Фредерик Миттеран: «Больше всего меня привлекает моя должность – должность министра культуры Франции»

Участники дискуссии: Самвел Аветисян

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Фредерик Миттеран о культуре

Смотреть

Фредерик Миттеран о культуре

Видео
Видео
Ирен Коммо о том, как Фредерик Миттеран стал министром культуры

Смотреть

Ирен Коммо о том, как Фредерик Миттеран стал министром культуры

+T -

Рубрика «После первой» началась с редакционной шутки: фотограф Лиза Жицкая сделала несколько портретов участников проекта «Сноб» сразу после того, как они выпивали первую рюмку водки. Но неожиданно эта история приобрела невероятную популярность. Карточками заинтересовались десятки тысяч пользователей Сети, а сфотографироваться «После первой» решили многие участники проекта. Сегодня в галерее «После первой» на сайте snob.ru есть портреты Марка Гарбера, Игоря Гуровича, Карины Добротворской, Михаила Елизарова, Бориса Зимина, Сэма Клебанова, Романа Козака, Сергея Кужавского, Павла Лунгина, Андрея Макаревича, Евгения Маргулиса, Антона Носика, Юлии Рутберг, Александра Ф. Скляра, Любови Толкалиной, Георгия Франгуляна и многих других. «После первой» превратилась в большую редакционную историю, и мы решили придать ей международный размах: превратить «После первой» в специальную рубрику, где будут публиковаться интервью с мировыми знаменитостями..

Поделиться:
Валерий Кацуба
Валерий Кацуба

Кинорежиссер, продюсер и актер. Писатель, кинокритик, телеведущий. Друг п­отомков белоэмигрантов, знаток русской культуры, создатель фильмов о гомосексуализме в России и о Льве Толстом. Историк, географ, преподаватель политэкономии. Наконец, чуть меньше года – министр культуры Франции. Карьеру в правительстве начал со скандала: заступился за Романа Полански. Ему сразу припомнили автобиографический роман «Плохая жизнь» и обвинили во всех смертных грехах. Защитился, объяснив журналистам разницу между прошлым и настоящим, а также между собственной гомосексуальностью и чужой педофилией.

Фредерик Миттеран

в проекте «После первой»

О России и русских, о том, зачем нужен министр культуры, о вине и виски, о потомках династии Романовых и честных русских таксистах, о памятнике русским солдатам в Париже и переписывании истории

Вопросы задавали участники проекта «Сноб»: Самвел Аветисян, Дмитрий Гороховский, Сергей Дрезнин, Максим Кантор, Ирен Коммо (от редакции), Александр Липницкий, Наталья Морозова (от редакции), Артем Оганов, Георгий Пинхасов, Наталья Семенова, Марат Шахсуварян, Мария Шубина

 

Артем Оганов: Я часто бываю во Франции, моя жена – француженка. Многие знакомые мне французы негативно настроены по отношению к России: «Это страна диктатуры, там никогда не встает солнце, а люди живут в муках. Русские – очень грубые и жестокие люди». Когда был создан такой образ?

Фредерик Миттеран: Нет, тут я с вами совершенно не согласен. Французы очень любят Россию. Мы все пронизаны русской культурой. Может быть, присутствует некоторый страх, непонимание современной политики, когда речь идет, например, о правах человека, но в целом во Франции очень сильно уважение к России и к русским. К тому же белая эмиграция сыграла огромную роль в культурной жизни Парижа. А, кстати, знаете, что в префектуре полиции Парижа очень ценили русских таксистов? Они единственные приносили в полицию бумажники, забытые в такси. Это общеизвестно. Конечно, это детали, но из таких мелочей складывается общая картина.

Когда вы впервые попали в Россию?

Ф. М. В 1964 году, в начале эпохи Брежнева, та поездка была организована молодежной ассоциацией коммунистов Франции.

Вы были коммунистом?

Ф. М. Нет, но Россия всегда меня интересовала, и коммунистическая Россия тоже. На самом деле ваша страна, ее литература и культура интересуют всех французов. Это у нас с детства – мы выросли на книгах графини де Сегюр. (Речь идет о дочери московского генерал-губернатора Ростопчина, вышедшей замуж за графа де Сегюра, сына адъютанта наполеоновской армии. Она жила во Франции и писала книги для своих внуков. В некоторых из них, например в повести «Генерал Дуракин», действие происходит в России. Ее книги до сих пор остаются классикой детской литературы во Франции. – Прим. ред.) В юности сильнее всего на меня повлияла русская и американская литература. И еще кинематограф. Подростком русские фильмы я смотрел больше, чем американские.

