Быть чутким и свободным
Подарок от Greenfield
Оставьте контактные данные, чтобы участвовать в акции
Недавно я чрезвычайно плотно поужинал в Варшаве. Всё началось с того, что я отправился в Национальный музей, но вместо музея оказался в гастрономе.

С кем не бывало.

Возле прилавков я встретил приятеля и мы решили устроить спонтанный пикник. Мы купили вина, ветчины и сыра. На закуску я взял сметаны, приятель — селёдки, запивать я решил кефиром, приятель от запивки отказался. Перейдя дорогу, мы устроились в близлежащем парке, засели прямо в кустах.

Пикник прошёл замечательно. Надо отдать должное польским продуктам, они сплошь чрезвычайно вкусные, но дело не только в этом. Дело в том, что мы, взрослые в общем-то дяди, гости международной книжной ярмарки, как бы не должны были всего этого делать. Не должны были покупать мясные и сырные нарезки, сметану, селёдку, кефир и бутылку розового для того, чтобы, как дети малые, понести всё это в кусты.

Не должны были вести себя столь беззаботно и несерьёзно.

Не должны были запивать вино кефиром, глотать сметану поверх селёдки.

Не должны были, но нам так сильно этого захотелось, что мы решили позволить себе это. Позволить то, что хочется.

Не знаю, в чём причина; в свежем ли воздухе, в недостаточной ли питательности сметаны и селёдки, но от пикника аппетит наш только разыгрался. И тогда мы уже взялись за дело по-взрослому - отправились в старый район города, в ресторан национальной кухни.

В этом самом ресторане со мной случилось то, что случается со многими гостями ресторанов национальной кухни; я пал жертвой собственного любопытства – решил попробовать всё.

Опущу здесь описание рульки, шницеля, супа с колбасой под названием «журек», жареной картошки с куриной печенью, жареных потрохов с луком, судака в сливочном соусе и чего-то ещё, не помню, как называется, скажу лишь, что, добравшись до гостиницы в полночь, я понял, что не могу просто взять и улечься. Магазинные и ресторанные кушанья залитые чашечкой чёрного чая, бодрили моё тело и я решил пройтись.
Я и сам люблю совершать такие движения под громкую музыку. Я называю это танцами. Это делает меня чуточку свободнее. Подозреваю, что люди в павильоне тоже, как и я, думали, что они танцуют.
Варшава славится своими парками. В Варшаве куда ни глянь, повсюду деревья, клумбы и упомянутые кусты. Рядом с моей гостиницей как раз располагался один из таких парков, и не какой-нибудь, а королевский.

Королевский и круглосуточный.

В него я и отправился.

Парк был погружён во тьму, по небу бежали тучи, фонарей не было и в помине. У нас бы, наверное, такое место стало пристанищем маньякам, но Варшава тихий город. Тьму не разрывали крики жертв, никто не кидался на меня из зарослей. Дорожки, клумбы и пышные кущи образовывали во мраке смутные громады. В центре обширной лужайки, на которой днём нежились загорающие, сверкал и содрогался стеклянный павильон.

В павильоне явно происходил праздник.

Я остановился и решил посмотреть. Поглощённые яства настроили меня на созерцательный лад.

За окнами павильона скакали и переминались люди. Люди совершали смешные неловкие движения. Я и сам люблю совершать такие движения под громкую музыку. Я называю это танцами. Это делает меня чуточку свободнее. Подозреваю, что люди в павильоне тоже, как и я, думали, что они танцуют.

Я стоял во тьме среди туй, лип и благоухающих азалий, смотрел на павильон и вдруг подумал, что это не парковый ресторан с гуляющей свадьбой, а настоящий ларец со всем человеческим, что существует в этом бесконечном мраке.
Замысел нам неведом, но мы в силах его осознать. Для этого нам надо быть теми, кем нам предназначено быть — самими собой
Страсти и раскрепощение, амбиции и лёгкость, страхи и свобода.

Всё в одном большом бумкающем парнике.

Я смотрел на скачущие тени и перекрещивающиеся лучи, на белые рубашки и золотые платья, и понимал, что гармония жизни заключена не в абстрактном покое, а вот в этом пульсирующем сундуке, затерянном в беззвучной ночи. В искрящем контакте плоти и тлена, минутного и вечного.

Замысел нам неведом, но мы в силах его осознать. Для этого нам надо быть теми, кем нам предназначено быть - самими собой.

Просто быть самими собой.

Хотя бы попытаться.

Просто не стесняться своего города и своей семьи, какими бы нелепыми они ни были. Просто не стесняться своих движений, какими бы неловкими они ни получались.

Быть собой и чувствовать других.

Быть чутким и быть свободным.

Быть чутким и свободным, как в танце, как в любви, как в выборе места для пикника.

Быть чутким и быть свободным.

И больше ничего.

Выпускающий редактор: Татьяна Почуева
Корректор: Наталья Сафонова
Фотографии: Unsplash.com
Креативный продюсер: Кристина Логвина
© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru