44976просмотров

  Не садись в машину, где двое

+T -

История, которую Людмила Петрушевская написала специально для номера «Все о Еве», содержит частицу личного опыта писателя и повествует о девушке, которая на волне весеннего настроения совершает крайне неосмотрительный поступок

Поделиться:
Иллюстрация: Юля Блюхер
Иллюстрация: Юля Блюхер

Девушка – видимо, это был ее брачный момент, всплеск счастья или предчувствия счастья, выброс некоторого призыва в пространство, в белый свет, и он выразился в том, что дева надела на себя все самое лучшее; наступал праздничный вечер, должен был быть салют и гуляние народа, и она тоже тронулась с места, вон из дома, хотя ее никто не ожидал и не позвал.

У нее к весне освободилось сердце, милый молодой человек, архитектор, который занимал это место всю зиму, отошел в пространство, сам собой растаял.

Он был прекрасный, тонкий и умный, веселый, сдержанный юноша моложе девушки на два года: ему было девятнадцать, ей скоро исполнялся двадцать один. Они гуляли и целовались на морозе, в подъездах, на безлюдных выставках, в ночном метро у конца платформы, в музее Пушкина.

Дома болела мама.

Однажды вечером, когда они наконец оказались вдвоем в пустой квартире (мама легла в больницу), он закурил, стоя у окна, а девушка шутливо шлепнула его по руке, в которой он держал коробок спичек, ей показалось, что она играет роль какой-то женщины-вамп, это сцена из фильма, смешно! Освободи руки, обними меня наконец, мы одни, как бы сказала она этим преувеличенно страстным жестом. Она первая неловко к нему прижалась, поцеловала как на морозе, но он отступил. Объяснил, что в детстве перенес две операции, что ему нельзя находиться на солнце, летом он уезжает на север, вот.

И на том произошел конец, раздался стук двери, и затем хлопнула дверь лифта.

Девушка ничего не поняла, но больше ему не звонила, и он тоже не позвонил с тех пор никогда.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Читайте также

  • Животное

    Специально для июльского номера "Сноб" Денис Гуцко написал жесткую историю одной любви, которая длилась недолго, но стоила слишком дорого
  • Праматерь наша, Хавва

    В эссе, написанном специально для летнего номера "Сноб", Эдуард Лимонов исследует взаимоотношения первых сотворенных людей и предлагает неожиданные ответы на…
  • Возлюбленная. История одной страсти

    В рамках проекта "Все о Еве" "Сноб" первым публикует на русском языке отрывок из романа немецкой актрисы и писательницы Ины Вайссе "Возлюбленная"
Комментировать Всего 2 комментария

Замечательно. Первое что идет на ум, так ворчливо -  маму надо было навещать в больнице, а не гулять.

"Редко у кого из замужних остается эта восторженная любовь к себе. Она, скорее всего, перерождается в любовь к мужу, потом к своему ребенку, далее в ревность и в борьбу за главенство в семье.)"

А мне всегда казалось, что любовь к себе это детское, как у Толстого, когда он представлял, как умрет маменька, и как он будет плакать по маменьке, и тут же начинал плакать, жалея себя.  Грустное рассуждение о любви к себе, но правдивое, и серое как  февральская улица.

 «Невестой она шла, одинокой незамужней невестой в толпе, под золотым небом, в хороводе огней, под музыку из автомобилей, которые медленной чередой ехали мимо, и оттуда тоже смотрели на нее пассажиры и водители, повернувши головы». Замечательно описано состояние счастливого одиночества. Неведения. Девичьего неведения.

Смертная тоска. Никогда не задумывалась об истинном значении этого выражения. А здесь так лаконично и емко, до мурашек.

Хороший рассказ, но девушку жалко и радостно, что она чудом спаслась. А иллюстрация жестокая.

Людмила Стефановна молодчина!

Эту реплику поддерживают: Елена Шмидт

Олег Кальян Комментарий удален автором

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Новости наших партнеров