Все новости
Колонка

Свобода, равенство, сестринство. Почему женщин в политике должно быть больше

14 Октября 2021 14:40
В конце сентября в сети появилась новость о том, что на выборах в Исландии женщины впервые получили больше половины мест в парламенте. Потом, правда, голоса пересчитали — большинство так и осталось у мужчин, однако доля женщин в парламенте — 48% — стала самой большой в Европе. В России в сентябре тоже состоялись парламентские выборы, и их результаты с точки зрения гендерного баланса неутешительны

В последние несколько лет в российском обществе, как и во многих других странах, говорят о феминизме, деятельности активисток и достижении гендерного равенства. В нашей стране, правда, эти разговоры чаще имеют негативный оттенок, и многие женщины, которые поддерживают идеи движения, причислять себя к феминисткам попросту боятся из-за общественного осуждения. Изменить отношение если не к феминизму, то хотя бы к борьбе с гендерным неравенством, влияющим на экономику страны, помог бы гендерный баланс в парламенте. Однако общие настроения политиков и выборы в Госдуму показывают, что России пока до него далеко.

Абсолютное меньшинство

Стремиться к гендерному балансу в органах власти необходимо — именно министры, депутаты и главы комитетов принимают решения, от которых зависит ситуация в обществе, в том числе и с равноправием полов. Если женщин в парламенте станет больше, у законопроектов, связанных с домашним, репродуктивным, сексуальным насилием и борьбой с трудовой дискриминацией, домогательствами и секс-эксплуатацией, будет больше шансов воплотиться в жизнь. Кроме того, женщины-политики становятся примером для подражания для девочек и подростков, тем самым разрушая предубеждения и стереотипы о том, что лучшие руководители — мужчины.

Итоги выборов в Исландии показывают, что страна этого гендерного баланса фактически достигла. Впрочем, это закономерно: Исландия уже 12 лет подряд возглавляет рейтинг гендерного равенства Всемирного экономического форума (ВЭФ). Это отражается на всех сферах жизни, в том числе и на политической — женщин во власти становится больше, и бороться за свои права им легче и эффективнее. К примеру, в 2018 году в стране вступил в силу первый в мире закон, запрещающий платить женщинам меньше, чем мужчинам, на одинаковой должности, а пятимесячный отпуск по уходу за ребенком предоставляется каждому из родителей (плюс два общих месяца, которые можно разделить на усмотрение семьи) — это решает проблемы «стеклянного потолка» и «липкого пола», с которыми сталкиваются 63% россиянок. Похожая ситуация в Швеции и Финляндии (47% и 46% женщин в парламенте соответственно), где с равноправием все тоже неплохо. Обе страны входят в пятерку рейтинга ВЭФ, а Швецию практически можно назвать страной победившего феминизма — там интересы и права женщин во всех сферах жизни защищаются на государственном уровне: организована система помощи жертвам домашнего и сексуального насилия, включающая обязательную работу с полицейскими, которых учат правильно общаться с пережившими насилие; в стране запрещена секс-эксплуатация, к уголовной ответственности привлекают клиента, а не секс-работницу (такая «шведская модель» применяется в Исландии и странах Скандинавии); с 2018 года в стране действует закон о согласии на секс, а 480 дней декретного отпуска делятся поровну между родителями.

Что же в России? О политической стороне недавно прошедших парламентских «выборов» сказано много, я же хочу сосредоточиться на гендерном вопросе и перспективах фемповестки.

В Совет Федерации входят 170 сенаторов, из них женщин — 36 (21%). В Госдуме восьмого созыва 450 депутатов, женщин среди них 65, или 15% — на один процент меньше, чем в Госдуме прошлого созыва (16%), состав которой называли «самым женским» за всю историю. 

Очевидно, что до гендерного баланса в парламенте нам далеко. Российская власть крепко держится за патриархальные ценности и намерена и дальше выстраивать традиционалистское общество, в котором правами женщин будут пренебрегать, в том числе прикрываясь заботой об интересах детей.

Царство стереотипов и сексизма

В «самой женской» Госдуме VII созыва права женщин отстаивала депутат Оксана Пушкина, которая выступала против инициатив и законов, ущемляющих репродуктивные права россиянок, и за принятие законопроекта против домашнего насилия, внесенного на рассмотрение в Госдуму Аленой Поповой, Марией Давтян, Алексеем Паршиным и другими правозащитниками еще в 2017 году.  

Летом 2021 года вышло интервью, в котором Пушкина объяснила, что переизбираться в Госдуму на новый срок не будет, поскольку «решение о том, что профеминистские идеи не должны быть представлены в российском парламенте, принято на высшем уровне». Фемповестку многие депутаты считают «токсичной» и полагают, что Госдума нового созыва должна придерживаться более «традиционалистской и патриархальной по духу политики», говорит Пушкина.

В новую Госдуму не прошел никто из тех, кто мог бы представлять фемповестку, защищать право женщин на аборт, бороться за закон о защите от домашнего насилия и в целом за равноправие.

