Все новости

«Отсутствие силы воли помогло мне чего-то добиться в жизни». Интервью с ресторатором и телеведущим Дмитрием Левицким

Путешествовать по России, пробовать местные блюда и получать за это деньги, никогда не готовить дома, не выходить из зоны комфорта и в итоге оказаться в гиде Michelin. Звучит как сказка, но так выглядит реальная жизнь ресторатора Дмитрия Левицкого. Он ведет два проекта на телеканале «Пятница», а недавно его ресторан Riesling Boyz вошел в гид «Рекомендовано Michelin 2022». Предприниматель и телеведущий рассказал «Снобу» о пользе лени, о том, зачем на Байкале едят колбасу из крови и где «обычному мужику» спокойно выпить вина
4 ноября 2021 11:37


Ɔ. Три ваших проекта находятся на Сретенке: винный ресторан Riesling Boyz, алко-буфет «Шашлычная» и коктейльный бар Take it easy. Почему вы сосредоточились на этой улице?

Я самопровозглашенный мэр Сретенки. У меня есть квартира недалеко отсюда, и я всегда мечтал выйти из дома в тапочках и обойти свои владения за день. Многие рестораторы стремятся покорить своими заведениями разные страны и города, а я, наоборот, всегда подтягивался поближе к своей квартире. Поэтому, когда начали освобождаться помещения вокруг моего дома, мы с командой стали их разбирать и потихоньку раскачивать Сретенку, чтобы она стала новым гастрономическим центром, как, например, Патриаршие. 


Ɔ. Riesling Boyz — винный ресторан с большой коллекцией рислингов. Как появилась идея открыть подобное заведение?

У моей команды никогда не было концепций, стратегий и четких расчетов, в этом плане мы неправильные предприниматели. Обычно все происходит примерно так: «Крутая идея, давайте замутим». Абсолютно все наши проекты, мероприятия и даже моя работа на телевидении — результат спонтанного решения. 

Riesling Boyz родился из локации. У нас получился угловой ресторанчик на Сретенке: большие окна, вид на перекресток, рядом отель. Мы долго думали, чего нам не хватает и какое заведение дополнило бы наши предыдущие проекты. В итоге поняли, что нас объединяет любовь к вину, особенно к рислингам. Незадолго до этого я ходил на курсы сомелье, как раз дошел до изучения рислингов. Их палитра закрывает все вкусовые потребности — можно найти и послаще, и покислее, и цветочные, и бензольные. У нас есть вино под любое настроение, на этом и держимся.


Ɔ. Существует стереотип, что вино — это женский напиток. А в названии вашего винного ресторана есть слово boyz (парни). Это такой вызов стереотипу?

Это такая маркетинговая фишка. Многие винные бары грешат тем, что там все сосредоточено на женской аудитории. Мужики моего возраста, например, тоже предпочитают вино, потому что пить пиво уже не позволяет фигура, а тяжелый алкоголь не всегда к месту. Вряд ли суровый бородатый мужик зайдет в заведение, если увидит в названии слово girls (девушки). 

Мы хотели показать, что в Riesling Boyz спокойно может прийти обычный мужик и просто выпить вина. И интерьер у нас такой брутальный, напоминает берлогу холостяка.


Ɔ. Мужчины действительно приходят?

Да, с большим удовольствием. Мужские компании приходят, чтобы выпить вина, обсудить рабочие моменты и просто отдохнуть. И девушек у нас нередко можно встретить. Парни категорически не любят девчачьи заведения, а вот девушки охотно заходят в брутальные рестораны наподобие Riesling Boyz. Получается, что там всем комфортно. 


Ɔ. А что привело вас на телевидение?

