11713просмотров

Каково быть Риббентропом

Прослушать Читает Сергей Полотовский

Каково быть Риббентропом

  Каково быть Риббентропом

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Пакт Молотова-Риббентропа

Смотреть

Пакт Молотова-Риббентропа

Видео
Видео
Доминик Риббентроп о своем деде

Смотреть

Доминик Риббентроп о своем деде

Видео
Видео
Сергей Николаевич о Риббентропах

Смотреть

Сергей Николаевич о Риббентропах

+T -

После капитуляции, после суда, после казни, после конца войны остаются не только разрушенные города, перекроенные границы и массовые захоронения – остаются еще и живые. Дети преступников растут, строят карьеру, обустраивают дом, рожают детей и передают им по наследству фамилию, которая еще много десятилетий будет звучать как отголосок страшной войны. Адольф и Доминик фон Риббентропы рассказали журналу «Сноб», каково это – жить с такой фамилией в XXI веке.

Поделиться:

 

Dieter Mayr / Agent Focus / Photographer.ru
Dieter Mayr / Agent Focus / Photographer.ru
Адольф и Доминик фон Риббентропы

Вначале мы говорили о сейфах.

У него такой бизнес: продавать сейфы. Сложное дело. Разные замки, случайные комбинации из многих цифр. Если забудешь код, не откроешь ни в жизнь. На вид сами сейфы похожи на приземистые бункеры, вросшие в землю. Для большего шика они могут быть лакированы в любой цвет, под любой материал (дерево, камень, кожу). Просто какая-то миллионерская мечта, эти сейфы Stockinger. Правда, мне нечего в них хранить, в чем я чистосердечно признаюсь. У меня другой интерес, и я его не скрываю.

– Мне кажется, это так символично, что вы с вашей фамилией теперь занимаетесь сейфами Stockinger.

Он вздрагивает, как будто я поймал его с поличным. Но тут же берет себя в руки и с невозмутимым видом, чуть улыбнувшись уголками губ, делает удивленную мину: «Вы думаете?».

– Лучшие сейфы в мире от внука легендарного рейхсминистра. Согласитесь, это отличный PR-ход.

– Я не торгую своей фамилией. Кто ее знает, тот знает, кто не знает, тем лучше. Качество нашей продукции должно говорить само за себя.

– Но имя тоже много значит!

– Не преувеличивайте. Только для меня самого и моей семьи.

Имя – судьба

 

Моего собеседника зовут Доминик фон Риббентроп. Он приходится родным внуком Иоахиму фон Риббентропу – министру иностранных дел Третьего рейха, чья подпись стоит на сотне эпохальных исторических документов середины XX века, включая исторический пакт о ненападении между СССР и Германией. В 1946 году дед был осужден на Нюрнбергском процессе как один из главных нацистских преступников и приговорен к казни через повешение. А внук сейчас сидит напротив меня в холле отеля «Петр Первый». На вид ему лет сорок (оказалось сорок четыре). Бодрый, свежий, несмотря на раннее утро. Как будто только после теннисного гейма или заплыва в бассейне. Синий клубный пиджак, серые брюки с наутюженной стрелкой, шелковый платочек в кармашке.

– Жить с такой фамилией – испытание не из легких. Тебя все время разглядывают, каждый твой поступок исследуют под микроскопом. В сущности, реакция людей на фамилию Риббентроп везде – в Германии, Англии или России – одна и та же: любопытство. Всем интересно поглядеть, что стало с отпрысками фамилии, так или иначе вошедшей в историю XX века. Былой ненависти и подозрительности уже нет. В 2004 году я впервые приехал в Россию и был немало удивлен, что Риббентропа здесь тоже помнят.

Как же забыть! Есть имена, навсегда врезанные в память нации, вроде сейфовых замков Stockinger. Риббентроп был единственным из верхушки Третьего рейха, кто удостоился аудиенции в Кремле и попал в кадр вместе со всеми главными советскими начальниками во время церемонии подписания исторического пакта о ненападении между СССР и Германией. Чем-то он неуловимо напоминал фатоватого злодея Кнейшица в исполнении актера Масальского из фильма «Цирк», который шантажировал и терзал несчастную Любовь Орлову. Только без смоляных усов. Усы были у другого участника той эпохальной фотосессии.

Моя мама, которой тогда было шесть лет, хорошо запомнила фотографию на первой полосе «Правды». Смеющийся Сталин, довольно улыбающийся Молотов и невозмутимый, холодноглазый Риббентроп. А еще через полгода в московских кондитерских магазинах вдруг появились рижские шоколадные конфеты в непривычно ярких фантиках. Очень вкусные. С фруктовой начинкой. И бабушка купила их целый кулек в кондитерской в Столешниковом. Все дома их ели и радовались, что у нас теперь продаются такие конфеты. Как раз тогда Латвия, Эстония и Литва одновременно «попросили» включить их в состав СССР. И просьба бывших буржуазных республик была, как известно, удовлетворена.

Сходство и различия

Впрочем, в истории Риббентропов меня интересует не день вчерашний, не знаменитый дед-рейхс­министр, а то, каково было родиться и жить в послевоенной Германии с такой фамилией, когда каждый может ткнуть в тебя пальцем: «А, тот самый Риббентроп!». Когда все вокруг знают, что ты внук нацистского преступника. Куда от всего этого деться? Как избавиться? Где скрыться? Но, похоже, у самого Доминика никогда не было таких намерений. Правда, в тридцать лет он вдруг твердо решил, что должен заняться историей. Даже нанял профессора из университета.

Один раз в неделю они встречались за ланчем. Профессор медленно жевал тафельшпиц, Доминик задавал вопросы. Потом шел в библиотеку. Его туда никто не гнал, но зачем-то ему это было нужно. «С моей фамилией я просто обязан был знать исторические факты». Он погружался в книги, как утопающий, и думал, думал, а маленькие зеленые лампочки все излучали мягкий свет, и читатели мягко ступали по коврам, тихонько шелестели страницами, словно боясь разбудить злых духов, населяющих библиотечные тома. Он часто недосыпал, потому что накануне чересчур задержался над мюнхенским соглашением или над тайными протоколами переговоров с Муссолини. Он впивался в каждый официальный меморандум и научился понимать официальный дипломатический язык, вычитывая смысл между строк. Он нашел столько новых документов, открыл для себя столько всего неожиданного, впору было садиться писать книгу или защитить диссертацию по теме «Риббентроп и внешняя политика Третьего рейха». Зачем ему это было нужно? Доминик улыбается. Хотел узнать истину. Ведь еще Паскаль говорил: «Истина всемогуща, как сам Бог».

Ланчи с профессором вскоре пришлось прекратить. Болела мама. Ухаживать за ней, кроме него, было некому. Почти год Доминик провел среди лекарств и капельниц за чтением исторических фолиантов. Потом мама умерла. Отныне занятия историей будут ассоциироваться для него с чем-то мучительным, тягостным и неизбежным, как смерть. Но свои поиски правды о войне он не бросил до сих пор.

Особенно тщательно он изучает все, что связано с холокостом.

– Это самая большая трагедия, которая могла произойти и которая случилась в истории человечества. Мне кажется, самое ужасное, что тогда никому до этого не было дела. Ни англичане, ни русские, ни американцы, ни сами немцы почти ничего не знали, а главное, не стремились узнать об Освенциме, газовых печах, геноциде… К тому же более девяноста процентов евреев погибли во время войны за границами Германии. И в этом тоже был определенный расчет тех, кто нес за это ответственность. Мы как бы ни при чем. Мой девяностолетний дядя Рудольф, старший сын Риббентропа, прошедший Арденны и Курскую дугу, рассказывал, что он и представить не мог, что такой ужас возможен. Незнание, однако, не избавляет от чувства вины.

– Скажите, вам или членам вашей семьи никогда не хотелось сменить фамилию?

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 20 комментариев

Очень интересный материал, спасибо большое!Кокетство, конечно, говорить, что Риббентропы не стремятся к богатству - оно у них, очевидно, и так есть :)

Сергей, классный текст!

Интересно, что ни один из них так и не заговорил о реабилитации имени деда, не прокомментировал, что его вдова писала книги, не пытались их опубликовать. Как Вы думаете, это из-за "политкорректности" или они приняли результаты Нюрнбергского процесса?

Быть Риббентропом некрасиво.

Не это подымает ввысь...

У меня однажды однокурсник-немец со слезами на глазах просил прощения, было очень странно.

Фотографии…

…просто прелестны. Текст тоже отличный!

...хороший материал,спасибо.

В глубине души я им не верю. Они плоть от плоти, боюсь, что тогда они поступили бы так же.

Двойственное ощущение

Написано по-журналистски лихо и потому читабельно. Зная многих немцев, поддерживая дружбу с ними много лет, знаю наверняка, какой болевой точкой для них является нацизм. Они говорят об этом - так как говорят о своих проблемах люди на приеме у психотерапевта, это попытка стереть боль пониманием ее происхождения. Можно говорить об этом с немцами, и, тем самым, помочь им, нынешним, тем, кто не в ответе за дела отцов и дедов, но писать об этом? При том так разухабисто? Все в порядке со вкусом?

