Все новости
Колонка

Беспроигрышная война. Почему США и Россия не боятся тупика в переговорах

14 Января 2022 12:54
Обострение вокруг Украины выглядит азартной и опасной игрой, если не считать того, что на самом игровом столе тем временем ничего не происходит. Политические лидеры, кажется, считают это удачной линией поведения, ведь если предъявлять оппоненту угрозы за то, чего не произошло и, возможно, даже не было задумано, то и победа неизбежна

Следующий после декабрьского ультиматума Москвы Вашингтону раунд выяснения отношений не замедлил себя ждать — участники процесса уже воспринимают его как будто в качестве своего рода рыцарского турнира, где важнее всего не уронить в лужу собственный герб. 

Две подряд встречи — сначала в Женеве между замглавы МИД РФ Сергеем Рябковым и замгоссекретаря США Венди Шерман, а затем в Брюсселе, где коллега Рябкова Александр Грушко и замминистра обороны Александр Фомин встречались уже с делегацией НАТО во главе с генсеком Йенсом Столтенбергом, — завершились, как известно, безрезультатно.

То есть вообще-то тон заявлений российских представителей по итогам встреч был несколько менее агрессивным. Сами беседы они называли вполне полезным и откровенным «разговором по душам». И даже уверяли, что донести свою позицию до НАТО им удалось. Вот только констатировали, что убедить оппонентов в необходимости исполнить российские требования почему-то не получилось.

Аппетиты России в процессе переговоров даже выросли. Если изначально Москва хотела, чтобы НАТО прекратил расширяться на восток и гарантировал, что Украина и Грузия не вступят в альянс никогда-никогда, то сейчас Сергей Рябков уже говорит о возвращении НАТО в границы 1997 года. То есть не расширяться уже мало — надо, видимо, сужаться, исключая из рядов НАТО Чехию, Польшу, Хорватию и еще добрый десяток стран. На что ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне никто, конечно, не соглашается.

Американцы же помнят, как по этому пути пытался идти Барак Обама, который в рамках «перезагрузки» отношений с Россией довел в 2012 году количество американских войск в Европе до исторического послевоенного минимума. Дело, с их точки зрения, и закончилось «вежливыми людьми» в Крыму. 

Заседание Совета Россия — НАТО в Брюсселе Фото: NATO/POOL/Anadolu Agency/Getty Images

Министр иностранных дел России Сергей Лавров тем временем благополучно подтвердил для Запада его худшие опасения. «НАТО сейчас, — сказал он, — чисто геополитический проект по освоению территории, которая оказалась бесхозной после исчезновения Варшавского договора и после распада Советского Союза».

Не утерпел наш великий дипломат. Довольно странно называть «бесхозной территорией» страны, населенные живыми людьми и имеющие свои правительства (и, между прочим, довольно богатую историю вдобавок, в которой социалистический период занимает не так уж много места). Какой-то, прямо скажем, взгляд помещика, недовольного тем, что крестьяне по недосмотру утекли к другому хозяину, и готового затеять по этому поводу тяжбу — а вот та-то деревенька, мол, по старым ревизским сказкам папеньке моему принадлежала, пока он не помер! Слова Лаврова трудно понять иначе, как признание в мечте по возвращению «беглых крестьян», что, понятное дело, в той же Польше вызвало резкую реакцию. 

Может быть, правда, это такой заход для того, чтобы, толсто намекнув на возможные проблемы у всей Восточной, а то и Западной Европы, например с газом, выторговать для себя хотя бы Украину с Грузией. А намеки российской стороны вполне можно зачесть и за угрозы: если НАТО не пойдет на условия России, то может пострадать безопасность всей Европы, говорит Рябков. И США заодно. Но в НАТО ведь все эти страны ровно ради безопасности и вступали: этот шаг «вселяет в нас большую надежду, что никогда больше не будут оккупировать нашу страну и не сдадут нас агрессору», говорил Вацлав Гавел 20 с лишним лет назад. Получается, что чем больше российские власти угрожают, тем больше европейцам хочется укреплять безопасность от России. 

Пока главным предметом распри остается все же Украина. В США многие считают, что Владимир Путин спит и видит, как бы в нее вторгнуться, в России в ответ дают понять, что вторгнуться мы можем, только если Украина начнет наступать на Донбасс. Что для Запада одно и то же, и поэтому администрация Джо Байдена заранее готовит свои угрозы в виде новых санкций на случай вторжения. Речь идет об ограничениях в поставках технологичных товаров, например микроэлектронных компонентов или деталей самолетов. Проект, уже составленный группой сенаторов, предусматривает также персональные санкции для российской правящей верхушки начиная с самого Путина и отключение России от международных финансовых инструментов. В Кремле такие инициативы расценивают как «запредельные меры».

Владимир Путин Фото: пресс-служба Президента РФ

Превентивное объявление санкций с отложенным вводом — любопытная идея, надо сказать. Здесь можно не останавливаться и заранее сочинить пакеты санкций на все случаи жизни, как наборы для готовки блюд. Допустим, на случай, если в России начнут притеснять евреев, или строить новые ядерные ракеты, или заново провозгласят стремление к установлению мирового коммунизма. Случаи-то, они же всякие бывают, а тут уже все и приготовлено. Некоторое время назад конгрессмены Стив Коэн и Джо Уилсон уже предложили не признавать Владимира Путина президентом, если он снова продлит полномочия в 2024 году — отчего бы и сюда не прикрутить возможные санкции? Шантаж? Вы так говорите, как будто это что-то плохое.

Все это выглядит азартной и опасной игрой, если не считать того, что на самом игровом столе тем временем ничего не происходит; и сами политические лидеры, кажется, считают это удачной линией поведения. Если предъявлять другой стороне угрозы за то, чего не произошло и, возможно, даже не было задумано, то и победа неизбежна. Путин всегда сможет сказать, что американцы не вторглись в Донбасс и не приняли Украину в НАТО только потому, что Россия предупредила о суровом отпоре, — и то же самое сможет сказать своим избирателям Байден. Под угрозой санкций, мол, русские и остановились, открываем шампанское. 

А если никто и не собирался никуда вторгаться и кого-то куда-то принимать (прямо скажем, Украине до НАТО и без Путина еще чрезвычайно далеко), так и слава богу. Войны не случилось, а рейтинги-то — вот они.

Единственным последствием обострения станет тогда сохранение статус-кво на долгие годы, и кто сказал, что это никого на самом деле не устраивает? Для Кремля сам факт разговора с Вашингтоном — уже большой успех, чем и объясняется довольный тон дипломатов. Тут чем более залихватские требования выдвигать, тем дольше разговор продлится. Разве что Минские соглашения превратятся в оборот речи, и поговорка «до исполнения Минских соглашений» станет синонимом фразы «до турецкой пасхи», а сама ситуация — аналогом известной притчи про Ходжу Насреддина, осла и падишаха. 

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Кремль, несмотря на переговоры с Америкой и НАТО, похоже, готовится и к возможному признанию ДНР и ЛНР.
Андрей Архангельский
Лицом новогоднего кинопроката стал герой-интеллигент. Какой диагноз обществу ставят картины «Портрет незнакомца» и Don’t Look Up.
Михаил Шевчук
Трудно припомнить год с настолько неопределенными перспективами — кризис наслаивается на кризис.