Берлин

+T -

Оперетта в концлагере и камни преткновения

Поделиться:

*

Если в Берлине поспрашивать прохожих, что это за дата такая – 8 мая, вы получите удивительные ответы: от остроумного «семь дней после 1 мая, суббота» до умилительного «выборы в Вестфалии?». А если вам кто-то все-таки скажет про «день освобождения» или «день победы над фашизмом» – будьте уверены, перед вами или западный левый, или выходец из бывшей ГДР. В объединенной Германии 8 мая не стало достоянием «коллективной памяти».

Пожив пару лет в Берлине, я поняла, что тут День Победы можно праздновать каждый день, круглый год. В бывшей столице фашистского государства, где следы войны прочно впечатались в городскую топографию, простая мирная повседневная жизнь кажется подарком, и это ощущается почти физиологически. Я думаю, что и туристы едут в Берлин не только ради Нефертити, остатков Стены да дешевой клубной жизни, но и за этим привкусом дарованного мира, за ежедневным праздником конца войны.

Когда я только приехала в Германию, меня не переставало удивлять, как много и часто здесь вспоминают войну. Стоило моим новым немецким знакомым узнать, что я жила в Москве, они тут же сворачивали на эту тему, а когда выяснялось, что я родилась в Киеве, переводили разговор на холокост. Любая беседа – о пиве, гравюрах Дюрера, блошиных рынках и Ларсе фон Триере – роковым образом заканчивалась той войной. Сначала я думала, что у них гипертрофирована совесть, потом – что у них невроз на почве чувства вины, а теперь, после нескольких лет в Германии, я наконец поняла: в основе всего современного немецкого мировосприятия лежит память о войне. И эта память не связана с культом дат.

Немцы, словно пытаясь замолить свои грехи, с каким-то даже остервенением реконструируют места бывших преступлений. В этом году был открыт новый мемориал «Смертный марш» в Беловер Вальд, куда в конце войны согнали последних узников лагеря Заксенхаузен. В бывшем женском лагере принудительных работ Равенсбрюк ремонтируют бараки СС, где разместят новую музейную экспозицию. В Берлине на месте бывшего гестапо, откуда шло все управление концлагерями, полным ходом строят информационный центр «Топография Террора». Реальные следы войны сменяются символическими: еще десять лет назад в Берлине целые районы состояли из домов, сохранивших следы артиллерийских снарядов и шрапнели, – в конце девяностых! Сейчас эти следы практически исчезли, а вместо них по­явились монументы и музеи.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости