Все новости
Редакционный материал

Культовые предметы советского дизайна. Почему нам так дорог фотоаппарат «Зенит»

Фотография была одним из самых распространенных хобби в СССР. В каждой семье кто-то снимал, проявлял и печатал фотографии на весьма неплохом любительском уровне. Не последнюю роль в этом сыграл фотоаппарат «Зенит» и его самая массовая модель «Зенит-Е». Об истории бренда и новой камере Zenit M рассказывает Ольга Дружинина, заместитель директора по науке Московского музея дизайна и эксперт документального интернет-сериала «Советский дизайн» — нового проекта продюсерского центра Киностудии им. М. Горького, созданного совместно с компанией «Амурские волны»
7 октября 2021 15:20
Анна Решетникова была ведущим дизайнером компании «Смирнов-Дизайн» Фото: Софья Анцупова/пресс-служба Киностудии им. М. Горького

Советский Союз был страной активных фотолюбителей. Главный дизайнер «Зенитов» Владимир Федорович Рунге вспоминает: «Не было тогда интеллигентного человека, который бы не умел и не хотел бы фотографировать. Наличие в семье фотоаппарата, фотоувеличителя и возможность в ванной комнате запереться на всю ночь и никого не пускать, печатая фотографии, — это было великим делом» (цитата по книге «Владимир Рунге: от “Горизонта” до “Зенита”». — Прим. ред.). В СССР производилось много разных камер, но «Зениты» отличал особый неповторимый стиль — сдержанный, элегантный, лаконичный, вневременной. Неслучайно это единственная советская марка фотоаппаратов, которая продолжает выпускаться и сегодня.

Первые «Зениты» начали производить на Красногорском механическом заводе в 1952 году. Но по-настоящему предметами дизайна они стали в 1960-е. Связано это с тем, что в 1965-м на предприятии была создана одна из первых в стране собственная служба дизайна — художественно-конструкторский сектор в составе Центрального конструкторского бюро.

Фото: Софья Анцупова/пресс-служба Киностудии им. М. Горького

Сначала новым специалистам приходилось преодолевать недоверие коллег — технологов, инженеров и конструкторов. Любое нововведение требовало экономических затрат: нужно модернизировать поточную линию, технологию изготовления деталей, искать новый вид пластмассы. Конструкторы отказывались менять схемы внутренних и внешних элементов, без чего улучшение внешнего вида было невозможным. Но дизайнеры точно знали, чего они хотят. Владимир Рунге рассказывал: «Мы сами были фотолюбители, и поэтому прекрасно понимали, какие качества должны быть у хорошего фотоаппарата или кинокамеры. Мы хотели изменить пропорции, сделать поверхности офактуренными, передвинуть определенные рукояточки, чтобы было удобнее» (цитата по книге «Владимир Рунге: от “Горизонта” до “Зенита”». — Прим. ред.).

Постепенно ситуация менялась, и дизайнеры получили некоторую творческую свободу. В 1968 году они предложили оригинальное конструктивное решение для фотоаппарата «Зенит-7»: ввели литой «козырек» над пентапризмой (отражательной призмой с пятиугольным сечением) и изменили пропорции членения корпуса по горизонтали. В результате модель стала выглядеть более современно. Еще через год художники-конструкторы усовершенствовали «Зенит-Д» — первый отечественный зеркальный фотоаппарат с автоматической выдержкой, электроуправляемым затвором и режимом ручной установки экспозиционных параметров. Элементы автоматики, которые в конце 1960-х были достаточно больших объемов, дизайнеры разместили по бокам от пентапризмы, визуально убрав с нее акцент. Получился модный в то время «кирпичик» — строгий, четкий, лаконичный.

1970-е годы фотолюбители называли «эрой ”Зенита”»: фотоаппараты были популярны и в СССР, и за рубежом — они поставлялись не только в страны-члены СЭВ, но и в Германию, Италию, Австрию, Францию, Англию. Самым массовым был выпуск модели «Зенит-Е». За 18 лет, с 1965 по 1984 год, было продано более 3 миллионов экземпляров, а всего было выпущено более 8 миллионов штук различных модификаций — это мировой рекорд для зеркальных фотоаппаратов. Инновационность модели заключалась в наличии зеркала постоянного визирования, которое позволяло видоискателю работать как при взведенном, так и при спущенном состоянии затвора. Конструкция фотоаппарата была простой и не требовала специальных навыков для ремонта. Для фотолюбителей запаса надежности хватало на весь срок эксплуатации, а в профессиональной фотографии небольшие поломки устранялись самостоятельно.

Анна Решетникова Фото: Софья Анцупова/пресс-служба Киностудии им. М. Горького

На «Зенит» снимали профессионалы, любители, члены экспедиций в экстремальных условиях, космонавты. В 1979 году авторитетный британский журнал What Digital Camera назвал «Зенит» лучшим фотоаппаратом года, оценив его выше американских, японских и немецких камер. В Лондоне здание компании, которая занималась продажей советской фото- и киноаппаратуры, получило название «Зенит-хаус». Со временем «Зенит» стал брендом: под этой маркой внешнеторговая фирма «Техноинторг» поставляла за рубеж продукцию других предприятий страны, в первую очередь фотоаппараты ленинградского ЛОМО и киевского «Арсенала».