Еще одно замечание. Бухенвальд был расположен рядом с Веймаром, Йеной и Эрфуртом - и жители этих городов утверждали, что ничего не знали об этом лагере до тех пор, пока освободившие лагерь американцы не согнали значительную часть этих жителей и не ткунули их в зверства их братьев, мужей и отцов...

И еще одно замечание. Посмотрите фильм Лени Рифеншталь "Триумф воли". Посмотрите на тысячи и десятки тысяч восторженных лиц, обращенных к Гитлеру. Поймите, осмыслите, какой тяжести путь должны были пойти немцы, чтобы уйти от этого нацистского прошлого и превратить свою страну в единственную в Европе, в которой практически нет антисемитизма. Поймите и не наступайте на их боль, которая не проходит.

Труд украшает человека. Как в свое время дворянские семьи все равно выстояли, выучили детей, не стремясь к богатству все равно пришли к комфорту и безбедности. 

Да законы династий, законы семьи не перечеркнет никакой приговор суда.

Спасибо

автору за блестящий материал, который может, на мой взгляд, послужить уроком жизни для многих россиян-потомков победителей. Мне кажется, что с каждым годом всё меньшее значение будут иметь микроисторические аспекты и приобретут символический характер макроисторические эпизоды. Вторая мировая война становится всё ближе в ряд к первой мировой (дай Бог, чтобы ряд не пополнялся бы как можно дольше!),  а Великая Отечественная Война 1941-45 годов  становится в ряд к Отечественной Войне 1812 года. Россиянам, я убеждён, надо учиться относиться к своим предкам  и жить сегодня с такой же мудростью, как это делают герои комментируемого текста.

Эту реплику поддерживают: Дюка Бруни

Не знаю, не знаю, к чему все это? Я бы на месте наследников столь печальной династии не афишировала себя. Изменить генеалогическое древо невозможно, реально только - вести себя достойно. В конечном счете, дети за родителей не отвечают!

Спасибо,Сергей, материал интересный. Я работаю в немецкой компании и общаюсь с коллегами из Германии каждый день, в основном по работе, конечно, но несколько раз, когда разговор заходил о войне, мне было некомфортно: они чувствуют свою коллективную вину, до сих пор, относятся к этому очень серьезно, и было такое впечатление, что они извиняются  - до сих пор. И еще: среди них нет ни одного по имени Адольф.

Очень интересно было читать. И нилегко. Да, имя - судьба, но и обязанность, и с этой фамилией обязанности побольше, чем только хорошо знать исторические факты. Вообще противоречивая семья, каждый изучает историю только по себе, обобщает ответственность и вину, младщие внуки уже равнодушные. А может, равнодушность даже лучшее вариант в духе дома Риббентропа, если слушать Адольфа, кто держится к словам очень умной матери, которая сумела вовремя внушить, что ничего ни надо стыдиться и что отец был честным человеком, память которого нельзя предавать. (В 50-ие годы умная мать и сумела опубликовать свои воспоминания и собранные доказательства (?) в право-экстремистском издательстве Druffel-Verlag, в котором опубликованы воспоминания крупных нацистов. Хотя ничестно, почти облегчает, что этого признать Доминик стыснялся.)

Элизабет, спасибо за эту информацию. Мне кажется она была бы уместной в тексте статьи. Статья, увы поверхностная - зарисовка о том какая семья сегодня и не более того.

Спасибо!

очень интересно читать.! хорошая работа!

Ларисе Бабкиной

Хочу поблагодарить всех, кто откликнулся на эту публикацию. Не хочу набивать ей цену, но эти люди никогда раньше не общались с прессой. Это первое интервью с представителями семьи Риббентропов за много лет. Тем более было интересно увидеть их вблизи. Впечатление у меня осталось самое благоприятное: воспитанные, сдержанные, неприступно-любезные. Собственно, так, наверное, и должны вести себя дети и внуки дипломата. Чувство вины - это все-таки очень интимное чувство,  о нем нельзя рассказать малознакомому человеку, даже если он специально приехал об этом послушать. Но то, что я понял и попытался сформулировать в этой заметке - это то, что не надо бояться своего прошлого, пытаясь его замолчать или скрыть. Имя - это судьба. Судьба детей Риббентропа - это судьба достойных, умных и совестливых людей.  Символично, что трагическая  история, в которой имя их предка ассоциируется исключительно с преступлениями нацистов, открылась нам вдруг совсем с другой стороны. И мне кажется правильно, что рядом с российскими героями нашего  "военного номера" нашлось место и для обладателей знаменитой немецкой фамилии. Что касается реабилитации имени Иоахима фон Риббентропа, его дети знают, что это невозможно. Он был одним из самых ярких и узнаваемых символов преступного режима. Режим потерпел поражение и был осужден международным трибуналом.  Какие тут могут быть еще вопросы или попытки оправдания?   Но это их отец, их дед... И пусть от него не осталось даже могилы, память о нем принадлежит только им. А все остальное литература, история и досужие домыслы, к которым они не хотят иметь никакого отношения. Наверное,  поэтому так долго сторонились журналистов. Надеюсь, что после этой публикации им не пришлось жалеть о том исключении, которое они сделали ради журнала Сноб.                   

