ТЕАТР НАПОЛОВИНУ [НО С ПОЛНОЙ ОТДАЧЕЙ]
КАТЕГОРИЯ: ТЕАТР
Этот театральный сезон, как и прошлый, оказался вынужденно усеченным. Но, к счастью, публика не осталась без долгожданных премьер и сенсаций. Рефлексировать на тему пандемии режиссеры стали меньше — и это хорошо. Русский театр, известный своей пророческой силой, дает нам, таким образом, надежду на скорое наступление светлого будущего.
ТЕАТР
ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ
Павел Каплевич, продюсер, художник
Ольга Вайсбейн, блогер, театральный критик
Алена Карась, театральный критик
Мария Ревякина, генеральный директор «Золотая Маска»
Роман Должанский, театральный критик, помощник художественного руководителя Театра наций
ПОДРОБНЕЕОНОМИНАНТАХ
ПОДРОБНЕЕ
О
НОМИНАНТАХ
ВШОРТЛИСТЕ
ВЛОНГ
ЛИСТЕ
В спектакле «Моцарт “Дон Жуан”. Генеральная репетиция» режиссер Дмитрий Крымов в очередной раз признается в своей любви-ненависти к театру, а актер Евгений Цыганов, пожалуй, играет свою лучшую роль. В программке значится, что Крымов выступил автором идеи, композиции и постановки, но, похоже, режиссер постеснялся вписать себя еще и как драматурга. И напрасно. Текст, который он сочинил, получился остроумный, колкий, смешной. С массой точных подробностей. Потому что Крымов знает о театре все. И наверняка был бы лично знаком с главным героем спектакля, театральным режиссером Евгением Эдуардовичем, если бы тот существовал в реальности. Как и сам спектакль, который, с одной стороны, кажется причудливой фантасмагорией, но в то же время оборачивается ​​пронзительной историей о театре, жизни, смерти и бессмертии.
Моцарт «Дон Жуан». Генеральная репетиция

Театральная сказка о последнем танго Дон Жуана
Дмитрий крымов, мастерская Петра фоменко
В программке к спектаклю «Я нанял убийцу» значится «финский экшен по сценарию Аки Каурисмяки». Режиссер Галина Зальцман попыталась честно имитировать театральными средствами язык киноповествования: затемнения, титры, раскадровки… Но при этом «Я нанял убийцу» — это, конечно, театр. Старые песни, немолодые кавалеры с этими своими допотопными гитарами и огромными налакированными чубами — все это видения какой-то неведомой, бывшей жизни — то ли российской, то ли финской, уже не важно. Важно, что это жизнь, где хотят любви и мечтают о встрече, которая обязательно состоится. Есть в спектакле еще одно изменение — это титры. Режиссер «Я нанял убийцу» ведет свой авторский комментарий, временами остроумный и ироничный, временами необязательный, который журчит себе и журчит, никак особо не влияя на основное действие на сцене, но создавая иллюзия диалога со зрительным залом.
Я нанял убийцу

Финский экшен Аки Каурисмяки на театральной сцене
Галина ЗальЦман, Драматический театр города Шарыпово Красноярского края
В центре этой истории — отношения отца с 14-летним сыном, которого играет Евгений Редько. 60-летний актер с усталым, значительным лицом и темпераментом прирожденного трагика находит в роли несчастного сына, мыкающегося между двумя разведенными родителями, ту правду, которая существует вне возраста, пола и прочих условностей. Сложнейшую режиссерскую партитуру Редько наполняет живой, неактерской болью. И нельзя вообразить себе в этом спектакле другим отца, которого играет фантастический Александр Девятьяров. По облику и возрасту он годится главному герою в сыновья. Но опять же актер играет не возраст, а фантазию на тему. Пластические этюды разных состояний страдающей и любящей души. Как выразить весь сложный комплекс отцовских чувств, безостановочно колотя ладонями по дну таза и разбрызгивая вокруг воду? Вода сквозь пальцы — жизнь сквозь пальцы. Синяки души в виде размазанной, потекшей туши. Скрытые и явные кровоподтеки, замазанные грубым театральным гримом. А все равно больно.
СЫН