Безусловно, успехи нужно оценивать в контексте и эпохи, и определенного класса и уровня аппаратуры. В 1960-е годы у зеркальных и обычных отечественных фотоаппаратов, в отличие от американских и немецких, автоматики было по минимуму. А чем больше автоматики, тем чаще отказывала техника. Кроме того, «Зениты» были рассчитаны на более широкий климатический пояс: территория Советского Союза была огромной, фотоаппарат должен был работать в условиях и экстремального холода, и жары — перед западной техникой просто не стояла такая задача. И конечно, производство на военном предприятии гарантировало их надежность и прочность. Например, элементы фотоаппарата, отвечающие за то, чтобы он работал при очень низких и высоких температурах, делали из того же материала, который использовался при производстве ракет.

Одним из самых популярных в линейке марки был «Зенит-16», усовершенствованная модель которого вышла в 1973 году. В ней впервые отказались от традиционного горизонтального членения камеры на три части — несущий корпус, верхний и нижний щитки и задняя крышка. Вместо этого дизайнеры предложили «легообразную» схему: внутренний металлический корпус и наружные пластмассовые элементы. На внутреннюю основу можно было монтировать все детали, как в конструкторе, а сверху закрывать щитками-кожухами. В результате не только улучшился внешний вид устройства, но и  собирать и ремонтировать его стало удобнее из-за более простого доступа к механизмам.

Анна Решетникова Фото: Софья Анцупова/пресс-служба Киностудии им. М. Горького

«Зенит-автомат», запущенный в массовое производство в 1984 году, — один из самых удачных фотоаппаратов Красногорского завода. Тогда во всем мире началась миниатюризация техники, и «Зенит-автомат» был первой советской «зеркалкой» с высотой камерной части всего 70 миллиметров. Зарубежные специалисты в пластическом решении фотоаппарата особенно отмечали пластмассовый «фартучек» — передний щиток, который закрывал выступающий объем камеры под объективом и соединенную с ним часть верхнего щитка. Эта модель была классическим примером взаимосвязи внешнего вида устройства и его конструкционных особенностей: две детали объединились таким образом, чтобы обеспечивать светозащиту, стабильность фокусных расстояний, удобство.

«Зениты» перестали производить в 2005 году. Спустя десять с лишним лет бренд решили возродить. В 2018 году в Кельне на специализированной международной выставке Photokina прошла официальная презентация фотоаппарата Zenit M. Это результат совместной работы Красногорского завода имени С. А. Зверева (сейчас входит в состав холдинга «Швабе») и немецкого производителя фотокамер и оптики премиум-класса Leica Camera AG. Дизайн Zenit M разработала компания «Смирнов Дизайн», для которой важно было сохранить в его внешнем виде «родовые черты» легендарных «Зенитов». Поклонников марки не остановила даже высокая цена нового фотоаппарата — 450 тысяч рублей: первые 500 камер были раскуплены по предзаказу коллекционерами.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Бессмертный символ советского быта — граненый стакан придумала известный скульптор Вера Мухина, автор знаменитых «Рабочего и колхозницы». Или это всего лишь красивый миф? О реальной истории и новой жизни советской посуды из стекла рассказывает Александра Санькова, эксперт нового документального интернет-сериала «Советский дизайн»
За время пандемии люди устали от home office и, согласно исследованиям, стали гораздо чаще выгорать. Локдаун наглядно продемонстрировал нам, насколько ценно общение в реальной жизни. Помимо контакта в офлайне людям захотелось поностальгировать и вернуть в свою жизнь простые вещи, которые не ассоциируются со взрослыми буднями: поспать днем вместо часового созвона, поесть манной каши, выпить водянистого какао с хрустящим сахаром на дне — то есть телепортироваться обратно в детство. Как формат детского лагеря помогает современным взрослым восстановить силы, рассказывает Екатерина Лисейчева, основательница event-агентства «Мандариновая лиса»
Израильский журналист и автор бестселлеров Ишай Сарид в своей новой книге «Монстр памяти» решил поговорить с читателями о Холокосте. По сюжету, историк сопровождает экскурсионные группы студентов и школьников в бывшие лагеря смерти (Аушвиц, Треблинка, Собибор, Майданек). Он долго готовится к таким поездкам, и хотя погружаться в воспоминания о тех страшных годах мучительно, но в разы мучительнее понимать, что не все молодые считают нацистов виновными в Холокосте. «Предостережение всем нам: нельзя позволить прошлому поглотить настоящее», — пишет в рецензии к этой книге The New York Times. В октябре она выйдет в издательстве «Синдбад». «Сноб» публикует отрывок