Лондон

+T -

Колбасная эмиграция. Почему не надо рисовать пейзажи Венеции

Поделиться:

Иллюстрация: Юля Блюхер
Иллюстрация: Юля Блюхер

*

Лет пятнадцать я работаю в Брикстоне, на Coldharbour lane 221B, в буро-кир­пич­ном доме с железными лестницами, крашенными в черный цвет. Некоторым Брикстон нравится – я сам слышал, как этот район хвалят. Не верьте, место гнусное. Пока дохожу от метро до мастерской, раз пять предлагают scunk – так здесь называют косяк.

Я работаю с Мэлвином Петтерсоном и Колином Гейлом, это отличные мас­те­ра-печатники. Кроме них, с нами работает превосходная девушка Мэган Фишпул, а иногда помогает Доменик Фер­гю­сон-Ли из соседней мастерской. Они печатают мои офорты. Они все отличные ребята, главный среди них – Мэлвин.

Мэлвин Петтерсон работает не спеша, делает долгие перерывы, любит попить чайку, поговорить. Беседы начинаются после ланча, когда мы возвращаемся из харчевни «У Дианы». Казалось бы, поговорить можно и за едой, но за едой Мэл просматривает газету The Sun.

После трапезы самое время приступить к работе, но тут под окнами появляется темненький паренек с корзиной сандвичей – в три часа дня он обходит промзону, продает работягам бутерброды. У Дианы Мэл обыкновенно съедает по две тарелки жирной пищи – казалось бы, можно и угомониться. Однако человек с корзиной бутербродов дразнит его воображение: как охотник приходит в возбуждение при виде лисицы, так и Мэл перестает владеть собой, если на горизонте появляется еда. Мэл подходит к окну, манит африканца. Тот поднимается на четвертый этаж, и Мэл изучает его корзину, перебирает бутерброды. «Что это? O, тунец! Отлично! А это что? Ветчина? Ветчина, так-так... Ну, давай ветчину». Мэл садится лицом к окну на свой особый стул – широкий, с огромной спинкой, – обкладывает себя бутербродами, придвигает телефонный аппарат.

Прихлебывая чай, Мэл обзванивает знакомых девушек. Говорит Мэл вальяжно, ласково, сочно чавкая бутербродом. Мэл отнюдь не волокита, он скорее добрый дядюшка, ему нравится шефствовать над неразумными барышнями. Откуда у него столько знакомых барышень, мы понять не можем. Вроде бы вся его жизнь проходит на виду – а вот поди ж ты! Мэлвин начинает разговор словами: Hi, love!, а заканчивает: By, sausage! В этом покровительственном «Бывай, сосиска!» – квинтэссенция отношения Мэлвина к противоположному полу. Я спросил его однажды, почему он называет девушек сосисками. В России вульгарные люди называют девушек телками, но все-таки телка – создание с душой. А тут – сосиска! Я было решил, что здесь сказалась тяга Мэлвина к обжорству. Может быть, думал я, он всех дам, которые ему симпатичны, именует мясными изделиями. Увидит милую девушку – говорит «сосиска», а увидит пожилую домохозяйку – говорит «отбивная». Я представил себе классификацию прекрасного пола: школьницы – свиные ребрышки, незамужние девушки – сосиски, зрелые дамы – копченые колбасы, матроны в годах – окорока.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 14 комментариев
Сосиски, колбаски и трава у дома

Максим, спасибо, дал посмеятся и задуматься.

Ну во-первых, по этой классификации я - колбасный иммигрант. С одной стороны это не так: колбасы (в смысле денег) у меня было и было бы больше в Москве, а не в Лондоне. Да и английские сосиски (ну вроде Cumberland и т.д.) я не очень люблю.

Но с другой стороны, если сосиски - это молодые девушки, а у меня невеста - сосиска, то да, все сходится.

А вот про Виллиса и Венецию - это отличный образ. И наверное символизирует большинство из нас, у которых "трава всегда зеленее в саду у соседа".

Это, правда, такой душераздирающий случай. Мне этого Виктора Виллиса жалко до слез. Если я хоть немного передал, как ему было фигово, то значит - получилось.

Ну а колбасная - неколбасная, что ж тут обидного? Мы же не обижаемся на то, что мы русские, или евреи. или блондины. Ну, есть такое определение, среди прочих, имеет основания, - в нем обидного, по-моему, нет. Вот я, например, наполовину еврей, наполовину - русский. Ну что ж мне теперь делать. Не англичанин. Так уж вышло. ничего, терплю.

Но, видимо, получилось похоже на правду, потому что некоторые дамы стали себя узнавать в полукопченых сосисках. Ну что уж тут поделать, если людям так кажется? В конце концов, им виднее. Литература - это же зеркало.

