Все новости
Колонка

Традиционно не блестяще: как Россия принесла дипломатию в жертву мачизму

22 Ноября 2021 16:12
Разозленный ложью Парижа и Берлина в украинском вопросе, МИД опубликовал переписку на эту тему со своими французскими и немецкими партнерами. Шаг яркий, крутой, сильный — но, по факту, бесполезный и даже опасный

Нетрадиционно, но блестяще. Именно так пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков охарактеризовал публикацию российским МИД переписки с западными коллегами по украинским делам. «То, что сейчас творится в мировой дипломатии, а раньше не творилось, и поэтому именно стало очень много лукавства. Отчаявшись что-то объяснить, и на фоне вот этих вот публичных обвинений Москвы в бездействии — вот такой блестящий шаг был предпринят. Да, это не традиционно для дипломатии, но, с другой стороны, нетрадиционно лукавая обстановка требует, наверное, нетрадиционных решительных действий», — пояснил чиновник.

С точки зрения простого российского обывателя, Смоленская площадь все сделала правильно. Запад в вопросе гражданской войны в Украине занимает крайне аморальную позицию. Подписывает в качестве гаранта Минские соглашения — и ничего не делает для того, чтобы принудить украинскую сторону их выполнять. Более того, еще и обвиняет в срыве выполнения этих соглашений Москву, говорит о ее нежелании искать дипломатический выход из ситуации в Донбассе. После этого МИД не то что вынужден, а просто обязан ткнуть наших дорогих «партнеров», так сказать, «фейсом об тейбл» с документами. Круто, тонко, унизительно — то есть по-нашему.

Проблема только в том, что этот ход не является блестящим, поскольку:

а) ничего в лучшую сторону не изменит, ибо Запад продолжит смотреть в глаза и врать;
б) будет иметь серьезные дипломатические последствия для России, и не только со стороны Запада;
в) имел целью продемонстрировать не столько лживость западных партнеров всему миру, сколько мощь российской власти отечественному населению. Мощь, которая не такая уж и мощная.

На потребу электорату

Да, ряд экспертов уверены, что никаких особых негативных последствий от этого «блестящего» шага для РФ не будет. «Видимо, репутация тех, с кем приходится иметь дело сейчас в Европе, находится на таком уровне, что их реакция на решение главы внешнеполитического ведомства России уже не имеет большого значения. Если бы ответ Берлина и Парижа на неожиданный ход Москвы сильно беспокоил российскую сторону, то до публикации такого рода документов дело бы не дошло», — уверен программный директор Валдайского клуба Тимофей Бордачев.

Возможно и так. Возможно, Кремлю и Смоленской площади действительно не важно, что о них подумают и скажут европейские партнеры, которые своими собственными словами (о т. н. отравлении «новичком» Скрипалей и Навального, невыполнении Москвой Минских соглашений, вмешательстве России в выборы в США, а также стремлении использовать газ как энергетическое оружие против Запада) сделали все возможное для дискредитации себя в российских глазах. Которые просто врут в лицо и, выражаясь словамиСергея Лаврова, «достали». Однако проблема в том, что российско-западные отношения не существуют в безвоздушном пространстве. За ними наблюдают иранцы, китайцы, японцы — и многие другие страны, которые ценят доверие и приватность в двусторонних отношениях.

Здание Министерства иностранных дел в Москве Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Они бы, возможно, поняли российский шаг, если бы Кремль выставил Западу публичный ультиматум: «Или прекращаете врать, или через три дня мы публикуем переписку, и пусть все делают из нее выводы». Кремль же вместо этого просто выложил переписку, нарушил дипломатический этикет — и восточные страны сделают для себя выводы относительно того, насколько можно России после этого доверять. Вряд ли эти выводы Кремлю понравятся.

Да, кто-то скажет, что Москве плевать и на эти выводы. Потому что мы большие, потому что без нас никак, потому что с нами все равно будут считаться. И действительно, плевать, но не поэтому — а потому, что российская дипломатия перестает быть дипломатией. Она становится все меньше внешнеполитической и все больше внутриполитической.

Взять, например, пресс-секретаря российского МИД Марию Захарову. Очень яркую, не лезущую за словом в карман чиновницу, чьи аккаунты в соцсетях являются самым настоящим местом паломничества для журналистов, ищущих яркие и в то же время официальные цитаты. По сути, Захарова является единственным их источником (менее порядочные коллеги-журналисты, конечно, могут называть «официальной позицией России» высказывания некоторых патентованных фриков из Госдумы или околокремлевских политологов, но на то эти коллеги и менее порядочные). Однако при всем при этом госпожа Захарова не является по факту классическим пресс-секретарем МИД. Ни по тональности высказывания (зачастую они ни разу не дипломатичны, а то и вообще балансируют на грани мата, не имея при этом присущей высказываниям Лаврова тонкости и интеллигентности), ни по выбору тем (все чаще и чаще пресс-секретарь МИД комментирует внутриполитические процессы — вплоть до мизансцены «Рашкин и Лось»). В этом плане госпожа Захарова является скорее не дипломатом, а российским политиком или даже популярным блогером.

Возьмем другой пример — сам МИД. Ни для кого из знающих людей не секрет, что российское внешнеполитическое ведомство не играет главную роль во внешней политике страны. Ряд ключевых направлений находится в ведении Старой площади, тогда как Смоленская обеспечивает рутинную работу. В свою очередь, для сотрудников Старой площади главным приоритетом является все-таки не внешняя, а внутренняя политика — поддержание стабильности системы, обеспечение лояльности населения и т. п.

Украинизация повестки

Собственно, именно поэтому российские действия на международной арене всегда подаются как внешнеполитические победы, подчеркивающие основные черты российской власти и лично гаранта. Среди них мачизм (всех «мочим в сортире»), незаменимость (не случайно власти часто подчеркивают, что это именно западные коллеги звонят Путину, а не он им), мудрость (Путин над схватками, а не в них), глобальность (не ввязываясь в местные разборки, Москва все равно пытается быть во всех регионах затычкой для американских интересов). Иногда эти подачи выглядят весьма странно. Например, заявления о силе России на Южном Кавказе — после жесткого поражения России перед Турцией в ходе второй карабахской войны, с последующими демонстративными унижениями Москвы от Анкары (открыто претендующей на российские регионы) и Азербайджана (отстреливающего армянских жителей непризнанной Нагорно-Карабахской Республики на глазах у российских миротворцев, вынужденных лишь «выражать озабоченность»), отечественные чиновники все равно говорят о какой-то победе. Вынуждены говорить, потому что внешнеполитические успехи являются одним из столпов внутриполитической легитимности.

И вот с этой точки зрения публикация переписки становится вполне логична. Кремлю, по всей видимости, нет особого дела до того, как зарубежные «партнеры» и партнеры оценят публикацию доклада. Куда важнее сейчас — в период недовольства людей из-за QR-кодов и в преддверии непростой с политической точки зрения зимы — продемонстрировать силу и мощь российской власти.

К сожалению, это решение демонстрирует определенную украинизацию и даже навальнизацию российского политического планирования. Тактические популистские успехи не просто становятся приоритетом — в жертву им приносятся стратегические позиции и задачи. Причем не только внешне-, но и внутриполитические. Так, некоторые представители власти и информационные гуру фактически выстраивают конструкт безусловной веры в мощь царя и считают этот конструкт чуть ли не оплотом всей системы государственной власти в России. Проблема в том, что у этого конструкта просматриваются глиняные ноги в виде недостатка ресурсов (чем пользуется Запад при давлении на РФ), резкого падения уровня политической воли (чем пользуется Эрдоган, шантажируя Москву в вопросах сирийских и кавказских дел), отсутствия пространства для маневра (чем пользуется Китай, подтягивающий Россию к своему конфликту с Японией).

Наконец, нет никаких гарантий, что на российские мачистские акции Запад не ответит своими. Например, не опубликует переписку с российской стороной по другим щекотливым вопросам. Например, по иранскому (где у России в ядерном или санкционном вопросе могли быть позиции, которые не понравятся аятоллам), или китайскому.

И как потом эту переписку продавать российскому населению — как очередной мачизм Кремля, но уже по отношению к союзникам? Или, может, все-таки стоило не открывать ящик Пандоры, а вместо этого более традиционно подходить к выбору тем, которые бросаются на алтарь политического мачизма? И бросать их более традиционно — но не менее блестяще?

А что вы думаете об этом?

Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Геворг Мирзаян
Кремль не спешит помогать своим армянским союзникам в деле защиты их суверенитета от вторгнувшейся азербайджанской армии. И в действиях Кремля, как ни странно, есть логика — нельзя защищать тех, кто сделал все, чтобы сдать свои территории и испортить отношения с Москвой 
Геворг Мирзаян
Владимир Путин обвиняет американцев в провокациях в Черном море. Провокации действительно налицо, но вот только устраивают их совсем не американцы. И даже не русские
Геворг Мирзаян
Этнический вопрос — один из самых опасных для российской государственности. Поэтому задачей государства и общества является его решение, а не усугубление