Какие именно фильмы?

Ф. М. Классику – «Ивана Грозного» Эйзенштейна, Довженко. В парижских кинотеатрах они шли довольно регулярно. Возможно, потому, что коммунистическая партия была достаточно сильна во Франции. С другой стороны, у меня были друзья-белоэмигран­ты – меня всегда привлекали неудачники, те, кто исторически оказывался в проигрыше. И меня очень интересовало то, как русские эмигранты повлияли на французское общество. Я дружил с некоторыми потомками семьи Романовых.

Чем вас привлекают неудачники?

Ф. М. Тем, что не сдаются. Так, в своем фильме о последних императорских домах Европы я рассказываю о великом князе Кирилле (двоюродный брат Николая II. – Прим. ред.). Он считался претендентом на российский престол и своего сына Владимира воспитал как будущего главу императорского дома. После смерти родителей Владимиру удалось скрыться от нацистов, которые мечтали сделать из него марионеточного короля Украины. Он женился на грузинской княжне Леониде Багратион, и всю свою жизнь в изгнании они хранили память об ушедшей России. Когда рухнул коммунистический режим, Владимир Кириллович смог посетить Россию, его очень тепло принимали, но он умер вскоре после этого путешествия. Леонида с дочерью и внуком до сих пор часто приезжают в Россию.

Вы много занимались судьбами русских эмигрантов – писали о них книги, снимали фильмы. Чья история поразила вас больше всего?

Ф. М. История моего друга Мишеля Романова, который умер два года назад. Я его очень любил. Он был правнуком двух разных императоров – с отцовской и с материнской стороны (Александра III с отцовской стороны и Александра II с материнской. – Прим. ред.). В двадцать лет он начал работать в кино. Он был отличным первым помощником режиссера, работал с великими французскими режиссерами – Анри-Жоржем Клузо и Марселем Карне. Мишель приходился племянником великой княжне Натали Палей (внучка императора Александра II, французская манекенщица и актриса. – Прим. ред.), которая также была заметной фигурой в русской эмиграции. И от них я узнал обо всех трудностях и бедах, которые пришлось пережить белой эмиграции. Еще меня очень интересовала судьба князя Феликса Юсупова. Я несколько раз видел его, а теперь иногда бываю в гостях у его внучки, живущей в Париже – в том же доме, где прежде жил ее дед.

Вы рассказываете о нем в своем фильме «Я любовник Брежнева» (Je suis la folle de Brejnev).

Ф. М. Да, как и о многих других гомосексуалах в России. На самом деле мой фильм – несмотря на название – не исчерпывается советской эпохой. В нем говорится и о Чайковском, и о Михаиле Кузьмине. Потому что, мне кажется, отношение к этому вопросу большевики унаследовали от царской России. Придя к власти, коммунисты осудили гомосексуализм как проявление мелкобуржуазной распущенности (в действительности большевики, придя к власти, отменили закон против мужеложества, как и все законы царской России; секс между мужчинами вновь стал считаться преступлением лишь в 1934 году. – Прим. ред.). Гомосексуалам приходилось скрываться, им давали пять лет лагерей. Многих шантажировали и заставляли становиться доносчиками, работать на власть. И это все происходило на фоне сталинских парадов, когда столь высокое значение придавалось красивому – по сути античному – мужскому телу.

 

Валерий Кацуба
Валерий Кацуба

После первой поездки вы часто бывали в России?

Ф. М. Да, после окончания Института политических исследований я преподавал в школе и устраивал своим ученикам поездки в Москву и Ленинград. Я бывал в России и после падения коммунистического режима – тогда я и начал снимать фильмы о России. Первый фильм – Les Aigles foudroys («Сраженные молнией орлы»), где было несколько эпизодов о Романовых. Потом – Mmoires d’exil («Воспоминания об изгнании»), в котором я снимал потомков Романовых. Был еще фильм о Раисе Горбачевой для телевидения. И фильм о Толстом, который я люблю, пожалуй, больше остальных моих фильмов.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 1 комментарий

Хочу заметить, что моя фотография сделана как раз после первой

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
«Под колпаком»

«Под колпаком»

Всего просмотров: 14155
Неудачный проект. Еще о книгах

Неудачный проект. Еще о книгах

Всего просмотров: 7864
Все новости