Аудиоверсия этого текста

Прослушать

Аудиоверсия

  Честное слово

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Какую русскую прессу читает Дэвид Ремник

Смотреть

Какую русскую прессу читает Дэвид Ремник

 

Видео
Видео
В офисе Дэвида Ремника

Смотреть

В офисе Дэвида Ремника

 

+T -

Он входит в число самых влиятельных журналистов США. Его книгами и статьями восхищаются. Его мнением дорожат, его смелость вызывает уважение. Вот уже десять лет Дэвид Ремник – главный редактор The New Yorker.

Поделиться:
Ron Haviv/ VII
Ron Haviv/ VII

Когда Дэвиду Ремнику исполнилось девятнадцать лет, он объявил родителям, что собирается поехать во Францию поступить на курсы французского языка. Почему нет? Многие молодые американцы с литературными амбициями отправляются в Париж. Дэвид не был исключением. Правда, оказавшись в Париже, он три месяца играл на гитаре в метро в компании одного австралийца, который приторговывал травой. Прохожие бросали свои сантимы и франки в его вязаную шапочку. Вечера Ремника были свободны и прекрасны, а развлечения – скромны и в основном целомудренны: книги, купленные по дешевке у букинистов на набережной Сены, старые фильмы в доживающих свой век кинотеатриках левого берега. Сидя в кино на Рю-дез-Эколь, он воображал себя персонажем из фильмов «новой волны». Ну, правда, было еще вино и кое-что другое для подъема духа. И девушки, если, конечно, повезет. Везло не так чтобы очень.

Сегодняшний Дэвид Ремник – полная противоположность тому романтику-шалопаю из парижской подземки. Все, что осталось от прежнего образа, – высокий рост (под метр девяносто), черная шевелюра и страстная любовь к кино. Серьезный человек пятидесяти лет в хорошо сшитом пиджаке. Вот уже больше десяти лет он главный редактор одного из самых влиятельных и престижных журналов Америки The New Yorker.

Его кабинет – на двадцатом этаже здания издательского дома Cond Nast на Таймс-сквер. Подходишь к стеклянной стене – и утыкаешься носом в самую гущу небоскребов. Главное украшение кабинета – обложки The New Yorker: знаменитый «черный» номер, тот, что вышел сразу после трагедии 11 сентября, с черными силуэтами башен, едва прорисованными на черном же фоне; Моника Левински в облике Моны Лизы; компания одинаковых Кинг-Конгов, покуривающих и играющих в карты. Кроме обложек на стене красуется удостоверение иммигранта, выданное деду Ремника, уроженцу Виленской губернии, на Эллис Айленде, где впервые ступили на вожделенный берег многие миллионы будущих американцев. И повсюду книги – на стеллажах, на столе, на журнальном столике, на кожаном диване...

The New Yorker – особая история. К ней, как ни подступись, все равно приходится вставать на цыпочки и употреблять превосходные степени. Если коротко, великий журнал. Единственный в своем роде. Высший пилотаж современной журналистики, весь цвет современной мировой литературы – все сконцентрировано и упаковано в удобный формат еженедельника. Без сложной верстки, почти без фотографий. Классический The New Yorker – это уникальный шрифт Irvin (названный так по имени художника из команды основателей журнала), безупречный слог, невозмутимая ирония, старомодная графика и черно-белые карикатуры, отсылающие нас в ту далекую эру, когда периодические издания делались почти вручную. Поразительно, как весь этот hand-made, созданный еще в 1925 году, дожил до наших дней!

К чести владельца издательского дома Сая Ньюхауса, у него не поднялась рука что-либо модернизировать или изменить в стиле The New Yorker, когда он приобрел его в 1985 году. Формула стиля и установка на содержательное чтение остаются неприкосновенными. Никакого заискивания перед рекламодателями, никаких уступок современному читателю, привыкшему лениво проглядывать заголовки и просматривать картинки. The New Yorker надо именно что читать, если вы, конечно, еще не разучились. А если разучились, значит, он не для вас!

Все вопросы сиюминутной моды, косноязычный лепет «звезд», назойливое мелькание марок, брендов, цен – это территория Vogue, GQ, Glamour. А на двадцатом этаже люди разговаривают с вечностью и историей. Здесь до совершенства оттачивают каждое слово. Здесь тратят огромные деньги и долгие месяцы на одну статью. Здесь ключевые слова – quality («качество») и reporting («сбор материала»), заставляющие пробираться по сложнейшим лабиринтам запутанных историй.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 3 комментария

Прочел с большим удовольствием.  The New Yorker - был любимым журналом моей младшей дочери, пока она жила в Нью Йорке, и поэтому он в доме всегда был :) Надо бы возобновить подписку. 

Статья добавила еще один аргумент в пользу покупки Киндела (большого, конечно!). Жалко, правда, что в нем нет wifi и при поездках в Россию и, вообще, за пределы США, придется отказаться от возможностей, которые предоставляет постоянная связь с Интернетом. 

класс!

Очень интересный материал, и special features тоже, спасибо.

Вообще все экс-сотрудники московского офиса Washington Post - очень интересные люди, каждый, по-моему, книгу написал про Россию :)

Имел удовольствие пообщаться с семейной парой журналистов Washington Post: Peter Baker and Susan Glasser - авторы книги "Kremling Rising" - остался очень доволен.

Конде Наст он же Conde Nast

Так он пишется, увы. Проверим факты, друзья, проверим факты.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Умерла певица Юлия Началова

Умерла певица Юлия Началова

Всего просмотров: 22915
Все новости