АЛЕКСЕЙ БЕЛЯКОВ
ПРОИСШЕСТВИЕ
ФАНТАСТИЧЕСКОЕ
М
Мир без эстетики — каким бы он был? Попробуем представить в рамках специального проекта «Сноба» и Mercedes-Benz. Алексей Беляков написал антиутопическую новеллу о любви в тоталитарном обществе, праве выбора и роли случая. Погрузиться в этот мир поможет анимационный ролик по мотивам новеллы

В ГОРОДЕ

ПО ЦЕНТРАЛЬНОМУ ПРОСПЕКТУ, ВДОЛЬ РЯДОВ ПРЯМОУГОЛЬНЫХ НЕРАЗЛИЧИМЫХ СТРОЕНИЙ, МЕДЛЕННО ТЯНУТСЯ ПОТОКИ СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫХ АВТОМОБИЛЕЙ СЕРОГО, СВЕТЛО-СЕРОГО, ТЕМНО-СЕРОГО ЦВЕТА. ПЕРСПЕКТИВА МАГИСТРАЛИ УХОДИТ К ВЫСОКОЙ МНОГОСТУПЕНЧАТОЙ БАШНЕ.


2022 год. Раннее зимнее утро в городе М. По центральному проспекту, вдоль рядов прямоугольных неразличимых строений, медленно тянутся потоки совершенно одинаковых автомобилей серого, светло-серого, темно-серого цвета. Перспектива магистрали уходит к высокой многоступенчатой башне, это Министерство управления.
Именно сюда едет и наш герой, на чьей груди бейдж со штрих-кодом и очень длинным номером, где лишь две буквы в начале — КБ. Так его и зовут сослуживцы — КБ. Имени его уже никто, по сути, не помнит.
На самом шпиле Министерства установлены алые часы, чей циферблат ярко горит неоном даже в светлое время дня. Мало того, у часов есть свой голос: механический баритон озвучивает каждые 15 минут. Например, 8 часов 45 минут утра. Собственно, весь город живет под звук и диктат этого бесстрастного голоса, даже ночами.
Лишь одна машина в сером потоке выделяется из-за белого цвета: просто ее владелец не успел с утра счистить снег с крыши. За это он уже был дважды оштрафован камерами слежения и значит, будет лишен части зарплаты. Выделяться из общего ряда — одно из самых опасных нарушений в городе М.
Но сегодня КБ идет на этот риск, хотя это даже грозит ему карьерой, а он менеджер Второго звена Четвертого отдела Пятой администрации. И мог бы уже стать менеджером Первого звена, это колоссальный рост в непростое время, когда по мелкому доносу ты мгновенно лишаешься должности. Но пока карьеру успешно делают куда более выдержанные и дисциплинированные коллеги. А КБ уже тридцать пять лет, и чего он добился?
Пищит его пейджер. На нем мелькает сообщение, что АП ждет его в «их» кофейне. КБ знает, что у него в запасе 32 минуты, их он сэкономил, как раз не став расчищать снег с крыши, рискуя карьерой и штрафами.
Кофейня рядом. КБ быстро паркуется, выходит из машины и невольно разминается: затекло все тело. У мимо проезжающего авто опускается стекло. Мрачный человек оттуда произносит с негодованием: «Время коллективной гимнастики — в 12 часов».
«Да пошел ты!» — думает КБ. Но не говорит: за такое был бы получен еще один штраф и еще возможен разбор на партийном комитете Четвертого отдела.
Наконец, он в кофейне. Более всего она напоминает классную комнату — маленькие столики рядами и за каждым сидит человек, глядя в монитор. Все строго по одному. Общение в таких местах вообще не приветствуется, только в строго отведенные часы после 8 вечера, компаниями не больше четырех человек.
КБ, наконец, видит за столиком девушку. Столик в углу, за колонной, почти скрыт от чужих глаз. Это она ждет его. Та самая АП. (Да, ее тоже зовут лишь двумя буквами.) Здесь они могут укромно встречаться иногда, их не трогают, поэтому кофейню называют своей.

