Все новости
Колонка

Россию сместили с пьедестала страха. Чем грозит Москве потеря статуса «врага США №1»

6 Декабря 2021 17:56
Если читать американские СМИ, то можно узнать, что Россия является на сегодняшний день главным врагом Соединенных Штатов и свободного мира. Однако на самом деле это не так — ее уже опередил Китай. И это тот случай, когда поражение в борьбе за лидерство является, по сути, победой 

Боремся с Северной Кореей? 

На улицу российских ура-патриотов (не путать их с нормальными патриотами — разные вещи) пришла большая беда. Столько лет они гордились тем, что Россия — главная проблема Америки. Что именно Москва с ее мощью, волей, ядерным оружием и несгибаемым президентом является основным препятствием для США на пути к полному мировому контролю. И этот статус России подчеркивал для ура-патриотов ее величие, сверхдержавность. Однако опросы общественного мнения в Соединенных Штатах показали, что Китай окончательно заменил Россию в статусе врага №1.

Собственно, беда эта колотилась в дверь еще с начала этого года, когда выяснилось, что КНР, согласно опросам, обошла Россию. 37% респондентов тогда назвали Китай «главной угрозой», и лишь 16% указали на Россию (для сравнения: в 2018 году эти цифры были 21% против 30%). Однако среди сторонников демократии — правящей ныне партии — Россия все еще удерживала пальму лидерства. 28% называли ее главным противником Америки, тогда как за Пекин было лишь 20%. Сейчас же сдулись даже демократы: по итогам ноябрьского опроса 44% демократических респондентов все-таки делают выбор в пользу Китая. Итого на сегодняшний день 52% американцев рассматривают в качестве главной угрозы для страны именно Китай, и лишь 14% — Россию. При этом Москва даже может лишиться статуса врага №2 — с 12% ей в спину дышит Северная Корея. И ладно Китай — страна, которая мощнее России в экономическом плане и которая (в отличие от Москвы) реально бросает вызов американскому миропорядку, влезая во все регионы мира, но опережать всего лишь на 2% Северную Корею? Маленькую страну Восточной Азии с небольшим ядерным арсеналом, считаные единицы ракет которой могут достичь Соединенных Штатов?

Как с этим жить? Да, есть НАТО, в чьих программных документах Россия названа главным противником. Есть восточноевропейские государства, которые боятся Москву сильнее Пекина. Есть, в конце концов, англичанка, которая хоть и вступила в антикитайский союз AUKUS, но продолжит гадить России просто потому, что в Британии чтят традиции. Однако все эти институты и страны в понимании российского ура-патриота представляют собой лишь Табаки, ошивающихся вокруг Шерхана (США). Мнение Табаки никого в джунглях не интересует, поскольку главным является все-таки Шерхан. Ненависть Шерхана мобилизует Лягушонка-Маугли (Россию), а страх тигра перед Россией позволяет поверить, что этот самый Лягушонок, не обладающий ни экономическими клыками, ни идеологическими когтями, все равно является одним из самых опасных обитателей международных джунглей. За счет своего ракетно-ядерного интеллекта и политической воли, горящей ярче Красного Цветка. Теперь же страха нет — и у России возникают сомнения в собственной опасности для тигров и иных обитателей джунглей.

Отстанут?

Так что теперь делать без столь пристального внимания Шерхана к своей персоне? Ответ простой: радоваться и надеяться на то, что такой расклад сохранится надолго. Ведь если взглянуть на ситуацию не с точки зрения ура-патриотов, нуждающихся в чьем-то страхе для самоутверждения, а с точки зрения национальных интересов России, то здесь от перемещения Москвы с первой на вторую позицию в списке врагов видятся одни сплошные выгоды.