(Жалко. Хотелось Вам послать мои мысли на почту, чтобы не оскорбить никого своими мыслами. А только что поняла, что нельзя. А выразиться все-таки хочется. Удилите, если хотите.)

Особенность интервью производила большое впечатление. А с Вашей оценкой семьи мне все-таки более тяжело. Конечно, они воспитанные, сдержанные, неприступно-любезные люди. Как Вы говорите, дети и внуки дипломата, к тому еще потомки традиционного немецкого дома. Было бы странно (и страшно) если иначе. А читая Вашу статью мне этой совсем другой стороны, о которой Вы говорите, не открывалось. Слава богу, дети знают, что реабилитации имени деда невозможно. Все-таки, Доминик не говорит, что абсолютно нечего реабилитировать. Он говорит, что доказательства собранные вдовой никому не нужны. Этим выражением он выдал что-то, что не хочется услышать. Еще менее приятно то, как Адольф хвалит свою маму. (Спасибо Вам, что Вы это так четко передавали.) Нет, Вам верится, достойные, умные и совестливые люди. А не более того. Для моего поколения столь важно, что там было поколение, которые закричало Mein Vater war ein Nazi (да и мама тоже). Громко, публично и очень ясно. И с большой злостью. Молчать для многих было очень больно. Те, кто почуствовал эту боль и ее выразил, внесли очень важный вклад в обращение истории.

Ни Вам, ни семьи Риббентропа нельзя злиться на меня с моей реакцией. Ведь в - несравнимо более отстальной - Австрии тема еще довольно остро стоит. (Нужно только смотреть на последние президентские выборы с специфическим кандидатом.) Нет вопроса, таких достойных семьей в Австрии нужно больше, а все-таки гораздо важнее те, кто вносит вклад. (Нет, жалеть им за интервью никак не надо. Наоборот. Важный первый шаг.)

БлагоДарю...

... за интересный материал... Неоднозначно - как и сама жизнь! No comment

И последние станут первыми

Очень хороший текст и крайне примечательные герои. Примечательные тем, что сорвать маску толерантности с немцев пока еще не удавалось никому. Если следовать логике некоторых участников ветки  это милая нация, прошедшая тяжелый путь дабы сделать свою страну свободной от тяжелого прошлого, читай между строк антисемитизма. Про последнее говорить желания не испытываю, хотелось бы отметить другое.

Империи как известно не уходят бесследно, а наследие веков (как бы этого не хотелось многим) не вытравливается. Росток империи все равно пробъется - немцы в этом плане люди крайне терпеливые. Он уже пробивается - в виде доминирования Германии в ЕС, в виде поэтапного расчленения Балкан, в растущих на глазах за счет Восточной Европы немецких бизнес-структурах. Рано или поздно исчезнет силовой каркас из американских баз и Германия снова станет Германией. И возможно тогда мы увидим иные лица. Или не увидим по причине долгого периода прохождения этого этапа истории.

Кстати исходя из той же исторической логики не стоит заблуждаться насчет того, что Риббентроп не может получить иной исторической оценки. Я не к тому, что он был прав. Я к тому, что именно 20 век показал как в условиях существования людей в медийном пространстве быстро меняются оценки личностей и исторические координаты. Пиночет успел побывать и героем и палачом и подследственным и экономическим гением, а отношение итальянцев к Муссолини вовсе не такое отрицательное, каким его представляют. Его даже все больше любят, что неудивительно : если к вам приедет тысяч сто цыган из Румынии, которые начнут воровать там где о кражах не слышали лет 10, вы еще и не Муссолини вспомните добрым словом. Так что семья Риббентропов вполне может дождаться своего часа - песочным часам истории свойственно переворачиваться.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Чему нас учит опыт Зимбабве

Чему нас учит опыт Зимбабве

Всего просмотров: 52354
Церковный хайп

Церковный хайп

Всего просмотров: 51300
Жизнь после комы

Жизнь после комы

Всего просмотров: 33438
Вечный огонь

Вечный огонь

Всего просмотров: 30381
Мама вышла замуж

Мама вышла замуж

Всего просмотров: 29157
Защита прав гражданина Путина

Защита прав гражданина Путина

Всего просмотров: 27583

Новости наших партнеров