История подростка в масштабах древнегреческой трагедии
Юрий Бутусов, РАМТ
Спектакль по одноименной пьесе Светланы Петрийчук о женщинах, решивших виртуально выйти замуж за представителей радикального ислама и уехать к ним в Сирию, стал новым уровнем испытания зрителя на прочность. В основу легли личные монологи женщин, протоколы допросов и реальные приговоры — за последние годы в России, Казахстане, Узбекистане таких дел были сотни, если не тысячи. Авторы постановки пытаются ответить на вопрос, куда и почему эти женщины бегут, но главное — откуда они бегут. Режиссерская же задача здесь не столько работа с актером, сколько со зрителем: Евгения Беркович вовлекает его в происходящее и дает возможность услышать и понять героинь, проникнуться к ним сочувствием, никого при этом не оправдывая.
Финист Ясный Сокол
Спектакль-исследование о женщинах, ставших женами террористов
Евгения Беркович и театральный проект «Дочери Сосо», Боярские палаты СТД РФ
Режиссер Лев Додин к Достоевскому обращается нечасто. Так, предыдущий раз — постановка «Бесов» — совпал с крахом Советского Союза. Премьера «Братьев Карамазовых» по последнему и самому депрессивному роману писателя состоялась в ноябре 2020 года. В нем Додин размышляет о времени и месте человека в нем, задается вечными вопросами Достоевского, которые звучат актуально и сегодня. Изменчивость, подвижность, многообразие человеческой природы — главные темы для рассуждения. При этом режиссер, как и сам Федор Михайлович, не рассказывает о человеке и даже не изучает человека, он «блуждает» по человеку в ошеломлении с восторгом и ужасом — восторженным ужасом и ужасным восторгом. Эта постановка — странствие режиссера по Карамазовым, самому Достоевскому и современному обществу, в которое Додин и актеры приглашают и своего зрителя.
Братья Карамазовы

Блуждание по Достоевскому
Лев Додин, Малый Драматический театр - Театр Европы.
ПОДРОБНЕЕОНОМИНАНТАХ
ПОДРОБНЕЕ
О
НОМИНАНТАХ
ВЛОНГЛИСТЕ
ВЛОНГ
ЛИСТЕ
Сценаристы спектакля «Идиот» полностью переписали текст произведения Достоевского. Но отличает интерпретацию от классического романа не только это. Актеры играют свои роли в современной модной одежде, вокруг них немногочисленные декорации и темные зеркальные стены, а сама история теперь — о попытке прожить личную травму. В течение четырех часов перед зрителями предстают знакомые герои, но их мотивация не всегда совпадает с той, о которой писал Федор Михайлович. Например, Мышкин и Настасья Филипповна «сходятся» не потому, что интересны друг другу, а потому, что обоим больно, оба искалечены, и вырваться из этого ада они могут только вместе.
ИДИОТ

Личная травма современного «Идиота»
АНДРЕЙ ПРИКОТЕНКО, Театр «СТАрый дом» (Новосибирск)
В основе постановки Максима Диденко — повесть Николая Лескова «Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе». В спектакле режиссер рассуждает о русской душе и менталитете, погружается в природу русского бессознательного и исследует эту «русскость» с ее болью, печалью и тоской. Монологи для Левши написал Валерий Печейкин, перед которым стояла задача вплести в канву повести Лескова современные реалии. У Левши Печейкина на сцене появляется голос, однако он остается «левшой», то есть типичным представителем меньшинства. Блоха, роль которой исполняет Диана Вишнева, предстает в постановке искусительницей, некой заморской диковинкой, и в то же время олицетворяет образ души, которую пригвоздили к земле подковами, и она перестала танцевать.
Левша

Исследование феномена русской хтони
Максим Диденко, Театр Наций
Первое впечатление от нового спектакля «Горе от ума» Алексея Бородина и художника Станислава Бенедиктова — легкость, прозрачность, романтический порыв. Патина времени снята уверенной рукой. Белые громады колонн и арок кажутся невесомыми и будто висят, продуваемые тем самым ветром странствий, который зачем-то занес молодого насмешника в душную фамусовскую Москву. И только большая черная карета в центре сцены, похожая не то на катафалк, не то на броненосец, напоминает о том, что так просто отсюда не выберешься. В этой Москве все всерьез и надолго, здесь не шутят, когда призывают жечь книги или упечь вольнодумца в психушку. При всем романтизме, присущем Бородину, новая постановка не дает Чацкому надежды найти «оскорбленному чувству уголок». Он и последний свой монолог произносит, задыхаясь и спотыкаясь, карабкаясь вверх по лестнице и то и дело падая. Это отчаяние сродни легкому дыханию, которым пронизан весь спектакль.
Горе от ума