Статус главного врага Америки, может, и почетен, но от этого почета одни убытки. Во-первых, ни для кого не секрет, что Соединенные Штаты сейчас выглядят как лукошко, доверху набитое проблемами. По причине размывания среднего класса с его центристско-консервативными и центристско-либеральными взглядами все больше и больше людей сейчас уходит на фланги, в результате чего в Республиканской партии начинает превалировать ультраправая идеология, а в Демократической — ультралевая (или «прогрессистская»). Раскол усиливается из-за объективных экономических проблем и приводит к внутренней агрессии, раскалывающей общество. А лучший рецепт для оперативной консолидации народа известен давно — опасный внешний враг, который вот-вот нападет и против которого необходимо сплотиться. Большую часть десятых годов этим врагом была Российская Федерация, которую американские СМИ демонизировали на всех углах, американские конгрессмены облагали санкциями, а американские чиновники консолидировали против РФ не только американское общество, но и коллективный Запад (которому тоже нужен общий враг для того, чтобы оставаться коллективным). И Россия за статус «главного врага» платила колоссальную цену. Не только в виде экономического ущерба, но и ослабления гражданского общества (центристские критики Путина, которые должны быть основой конструктивной оппозиции, либо перешли в лагерь президента, поскольку «когда нас давят, то нужно объединяться вокруг власти», либо ушли к навальнистам, то есть в лагерь разрушителей, а не оппозиционеров). Устраивать тонкие и ограниченные контратаки против американцев Москве банально нечем — нет ни экономических ресурсов, ни надежных союзников, ни «мягкой силы». Поэтому сейчас Россия фактически находится в состоянии глухой обороны и выставляет американцам «красные линии», пересечение которых повлечет за собой уже полномасштабный военный ответ, в том числе и ракетно-ядерный.

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Переключение же статуса главного врага на Китай не снимает, конечно, давления с России (2/3 американцев все равно считают ее своим противником, пусть и не главным), однако это давление существенно ослабляет. Общество уже консолидируется против Пекина, и острие информационно-пропагандистской работы направляется туда же. Кроме того, американцы начинают оценивать целесообразность трат стольких ресурсов (а американская бюджетная шляпа отнюдь не бездонна, и вытаскивать из нее бесконечное количество кроликов с лицами Бенджамина Франклина уже не получится) на второстепенном по сути украинском театре.

Именно поэтому Джозеф Байден, пытающийся концентрировать все ресурсы на сдерживании КНР, взял курс на прекращение эскалации конфронтации с Москвой и 7 декабря в ходе переговоров с Владимиром Путиным будет обсуждать основные принципы нового модус вивенди.  

И не только бюджетной экономии ради. Американцы понимают, что излишняя конфликтность в отношениях с Россией толкает Москву в объятья Пекина и тем самым усиливает нового врага №1 за счет ресурсов старого. Сейчас все громче и громче звучат голоса тех, кто призывает выстроить нормальные отношения с Россией и даже в чем-то заручиться ее помощью в деле противостояния Китаю, ведь, по их мнению, Кремлю китаецентричный мир совсем не нужен. Да, РФ вряд ли решится поучаствовать в каких-то антикитайских эскападах — банально из-за того, что не доверяет Америке, — однако никогда не стоит недооценивать всю мощь соблазна. Соблазна, который зачастую является куда более эффективным стимулом, чем какой-то банальный страх, которым руководствуются ура-патриоты в своих оценках международных отношений. 

А что вы думаете об этом?

Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект „Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Николаевич
Главным событием художественной жизни Москвы уходящего года стало долгожданное открытие ГЭС-2. Участие президента России Владимира Путина в церемонии открытия стало наглядным подтверждением того, что актуальное современное искусство перестает быть табуированной территорией для власти. О том, какие цели в данном случае преследуются и какие параллели сами собой напрашиваются, размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
Петр Гумеров
2 декабря в российский прокат вышел долгожданный фильм Ридли Скотта «Дом Гуччи». У режиссера не получилось снять ни убедительную драму, ни красивую сказку о любви
Катерина Мурашова
Когда одного молодого человека пугает в объекте любви его прошлое, не надо бояться обращаться к психологу. В некоторых случаях только специалист может помочь развеять все связанные с этим прошлым химеры