Прекрасная история, Максим. А я, напротив, Виллиса не жалею. Он может быть получил то наслаждение, которого у него не было, а то что умер так ведь это неизбежно :-) 

И по большому счету, современный человек никому ничего не должен и жить может там где захочет. Понятие - Родина, ужасно устарело. Главное избавиться от стереотипов и ханжеского мнения окружающих :-)

Вы, конечно же, правы. Но у меня всегда перед глазами жизнь моей мамы, которая как-то цельнее и проще моей. Мне часто теперь кажется, что простое решение лучше сложного. Увы, не могу это сказать понятнее...

Honestly

Статья очаровательная!!! Спасибо большое!

Я учусь в Лондоне и вскоре возвращаюсь на родину домой, многие задают вопрос почему я не остаюсь жить в Лондоне?

Потому что родилась в Киеве! И жить я там должна! Honestly!

А вот иммигранты женского пола (которых знаю предостаточно в Лондоне), не знаю на чем они стоят, мне кажется что явно уже не стоят, но работают официантками и уборщицами в 34 года в высшим образованием....... и все ждут этого с слезящимися голубыми глазами....

Лучше бы домой ехали!!!

Спасибо, Юлия! Думаю, хорошо все, что получается органично.

Нравится Лондон, живите в Лондоне, хотите домой- значит, надо домой. Но когда приедете домой, сохраните в памяти лучшее от Англии, она того стоит.

А если не находится места ни дома, ни "в Лондоне"?

На днях я, наконец-то, дочитала замечательную биографию писательницы Ирен Немировски, еврейки из Киева, которая сначала переехала с семьей в Питер от погромов, потом они бежали во Францию от революции, а в конце концов она умерла в концлагере.  Так вот все ее книги пронизаны некоторой неприкаянностью, этаким определением: "своя среди чужих, чужая среди своих".  Я поймала себя на той мысли, что могу полностью подписаться под этим лозунгом. Мне хорошо жить в Италии, но я никогда не "стану" и не "смогу" называть себя итальянкой, а с другой стороны я не хочу жить на Украине, хотя не отрицаю некоей "культурной" принадлежности к этой стране. А вы, Максим, к какой эмиграции отнесли бы себя и своих знакомых?

Ох, Карина, проблем много, это правда.

Что касается меня, я никогда эмигрантом не был, так и не смог решиться, хотя иногда подолгу, месяца по два-три живу и работаю в Европе. Но домом всегда оставалась Москва. Хотя жить в Москве далается все неудобнее, в числе прочего, просто по экологическим причинам.

Эту реплику поддерживают: Игорь Мальцев

как мы все похожи по разному...

я имею ввиду российских эмигрантов

лондон-безусловно наркотик страшный

ты его как бы и ненавидишь но и бросить не можешь

я вот тоже с высшими образованиями йогу преподаю и помошником архитектора работаю, а по ночам творю арт в ожидание признания- но не очень то нас принимают англичане

мы почти таджики для них)))не в обиду таджикам конечно

но honestly я тоже хочу домой- но меня все что то держит

сама не знаю что.....

но рассказ в точку а коментарии вообще в тему...мою)))

а да brixton is really terrible place

i was living not far from there uff

Максим Никольский Комментарий удален

А ведь, пожалуй, так оно и есть

Никольский прав. Быстро разбогатеть и скупать колбасу (дома, яхты, картины) тоннами в России, может, даже и легче (осуществив, так сказать, внутреннюю колбасную эмиграцию). Видимо, тут (у эмиграции нынешних времен) причины все-таки какие-то иные. Ну, не знаю. Может (например) просто есть люди, которым не сидится спокойно на одном месте. Шило у них, к примеру, в заднице. У меня, кстати, есть одна родственница. (Сейчас я расскажу в двух словах абсолютно правдивую историю). Была в России замужем за сыном замминистра. Посещала Кремлевские приемы. В общем, с колбасой проблем не испытывала уж точно. Неожиданно (для всех, в том числе и для мужа) эмигрировала в Америку. Вышла замуж за какого-то работягу. Сама трудилась в Макдональдсе. Завела 38 кошек, которых ее американский муж ненавидел люто. Потом бросила и его, и кошек, влюбившись в какого-то другого американца, младше ее лет на 30 (американский муж с тоски умер). Потом и молодого любовника тоже бросила и вышла замуж за очень пожилого казаха, который увез ее обратно в Россию, если не ошибаюсь, в Омск. Так что это было: колбасная эмиграция, или не колбасная?

Максим Никольский Комментарий удален

Ирина Стрельникова Комментарий удален

Ирина Стрельникова Комментарий удален

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости