наказывать же за произвол чиновников — они свои, а Тимановская поддерживала протесты), руководство страны потребовало от тренеров и Федерации легкой атлетики немедленно снять спортсменку со всех соревнований и отправить домой. Естественно, Тимановская перепугалась (ужасы СИЗО на Окрестина у всех на слуху), попросила помощи у токийской полиции и убежала в Польшу. В результате белорусские власти поимели имиджевый ущерб, а также поставили под вопрос свое дальнейшее участие в Олимпийских играх (Олимпийская хартия запрещает подобное вмешательство властей в дела спортивных федераций). Сейчас МОК уже ведет расследование против тренеров Тимановской.

Если кому-то показалось, что белорусские власти сделали какой-то вывод из произошедшего и передали дела в руки профессионалов, то нет — не сделали. Страна продолжает подчиняться хотелкам белорусского президента, которые отнюдь не приближают ее к выходу из кризиса. В частности, желанию Лукашенко развернуть самую настоящую кампанию запугивания белорусской оппозиции.

Шли к оппозиционеру, нарвались на террориста

Конечно, белорусские чиновники и окормляющиеся при них эксперты наперебой говорят о том, что начавшиеся в 2020 году протесты (когда власть бездарно провела предвыборную кампанию и люди вышли против сфальсифицированных итогов выборов) закончились. Однако в это не верят они сами — выгнав людей с улиц, Лукашенко загнал их на кухни и в интернет, где протестные настроения стали развиваться вглубь. Белорусы копят гнев и создают пока что виртуальные протестные ячейки в соцсетях, где социализируются и настраиваются. А иногда и готовят теракты — например, группа самопровозглашенных партизан из группировки «Черный Бусел» сбросила при помощи дрона две пятилитровые канистры с зажигательной смесью на базу ОМОН в Уручье.

Вместо того, чтобы пойти на компромисс и вытащить наименее радикальную часть людей из сектантских по сути чатиков (именно так всегда разбивается протест), Лукашенко решил взять пример с Рамзана Кадырова. Белорусские силовики сначала вычисляют сетевых оппозиционеров, после чего вламываются к ним в дома и записывают покаянные видео. Либо сажают по обвинению в терроризме.

И вот 28 сентября белорусские силовики пришли к одному из таких оппозиционеров — Андрею Зельцеру. Они представились, потребовали открыть дверь, а затем — когда никто не открыл — вскрыли ее и вошли в квартиру. Постфактум белорусские власти сказали, что считали Зельцера террористом, однако экипировка силовиков (ни у кого не было жилетов), метод входа из серии «вламываемся кучей, чтобы взять на испуг» и отсутствие в руках стволов говорят о том, что они считали его очередным «мамкиным оппозиционером», который в худшем случае со страху зашкерится в каком-то углу. Однако этого не произошло — их встретил уверенный в себе и своих действиях человек с ружьем, который в присутствии такой же уверенной и спокойной жены (снимавшей все на камеру смартфона) сразу же открыл огонь по силовикам. То есть либо Зельцер на самом деле оказался террористом и понимал, что ему нечего терять, либо он был очень хорошо в идеологическом плане обработан. В итоге Зельцер убил офицера КГБ Дмитрия Федосюка (первого показавшегося в коридоре), после чего сам был застрелен.

И как же власть отреагировала на произошедшее? Похоронила Федосюка как национального героя — да, это правильно, ведь парень погиб на боевом посту. Но дальше режим Лукашенко и окормляющиеся при нем эксперты стали пытаться использовать гибель Дмитрия Федосюка для того, чтобы еще больше закрутить гайки.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко Фото: Дмитрий Азаров/ Коммерсантъ

Прежде всего, конечно, в своей стране. «Террорист, застреливший офицера КГБ, был активным адептом бчб-идеологии. Эту символику, все организации ее поддерживающие, саму идеологию необходимо признать экстремистскими, связанными с пропагандой и оправданием терроризма и нацизма. Всю эту мерзость нужно выкорчевать под корень», — уверяет белорусский политолог Алексей Дзермант. Но хорошо, с него официального спроса за такую ересь и раскольничество нет: он не чиновник и не госслужащий. Однако на почве разжигания ненависти и дегуманизации политических оппонентов выступают и высокопоставленные представители власти. «Мы слишком мягко поступаем с ним (Андреем Зельцером. — Прим. ред.) и им подобными. Они действуют вне рамок закона, а мы стараемся все делать по закону. По закону с ними беседовать, по закону их убеждать, по закону их уговаривать. А надо как Путин сказал — мочить в сортире всех. За одного — двадцать, сто», — заявил начальник Генштаба страны Олег Белоконев. И за этот призыв к коллективной ответственности оппозиции за убийц в их рядах — очень напоминающий подход фашистских карателей в отношении белорусских деревень — начальник Генштаба не был уволен. И этот призыв дал дополнительные аргументы оппозиции считать нынешний белорусский режим фашистским. Да, целый ряд оппозиционеров поддерживает действия Зельцера и радуется тому, что он «пристрелил шавку Таракана» (один из комментариев под статьей на телеграм-канале «Нехта»). Однако это не является поводом стрелять их самих.

Плевок в российский колодец

Хуже того, Лукашенко пытается использовать трагедию и для очередного плевка в сторону России. Ни для кого не секрет, что западные СМИ сейчас пытаются героизировать Зельцера. Показать его жертвой режима, для чего пишут статьи c грамотными с точки зрения пропаганды заголовками из серии «В Минске застрелили IT-менеджера Андрея Зельцера. Власти заявили, что он убил сотрудника КГБ» или даже «По словам оппозиции, белорусские силовики убили айтишника». Однако к этим текстам у белорусских властей, видимо, особых претензий нет — это ж представители Запада, к которому Лукашенко еще надеется развернуться в рамках восстановленной многовекторности. То ли дело российские СМИ, которые постоянно находятся в Белоруссии под прессингом местных чекистов (даже несмотря на то, что российские журналисты и издания внесли значительную лепту в дело спасения режима Лукашенко, информационные ресурсы которого полностью слились в первые дни протестов).

Так, за интервью с одноклассницей Зельцера с не самым умным заголовком «Одноклассница парня, застрелившего сотрудника КГБ: “Андрей был всегда за правду, мог за себя постоять”» власти закрыли доступ к сайту «Комсомольская правда в Беларуси», а автор материала Геннадий Можейко (понимавший, что он станет следующей жертвой, и сбежавший в Москву) был задержан в российской столице белорусскими чекистами и препровожден в известное своими пытками пойманных оппозиционеров СИЗО в переулке Окрестина. Еще раз: задержан за интервью с одноклассницей. «Если бы в России был опубликован подобный материал, изображавший бы в такой форме Басаева, Масхадова, Дудаева устами каких-либо одноклассников, то и журналиста привлекли к ответственности, и СМИ закрыли», —оправдывает действия властей придворный лукашенковский политолог Петр Петровский (тот самый, который в 2020 году намеренно запустил в журналистскую среду утку о захвате в Минске сотрудников ГРУ).

К российским чекистам тут особо вопроса нет: Можейко является гражданином Белоруссии, и Лубянка обязана оказывать помощь белорусским коллегам в такого рода задержаниях. Претензии есть к российской власти, которая в очередной раз не дала Лукашенко по рукам за его нападки на российские СМИ. Которая не одернула Батьку после того, как он, возмущенный комментариями российских силовиков о неподготовленности белорусских коллег к штурму квартиры, вспомнил о том, как КГБ захватывало (то есть брало для него в заложники) сотрудников «ЧВК Вагнера» под Минском летом 2020 года. Обозначил гордость за акцию, которую ему в России не простили и никогда не простят.

Возможно, Александру Григорьевичу нужно все-таки выдохнуть, успокоиться, а также, говоря словами Фимы из сериала «Ликвидация», «посмотреть вокруг и трезво содрогнуться». Понять, что сейчас на дворе не 2019-й, а 2021 год. Что он уже не всебелорусский суверен с большим полем для внешнеполитического маневра, а зависящий от России лидер страны, где с каждым месяцем усиливаются протестные настроения. Главным катализатором которых являются как раз попытки белорусского президента поиграть в крутого Рембо, ведущие страну от беды к беде.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Катерина Мурашова
Это продолжение предыдущего материала, про девушку Нелли и ее друзей. Изначально я его продолжать вовсе не собиралась, и если честно, то искренне удивилась развернувшейся после него дискуссии, к которой я сама читателей даже и не приглашала
Алексей Синяков
В июле после премьеры в «Современнике» «Первого хлеба» с Лией Ахеджаковой в главной роли разразился скандал — общественные активисты увидели в постановке пропаганду ЛГБТ и оскорбление ветеранов. Они обратились в прокуратуру и угрожали сорвать спектакль; к Ахеджаковой приходил следователь. В октябре «Первый хлеб» вновь появился на сцене «Современника». «Сноб» узнал, почему активисты, не смотревшие спектакль, им возмущены, как они будут действовать дальше и кто может стоять за агрессивной кампанией против театра
Почему на уроке должно быть «прикольно», как отличить хорошего учителя от плохого и что общего у педагогов и актеров, «Снобу» рассказал Дима Зицер, основатель Института неформального образования и школы неформального образования «Апельсин»