2022 ГОД. РАННЕЕ ЗИМНЕЕ УТРО В ГОРОДЕ М


ЭТО МИНИСТЕРСТВО УПРАВЛЕНИЯ
КБ садится рядом. АП улыбается ему. КБ тихо: «Перестань улыбаться! Нельзя в публичном месте! У нас как бы деловая встреча».
Девушка гладит его по руке: «Костя, я же рада тебе…»
КБ озирается испуганно: «Не надо имени, ты что!»
Им приносят кофе, Костина девушка просит сахар. Робот-официантка начинает хмуро зачитывать регламент, но девушка перебивает ее: «Да! Я знаю, что сахар по пятницам и что сегодня вторник. Но один кусочек в виде исключения, м?»
Официантка предлагает вызывать начальника смены, а это уже скандал и протокол — нет, хватит на сегодня. КБ приносит извинения в полупоклоне, и официантка удаляется, мрачно жужжа: «Вас много, а я одна…»
КБ незаметно достает из внутреннего кармана кусочек сахара, бросает в стакан АП. Подарок. Та даже чуть взвизгивает от восторга. Робот-официантка включает красный сигнал: повышенный уровень шума. И только шепотом они могут поговорить о главном.


КБ: Ну как тебе?
АП: Это гениально! Что-то такое я видела только во снах!
КБ: Потише!
АП: Да они все тут в наушниках, слушают своих социальных коучей и НЛП-гуру. Никто не слышит нас. Короче, ты гениальный художник. Одну картину я даже повесила прямо напротив в ванной — это самое глухое место…
КБ: Ты совсем? Это запрещенное искусство! Твоя соседка может случайно…




АП: Вечно их путаю. Я даже свое имя уже стала забывать.
Ты хоть помнишь, как меня зовут? А?
КБ: Это неважно сейчас.
АП (капризно): Нет, важно! Как меня зовут? Быстро!
У меня вторая смена на фабрике, я никуда не спешу.
Кстати, как тебе наши новые брюки? Говорят сверхпрочные….
Но я хочу, чтобы ты назвал меня по имени!
КБ смотрит на пейджер: «Опаздываю!»
Он спешит к выходу, чуть не опрокинув робота-официантку.



Та приближается к АП: «Позвольте узнать, о каких картинах вы говорили? Сообщите об этом в рапорте в течение часа. Время пошло»
— Но милая… — начинает жалобно АП.
— Я вам не милая, — отвечает робот-официантка, которая уже успела сохранить фотографии и записи разговоров. Но, не имея официального рапорта от АП, она не спешит давать им ход. Быть может, это какие-то новые эскизы продукции, тогда никакого криминала.


АП: У нее свой санузел, зачем ей мой?
КБ: Не забывай, что каждый второй тут следит за третьим. Короче, спрячь. Под кровать, там им самое место. У себя я так и делал, но у меня в доме реновация, могут все обнаружить…
АП: Ладно… Но мне очень жаль. Ты мог бы быть художником, а не рядовым менеджером Пятого отдела…
КБ: Четвертого.

…КБ в машине бьет по рулю кулаком: она заглохла, он давно хотел ее менять, но их продавали куда более шустрым карьеристам. КБ выскакивает, мечется, показывая людям в других авто, что ему срочно в Башню управления. Люди смотрят только вперед, стекла подняты, никому нет дела до жалкого чиновника.
Бесстрастный баритон алых часов произносит: девять часов сорок пять минут. Это значит, что у КБ есть всего 15 минут, чтобы добежать как угодно до Башни и успеть ровно в десять прислонить свой бейдж к холодному турникету.
И он бросается в переулок. Соседний проспект всегда свободный, его держат открытым для внезапных проездов высшего начальства. Но пешеходам там можно передвигаться.