Я никогда не стремился стать телеведущим и вообще где-то сниматься. Телевидение ворвалось в мою жизнь внезапно: в 2016 году совершенно неожиданно меня пригласили сидеть в жюри одного гастрономического шоу. Интересно, но на большее я и не рассчитывал, это было для меня развлечением, а ресторанный бизнес оставался основным. Сейчас я веду два проекта на «Пятнице» — «Белый китель» и «Гастротур». Естественно, мое отношение к телевидению поменялось. 


Ɔ. В какую сторону? Вы стали относиться к съемкам серьезнее?

Можно и так сказать. Раньше съемки занимали у меня гораздо меньше времени, чем сейчас. На простое хобби не тратят столько сил, учитывая еще и такую небольшую зарплату. Я не думал, что это будет так сложно и энергозатратно. К примеру, «Гастротур» — это гастрономический тревел. Я езжу по городам и пробую местные традиционные блюда. Съемки одного такого выпуска занимают четыре дня, не считая дороги. 

С «Белым кителем» проще. Это студийный проект, он снимается в Москве, и на один выпуск уходит максимум один съемочный день. Я приезжаю, оцениваю блюда поваров с профессиональной точки зрения и к вечеру уже могу быть на какой-нибудь встрече на другом конце города.

Как ни крути, эти два проекта сейчас занимают немалую часть моей жизни, поэтому было бы странно продолжать относиться ко всей этой телеистории несерьезно.


Ɔ. Во время съемок «Гастротура» вы часто пробуете нестандартные местные блюда. Например, на Байкале вы пили молоко с кровью барана и ели кровяную колбасу. А что бы вы никогда не попробовали в рамках этого проекта?

Я могу попробовать все, кроме чего-нибудь ядовитого. Если житель глубокой глуши всю жизнь ел червей или пил кровь барана, почему бы и мне не попробовать? Надо же понять, зачем он это ест. Когда кто-то говорит «это вкусно», мне всегда хочется проверить. Понятно, что та же кровяная колбаса была придумана народом не от хорошей жизни. У них, можно сказать, безотходное производство: мясо идет в бульон, из шкуры шьют одежду, а из крови готовят колбасу. В этом и есть уникальность жителей разных уголков нашей страны, это их культура, их традиции.  

Для меня «Гастротур» – это возможность научиться у бабушек и дедушек из разных городов готовить блюда, которые через пару лет, скорее всего, уже никто не попробует. Недавно на Камчатке мы варили суп с кровью оленя. Лет через 20 такой можно будет сделать только по книгам. И уже сложно будет найти человека, который скажет: «Да, я ел такой все свое детство».


Ɔ. Зачем уметь готовить подобные экзотические блюда?

Да я вообще человек пытливый, все в моей жизни происходит из интереса. Если бы я не хотел забираться в российскую глубинку и варить там супы по местным рецептам, я бы этого не делал. Некоторые экстремалы тратят бешеные деньги, чтобы забраться в глушь и попробовать какую-нибудь экзотику, а мне за это еще и платят. 

Вряд ли я когда-нибудь попробую повторить эти блюда вне проекта. Тем более что дома я не готовлю. Зачем тратить время, если можно заказать еду в своем ресторане?


Ɔ. То есть вы из тех людей, которые делают только то, что им по душе?

Я не умею заставлять себя делать то, что мне не нравится. В студенчестве меня не раз увольняли с работы по этой причине. Я сидел в офисе крупной нефтяной компании в полной фрустрации и осознавал, что это все не для меня. Потом я перестал покидать зону своего комфорта и начал заниматься исключительно любимым делом, которое постепенно стало приносить деньги. Каждый мой проект входит в зону моих интересов и в зону моего комфорта. Я не из тех предпринимателей, которые выстраивают целые стратегии, чтобы заработать побольше бабла. Возможно, отсутствие силы воли помогло мне чего-то добиться в жизни. Вообще лень — полезная штука, это такая защитная реакция организма. Он тебе говорит: «Не надо это делать, займись чем-нибудь другим». Когда-то мне это помогло оказаться на своем пути.

Беседовала Мария Яковлева