Беременная вдова

Прослушать Читает Сергей Полотовский

Беременная вдова

  Беременная вдова

Текст ~ Мартин Эмис
Участники дискуссии: Михаил Калужский
+T -

Роман Мартина Эмиса «Беременная вдова» — почти детектив, в центре которого, правда, не убийство, а секс. «Сноб» первым опубликовал русский перевод начальных глав книги, вышедшей в мае 2010 года в американском издательстве Knopf.

Поделиться:

Роман ~ Мартин Эмис

Перевод для «Сноба»  ~  Владимир Бабков

Книга вышла в мае 2010 в издательсве Knopf.

Заказать (на английском языке)

 

Кирилл Глущенко
Кирилл Глущенко

Смерть современных форм гражданственности скорее должна радовать, нежели тяготить душу. Но страшно то, что отходящий мир оставляет не наследника, а беременную вдову. Между смертью одного и рождением другого утечет много воды, пройдет длинная ночь хаоса и запустения.

Александр Герцен

Нарциссизм (сущ.) – чрезмерный или эротический интерес к себе и своему телу.

Краткий Оксфордский словарь

Ныне хочу рассказать про тела, превращенные в формы Новые…

Овидий, «метаморфозы»1

2006 – вступление

Они приехали в город из замка; смеркалось, и Кит Ниринг шел по улицам итальянского Монтале от автостоянки к бару с парочкой двадцатилетних блондинок, Лили и Шехерезадой…

Это история о сексуальной травме. Когда он ее получил, нежный возраст был давно позади. По любым меркам он был взрослым – и он не сопротивлялся, наоборот. Так, может быть, травма (от греческого «рана») – не совсем то слово, какое нам нужно? Потому что его рана вовсе не причиняла ему боли, даже когда ее наносили. В смысле ощущений она была противоположностью пытке. Мучительница склонялась над ним обнаженная и безоружная, со своими щипцами блаженства – губами, кончиками пальцев. Пытать значит причинять страдание. Это была противоположность пытке, но она тоже причиняла страдание. Она искалечила его на двадцать пять лет.

В пору его молодости дураки и сумасшедшие назывались дураками и сумасшедшими. Но теперь (а теперь он был стар) дуракам и сумасшедшим присваивались особые имена в зависимости от того, каким недугом они страдали. И Киту тоже нужно было такое имя. Он тоже был дураком и сумасшедшим, и он хотел найти особое имя для своего недуга.

Он заметил, что эти особые имена распространяются и на детей. Разговоры об их предполагаемых неврозах и гипотетических дефектах вызывали у него усмешку опытного и уже весьма циничного пациента. Это знакомая хворь, думал он, – иначе она называется синдромом маленького засранца. И эту я тоже узнаю – синдром ленивого свинтуса. Он был уверен, что все эти умные термины просто служат оправданием для мамаш и папаш, балующих своих отпрысков. В Америке – а это в известном смысле синоним будущего – большинство домашних животных, около шестидесяти процентов, уже сидят на стабилизаторах.

Вспоминая прошлое, Кит думал, что десять-двенадцать лет тому назад было бы неплохо подкормить такими лекарствами Ната и Гуса: это помогло бы добиться временного перемирия в их братоубийственной войне. А сейчас они пригодились бы для Изабеллы и Хлои – когда те оснащают свои голоса воплями и визгами (пытаясь нащупать пределы вселенной) или когда с невинным изумлением первооткрывателей говорят что-нибудь невообразимо обидное о его внешности. Ты выглядел бы гораздо лучше, папочка, если бы отрастил немножко больше волос. Да неужели? Папочка, когда ты смеешься, ты похож на старого сумасшедшего бродягу. Любопытно… Кит живо представлял себе, как угощает их спасительными пилюлями. Идите-ка сюда, девочки. Хотите попробовать чудесные новые конфетки? Хорошо бы, но ведь для этого надо обращаться к врачу, предварительно состряпав для дочерей обвинение, а потом выстаивать очередь в залитой ярким светом аптеке на Лид-роуд…

Интересно, думал он, что же с ним не в порядке? Затем, как-то раз (в ок­тябре 2006-го), когда снег перестал и шел только дождь, он отправился из дому в путаницу насквозь промокших и вечно ремонтируемых улиц, в этот огромный котел Лондона. Вокруг были люди – и, как всегда, он переводил взгляд с одного лица на другое, прикидывая: он – 1937, она – 1954, они – 1949… Правило номер один: самое важное, что тебя характеризует, – это дата твоего рождения. Она вписывает тебя в историю. Правило номер два: рано или поздно каждая человеческая жизнь становится трагедией, рано – иногда, поздно – всегда. И это еще не все правила.

Кит устроился в своем обычном заведении с кофе по-американски, с незажженной французской сигаретой (теперь чистой бутафорией) и английской газетой. Вот они, новости – очередной выпуск играющего на нервах триллера, захватывающего многосюжетника под названием «Планета Земля». Мир – это книга, которую мы не можем отложить… И он прочел о новом душевном расстройстве, о том самом, чей упорный шепот уже давно раздавался у него в ушах. Эта новая болезнь поражала и детей, но ее излюбленными жертвами были взрослые – те, кто вошел в возраст осмотрительности и благоразумия.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 1 комментарий

На русском языке в 2010 году книга Эмиса выйдет в издательстве Corpus

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Страшная сказка

Страшная сказка

Всего просмотров: 50292
Секретная диета француженок

Секретная диета француженок

Всего просмотров: 38382
Все новости