И в этот момент раздается насмешливый голос: «Подбросить? Я не спешу…»
КБ оборачивается: он видит алую машину, вызывающе алую. Такое невозможно в их строгом городе. За его рулем парень в ярко-желтой куртке — наверное, ровесник КБ.
КБ в недоумении: это видение, или он спятил от всех несчастий холодного утра?
— Ну что, Костя? Садись! — насмешливо спрашивает Желтый водитель. — Доброшу за пять минут до вашей Башни.
— Откуда вы знаете мое имя? И что это за машина?
— Имя знаю давно. Машина превосходная. Машина — восторг. Нет равных, нет равнодушных — ее девиз. Едешь?
— Я боюсь туда влезать.
И тут Желтый незнакомец громко произносит: «Ты слышала, Мерседес? Он тебя боится!»
Изнутри машины раздается легкий девичий смешок и затем голос: «Потому что он еще не был в нашей реальности».
— Это машина говорит? — вздрогнул КБ.
— Вообще я еще и ездить умею, — отвечает незримая девушка. — Садись и не заставляй нас ждать. Вон приближаются ваши патрули дресс-кода, и кранты тебе за такие штанцы…
К ним действительно направлялись трое патрулей. Один держал наготове автомат. Вряд ли его волновали «штанцы» — скорей неуставной автомобиль на правительственной трассе.



— ГДЕ ЭТА ДУРАЦКАЯ БАШНЯ?

ТЫ ТОЛЬКО ПОСМОТРИ ВОКРУГ, КОСТЯ!

— УЛЫБНУЛСЯ ЖЕЛТЫЙ

ГДЕ ВАШ ЖУТКИЙ ГОРОД?

КБ буквально прыгнул в машину, но, вопреки ожиданиям, не стукнулся жестко телом и головой, а словно оказался в кресле своего начальника. (Было дело, КБ однажды тайком сел в это мягкое кресло и целую минуту наслаждался, закрыв глаза.)

— Погнали! — сказал Желтый водитель и нажал на газ.
Машина понеслась так, что трое глупых патрулей забыли, как стрелять.
— Извини, — спросил КБ, — но как ты с ней разговариваешь? Она будто тоже живая.
— Очень просто. Система такая, голосовой помощник. Вот, например, кому ты хочешь сейчас позвонить, своей подруге, да? Так и говори вслух — позвонить…
— Ей сейчас не позвонить, — мрачно ответил КБ. — И вообще, она в цеху… А мне надо в Башню.


В переулке он поскальзывается, падает, и его сверхпрочные брюки рвутся на коленях. «Мне конец!» — восклицает КБ. Даже если он успеет — контроль дресс-кода его не пропустит.
Он медленно встает, понимая, что в этот момент потерял все. Работу, карьеру и девушку. На расколотом стекле его пейджера мерцает испуганное сообщение от АП: «Нас услышали!».







«Мы знаем про Волгу!» — засмеялся Георгий. — Да, извините, я научился читать ваши мысли. Слишком много лет я был рядом с вами. Просто вы этого не замечали. Так вот и Волга у нас есть, и город Москва, который вы зовете так странно, будто от врага шифруетесь. И Кавказ у нас есть, который вы ни разу не видели со своей работой, и много лесов, полей и рек… Главное, у нас есть свобода. Есть тот яркий мир, который вы тайком рисовали на своих полотнах — да, про них мне тоже известно. Нет, ваша девушка не предатель, упаси бог. Она вообще чудесная. Все узнал я сам.
— Гоша! Извини уж за фамильярность, но как? Что это за мир, похожий на наш, но совсем не наш?