Оксана Пушкина во время пленарного заседания Госдумы РФ Фото: Агентство «Москва»

Большинство женщин, представленных в российском парламенте, имеют весьма консервативные, а если уж начистоту, мизогинные взгляды. К примеру, член Совфеда Елена Мизулина в 2017 году фактически была самой активной сторонницей принятия законопроекта о декриминализации домашнего насилия, выступает за ограничение прав на аборт и в целом славится своими неоднозначными высказываниями в адрес женщин. Бывший детский омбудсмен, депутат Госдумы восьмого созыва Анна Кузнецова много лет борется с секспросветом и абортами. Небезызвестная депутат Госдумы седьмого созыва Ирина Яровая открыто говорит, что гендерное равенство стране не нужно, поскольку «мы в России за женские привилегии». Зампредседателя правительства России Татьяна Голикова, построившая успешную политическую карьеру, открещивается от слова «феминистка» и называет работу министром «мужской». Председательница правления общероссийской общественной организации «Совет матерей», депутат Госдумы восьмого созыва Татьяна Буцкая считает, что в семье должно быть «ощущение патриархальности». Год назад она предлагала ввести налог на бездетность. Наконец, именно депутат Госдумы седьмого созыва Инга Юмашева первая предложила признать радфем, пропаганду ЛГБТ, секспросвет, информацию об абортах и движение чайлдфри «деструктивным контентом». Теперь с этой инициативой выступает и председатель комиссии по защите детей от деструктивного контента при Роскомнадзоре Андрей Цыганов.

По сути, российский парламент остается мужским миром, а то небольшое количество женщин, которым удалось туда пробиться, либо вынуждены играть по правилам патриархата и открещиваться от всего «женского», чтобы оставаться одобряемыми, либо настолько вросли в этом мир, что действительно видят в феминизме опасность и наступление на некие привилегии, которые на деле никак не связаны с равноправием.

Одна против всех?

Особняком здесь стоит Валентина Матвиенко, которая в последнее время активно говорит о гендерном равенстве. Для женщины-политика в России ей удалось почти невозможное — пройти путь от секретаря райкома комсомола до председательницы Совфеда. И если уж кто и сталкивался с гендерными предубеждениями и стереотипами, так это она. Как только Матвиенко стала губернатором Санкт-Петербурга, в СМИ появились десятки статей с заголовками «Валька-стакан», в которых Матвиенко обвиняли в алкоголизме и намекали, что карьеру она сделала через постель. 

При этом ни один мужчина-политик в России не подвергается хоть какой-либо травле по признаку пола. Наглядный пример — Слуцкий с его знаменитым «Я руки не распускаю, ну так, если чуть-чуть». В 2018 году сразу три журналистки — Фарида Рустамова, Екатерина Котрикадзе и Дарья Жук — обвинили его в домогательствах, однако тогда Слуцкий сохранил работу, получил поддержку коллег и сейчас вновь стал депутатом от партии ЛДПР. Примечательно, что от ЛДПР вместе со Слуцким в новую Госдуму вошли еще 18 мужчин и ни одной женщины.

С таким патриархально ориентированным парламентом бороться за равные права и интересы женщин Матвиенко будет сложно. Да и готова ли она выступать против всех? Определенно Матвиенко частично поддерживает идеи феминизма (хоть и старательно избегает этого слова), особенно в плане карьерного роста, но в целом она уверена, что гендерное равенство в стране достигнуто и никакой дискриминации женщин нет.

Поэтому ждать каких-то серьезных изменений не стоит. Не стало бы хуже, как говорится. А для опасений предпосылок достаточно. В сентябре 2021-го правительство утвердило новые меры для повышения числа отказов от абортов до 50%. Одиозный Милонов, не скрывающий своих женоненавистнических взглядов, в новом парламенте занял пост зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Валентина Матвиенко 12 октября заявила, что до конца года Совфед внесет в Госдуму доработанный законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Это хорошая новость, однако и здесь есть «но». Версия, которую Совфед предложил в 2019 году, подверглась общественной критике, поскольку закон практически не защищал жертв насилия. Каким будет новый законопроект и как на него отреагируют депутаты-антифеминисты — покажет время.

Однако опускать руки не стоит. Как не делают это экс-депутат Оксана Пушкина, не прошедшие в этом году в Госдуму Алена Попова, Татьяна Винницкая, Наталья Пинус, Марина Литвинович и целый ряд правозащитниц, общественных деятельниц и действующих женщин-депутатов разных уровней. После выборов в Госдуму они решили объединиться и создать проженскую политическую платформу, чтобы поддерживать друг друга и вместе продвигать законодательные инициативы, направленные на защиту прав россиянок. Так и работает сестринство — союз поддержки и взаимопомощи женщин в борьбе с патриархатом. В мире, где свои права женщине все еще приходится отвоевывать, делать это нужно вместе. Пусть пока и не в парламенте. 

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Интерес к истории семьи и желание найти дальних родственников побуждает людей заняться генеалогическими исследованиями. Кто-то делает это самостоятельно, а кто-то обращается к профессионалам. Сейчас в отрасли поиска предков работают как крупные компании, так и фрилансеры с многолетним опытом и новички. Артем Маратканов, ос­но­ватель IT-сер­ви­са «Фэмири», рассказывает, сколько стоит создать родословную, если делать это самостоятельно или с поддержкой специалистов
Специально для «Сноба» — новый и очень страшный рассказ Владимира Сорокина, который лучше не откладывать на поздний вечер, а прочитать прямо сейчас. Первоклассная проза, заставляющая вспомнить классические образцы магического реализма Габриэля Маркеса, но при этом абсолютно оригинальная и похожая только на Сорокина. Сразу после рассказа — интервью с автором о том, кем он себя ощущает и каким видит будущее России
30 сентября 2021 года, после 11 лет заключения, на свободу вышел Константин Руднев, основатель «Ашрама Шамбалы» — когда-то самой известной в России секты. В заключительной части — о том, как правоохранительным органам удалось наконец поймать гуру и почему «Ашрам» на этом не закончился