Извечная проблема противостояния личности и эпохи
Алексей Бородин. РАМТ
«Заговор чувств» основан на одноименной пьесе Юрия Олеши и его романе «Зависть». Спектаклю Женовача присуща некоторая монологичность, и она как нельзя лучше соответствует прозе Олеши. Режиссер не побоялся буквально бросить актеров в сложнейший текст, который вообще непонятно как играть. Разве только наслаждаться его звучанием и изяществом. Безусловным фаворитом у публики является Михаил Пореченков в роли Андрея Бабичева, изобретателя нового сорта колбасы. Его роль не только замечательно выстроена режиссером, но и сыграна с азартом и на одном дыхании. В финале занавес из ярких прямоугольников взлетит, и мы увидим конструктивистские легкие лестницы, уходящие куда-то в небо. На них под живой духовой оркестр, играющий «Марш авиаторов» — «Все выше, и выше, и выше» — состоится окончательный триумф колбасника Андрея. И даже летящая вниз розовая колбаса не сможет испортить праздник.
Заговор чувств

Колбасный триумф Михаила Пореченкова
Сергей Женовач, МХТ им. Чехова
Спектакль Крымова соткан из воздуха детства, обрывков подслушанных взрослых разговоров, романтических юношеских слез. Возникнуть из ничего и исчезнуть тут же в никуда — вот режиссерский стиль Крымова, его театральный метод, его главная тема. Спектакль «Все тут» о том, что все на самом деле предопределено. Но есть короткая передышка, совсем маленькая пауза между мгновением рождения и смертью, которую надо максимально заполнить любовью, радостью, игрой, объятиями, добрыми словами. Иначе к чему эти страдания и неизбежность разлуки? Дмитрию Крымову дан редкий и единственный в своем роде дар возвращать забытые тени, превращать былую жизнь или то, что от нее осталось, в ярчайший театральный хэппенинг. И здесь ему помогает замечательный сценограф — художница Мария Трегубова, преобразившая длинную и неудобную сцену «Школы современной пьесы» в идеальное пространство для дефиле воспоминаний, цирковых фокусов и забавных трюков.
Все тут

Театральный хэппенинг, не оставивший равнодушным никого
Дмитрий Крымов,
Школа современной пьесы
Спустя 15 лет после своего театрального дебюта в «Вишневом саде» Рената Литвинова вновь допущена на главную сцену МХТ — чтобы поставить главный кассовый хит сезона и сыграть, возможно, свою лучшую роль. Ее Маргарита Леско — сводная сестра голливудской дивы Нормы Десмонд из фильма Sunset Boulevard («Бульвар Сансет»), классического нуара 50-х годов. Впрочем, вся история «Звезды вашего периода» — о тайнах, мистификации, зарытых в саду трупах, убийствах, подлинных и мнимых. Здесь все кого-то напоминают или состоят в тайной связи. Ну и конечно, сама хозяйка дома, дива былых времен Маргарита Леско — воплощение тяжелого гламура. Тут вам и Марлен Дитрих, и Грета Гарбо, и Любовь Орлова, и Глория Свенсон. Главная драма «Звезды вашего периода» — в том, что мир не слишком нуждается в совершенстве. Ему наскучили старые мифы и дамы с богатым прошлым. Ему нет дела до живых легенд, пусть и хорошо сохранившихся. Мир вполне в состоянии довольствоваться дешевым фейком и фастфудом, который развозят курьеры с доставкой на дом.
Звезда вашего периода
Спектакль о постсоветской кинозвезде от театральной дивы
Рената Литвинова, МХТ им. А.П. Чехова
Мы привыкли к тому, что Марина Брусникина всегда искусно препарирует современную прозу, но в данном случае она имела дело с выдающимся текстом — повестью «Несчастливая Москва» Евгении Некрасовой, которая одной из первых предсказала весь физический и эмоциональный контекст борьбы человека с пандемией. Сюжет спектакля «В кольцах» — череда метаморфоз, случившихся в столичном городе. Москву опоясывают семь магических кругов: Садовое и Бульварное кольца, МКАД, ТТК и другие. Если повезло жить внутри одного из таких колец, то волноваться нет повода. Но в один день вся стабильность оказывается обманом, а кольца превращаются в мишени: проснувшиеся утром москвичи обнаруживают себя в новых обстоятельствах, заставляющих менять привычный образ жизни, учиться жить заново в зыбкой, непредсказуемой реальности, испытывая то отчаянье, то истеричную эйфорию. Но кроме всех этих ужасов в спектакле есть еще и робкое признание Москве в любви. Главная героиня Нина не только любит Москву — она чувствует ее, отринув весь мрак агрессии, стресса и безумных скоростей. Она крутит педали своего велосипеда прямо в светлое будущее — по Садовому кольцу.
В КОЛЬЦАХ
Юмористическая фантасмагория и сбывшееся пророчество
Марина Брусникина, Мастерская Дмитрия Брусникина
Стать информационным партнером номинации:
Мария Семенюк, [email protected]