Костя отвлекся от панели управления, на которую завороженно глазел как мальчишка, и посмотрел в окно.
Он не узнавал свой город М. То есть очертания домов были схожи, но это были совсем другие здания, ажурные, яркие, с огромными окнами и балконами. Люди ехали не просто в разноцветных машинах, они ехали в разных машинах, были даже такие устройства на двух колесах, и на них мчались очень красивые девушки. А главное — в перспективе не было мрачной ступенчатой Башни Министерства управления. Было высокое синее небо и облака, сквозь них пролетали странные раскрашенные птицы.
Костя засмеялся: «Нет, ребят, вы не так поняли. Мне надо кое-что сделать быстро. Гоша, дашь машину, рискнешь?»
«Рискну. Только пара советов. Музыку если врубишь, то не пугайся — здесь такая акустическая система, будто играют рядом с тобой. Еще можешь сделать ароматизацию в салоне, это вот так…»
«Знаешь, мне пока не до ароматизации. Главное — скорость».
«Понял! — засмеялся Георгий. — Это она легко. Жми!»


И Георгий объяснил.
Костя живет не в той реальности. Не повезло. Но есть совсем иная, вот эта. Какая из них настоящая? Да обе. А Гоша, как сталкер, переводит тех, кто ему нравится, в свою реальность. На этой машине. За Костей он давно следит, он знает, что тот пишет картины, но тайно. И это превосходные картины. Знает, как мучается в своем Четвертом департаменте. И что даже свою девушку не смеет назвать по имени на свидании.
«Твое место в нашей реальности, — заканчивает Георгий. — Но решить можешь лишь ты сам. Я не настаиваю ни на чем. Кому что милее. У человека должен быть выбор. Могу вернуть обратно».
Костя думает. Усмехается: «Извини, мне надо обратно».
Георгий вздыхает: «Жаль. Мы почти подружились».

«Да! — решила высказаться незримая девушка. — Ну возвращайся. Только другого шанса у тебя не будет».

— Дельтапланеристы, — объяснил Желтый. — Я тоже люблю это дело.
Тут незримая девушка сказала: «Он любит не только это дело, а вообще его зовут Георгий. Можно Жора. Можно Гоша. Можно…
— Ну хватит, — перебил болтушку Георгий. — Слишком уж ты самообучаемая. Развели демократию! Кстати, а что мы без музыки? Костя, что хочешь врубить?
У Кости в голове вертелась лишь одна старинная мелодия «Издалека долго течет река Волга…», но она звучала бы тут нелепо. Да и откуда в этом диковинном мире знали про какую-то Волгу?




...ФАБРИКА ОДЕЖДЫ. БЕСКРАЙНИЙ ЦЕХ.

ДЕВУШКА КОСТИ СТОИТ У КОНВЕЙЕРА, НАКЛЕИВАЕТ НА ФОРМЕННЫЕ БРЮКИ ЭТИКЕТКИ

«КАЧЕСТВО ПРОВЕРЕНО».

Она не видит, как за ее спиной двое суровых усатых мужчин в полувоенной форме что-то обсуждают. Один из них жестко произносит: «Да, это она. АП. Которая про картины. Будем брать. Прямо сейчас. Наряд сюда!»



И В ЭТОТ МОМЕНТ СО СТОРОНЫ УЛИЦЫ ДОНОСИТСЯ ОГЛУШИТЕЛЬНОЕ
«I WANT TO BREAK FREE».


Все замирают в ужасе. Кроме нашей АП. Она улыбается, она бросается к окну. Там ее Костя, машет рукой из машины:
«Сюда, быстрей! Прям бегом! Слышишь, Аня? Аня!»
И ОСТАНОВИТЬ ИХ НИКТО УЖЕ НЕ СМОГ...



ОТКРЫТЬ ДЛЯ СЕБЯ МИР MERCEDES-BENZ

Новый Mercedes-Benz E-Класса — это сочетание элегантного дизайна и высокого уровня технологичности. Совершенный спутник, готовый справиться с ежедневными вызовами стильно, динамично и безопасно. Познакомьтесь с главными особенностями нового купе E-Класса.

Над проектом работали Алексей Беляков, Анна Знаменская,
Ксения Анненко, Никита Резник, Дарья Решке, Александра Казачкова, Кирилл Пономарев, Татьяна Почуева, Анна Данилина, Наталья Сафонова, Юлия Лещенко, Алина Старкова.