Все новости
Колонка

Апология трусости

7 Февраля 2012 19:12

Совершенно ничего нет страшного в том, что всякие известные люди, даже и любимцы публики стали доверенными лицами Владимира Путина на время предвыборной кампании. Человек слаб.

Правильное отношение к коллаборационистам было выработано еще диссидентами в шестидесятые годы. Людмила Михайловна Алексеева неоднократно говорила мне: «Мы можем восхищаться смелостью человека, но мы не можем требовать от человека смелости». И это справедливые слова.

Мало ли какие мотивы могли быть у известного артиста, музыканта, спортсмена, заложившего Путину свое имя. Например, молодость, когда людям кажется, будто их амбиции что-то значат и должны быть реализованы.

Старость, когда людям кажется, будто они заслужили покой и будто не должно больше у них в жизни случаться никаких катаклизмов.

Бедность, когда людям кажется, будто они заслуживают больше, чем имеют.

Богатство, когда люди думают почему-то, что не должны потерять нажитого.

Ум, когда людям кажется, будто у них хватит мозгов обыграть дьявола.

Глупость, когда люди просто беспечно дьяволу верят.

Есть миллион причин, по которым человек может стать коллаборационистом. Я вот, например, боюсь высоты. Я боюсь высоты панически. Я бы не стал сотрудничать с теперешней властью ни за миллион долларов, ни за миллиард, но выведи меня на совершенно безопасный балкон десятого этажа, подержи меня пять минут на этом балконе, и через пять минут я подпишу что угодно, потому что высота совершенно парализует мою волю, и справиться с этим у меня нет никакой возможности. А чью-то волю парализует слава, а чью-то — страх, а чью-то — любовь, а чью-то — самоотвержение.

Несколько недель назад я писал тут справедливости ради, что Путин за время своего президентства совершил один хороший поступок — построил детскую гематологическую клинику. Так вот, если бы мне пригрозили, что клиника будет закрыта, я бы не задумываясь подписал какой угодно кровью какой угодно договор с каким угодно Вельзевулом, лишь бы клинику сохранить. Ибо легко отказываться от собственных благ, но совершенно невозможно ради сохранения своей вонючей репутации подвергать опасности благополучие другого человека, тем более ребенка.

Слава Богу, что никому я не нужен в качестве доверенного лица. Подписать меня на эту подлость было бы проще простого. За пару флаконов импортного антибиотика я бы подписался. За полиэтиленовый пакетик с донорским костным мозгом подписался бы как миленький. И несколько лет после этого собирал бы плевки.

Вот именно это и следует понимать путинским доверенным лицам: плевки весьма вероятны, весьма закономерны, но это не беда. Как нету ничего страшного в том, что любимцы публики доверенными лицами стали, так нету и никакой трагедии в том, что несколько раз им в их доверенные лица плюнут. Независимые журналисты будут задавать неудобные вопросы. Молодежь противоположного пола перестанет смотреть восторженно. Собственные дети будут хмыкать иронически. Собственные внуки будут снисходительно утешать. Жена устроит скандал или муж…

Но это ничего. Любимцы публики, они ведь ради чего-то важного согласились стать доверенными лицами просроченного нашего президента. Ради этого же важного можно потерпеть теперь неудобные вопросы, иронические ухмылки, а то и плевки, да.

Придется потерпеть. Я надеюсь, дело того стоило.