Клуб «Сноб». 261 + четыре человека

+T -

В клуб «Сноб» мы приглашаем самых ярких и успешных представителей той аудитории, которой адресован наш проект и чьи взгляды на жизнь и систему ценностей он выражает. Сейчас в клубе 261 человек. Это сообщество успешных профессионалов, которые живут по всему миру, общаются на разных языках, но думают по-русски. Их объединяют общие интересы, открытость новым идеям и готовность обсуждать их. В каждом номере мы представляем новых членов клуба, полный же список вы найдете на сайте www.snob.ru.

Поделиться:

Сергей Чобан

Я, честно говоря, не знаю точно, что такое «сноб». Мне понравился журнал – в нем есть попытка соединить события европейской и российской культурной жизни.

Федор Маркушевич
Федор Маркушевич

Каким из ваших проектов вы больше всего гордитесь?

Я воспринимаю все, что делаю, как путь. И если бы я мог поставить точку, то можно было бы сразу заняться чем-нибудь другим. Есть, конечно, проекты, которые на этом пути были важными. Это кинотеатр Cubix в Берлине на Александерплац; комплекс DomAquaree с аквариумом, через который можно проехать на лифте (архитектура как аттракцион). Важным для меня стал проект новой синагоги на Мюнстерше-штрассе. В России это, безусловно, башня «Федерация» в Москве, «Дом у моря» в Петербурге, который мы делали вместе с Евгением Герасимовым, «Лангензипен» и «Дом Бенуа» для холдинга «Теорема»...

А есть какой-нибудь проект, который вам бы очень хотелось осуществить вне архитектуры?

Я хочу сделать фильм о затопленных городах, например, при постройке канала Москва–Волга. Меня очень интересует эта тема на уровне архитектурной романтики: города, которые живут второй жизнью под водой вне нас.

Вы больше времени проводите в Берлине или в Москве?

Примерно поровну. Но Берлин для меня очень близкий город. Мне очень нравится там работать, я люблю там находиться. Это мое основное место жительства. Берлин – очень толерантный город. Там всегда проводились международные строительные выставки, приглашали не только знаменитых иностранных архитекторов, но и менее известных, которые только начинали строить свои первые здания. Так что в Берлине очень интересная интернациональная среда. Попробуйте, будучи иностранцем, сделать карьеру архитектора в Нью-Йорке, Лондоне или Париже. Я на вас посмотрю. Немецкое общество, я не боюсь этого сказать, не в пример толерантнее. А когда произошло воссоединение Германии, профессия архитектора вообще оказалась самой популярной. Это был колоссальный шанс для молодых архитекторов в начале девяностых годов.

Вы думали над тем, как в мире должны относиться к русским?

Мне кажется, стоит как раз поменьше задумываться о том, как к нам должны относиться. В первую очередь мы сами к себе должны относиться с уважением. Жить своей жизнью с хорошо дозированной скромностью. Не пытаться как-то выделяться, не стараться выставиться любой ценой. Ведь понятно, что достаток всегда создается за чей-то счет. А значит, определенная скромность, связанная с достатком, необходима.

Помогало или мешало то, что вы родились и выросли в России?

Принадлежность к любой из культур автоматически связывает не только с грузом прошлого (а негативные моменты есть в  истории каждого народа), но и с самыми интересными событиями в жизни этой нации, ее культурными достижениями. Мне, например, очень помогло то, что я родился в таком российском городе, как Ленинград / Санкт-Петербург. В первую очередь с точки зрения понимания, что такое европейский город, потому что Европа борется за сохранение своих градостроительных корней.

Какая работа самая лучшая в мире?

Лучшая работа — быть и заказчиком, и исполнителем в одном лице. Неважно, в какой области. А самая сложная работа в мире — быть исполнителем, 
не будучи заказчиком.

Что вы собираетесь делать на пенсии?

У меня есть хорошее хобби. Я неплохо рисую. Скажем прямо: хорошо. Кроме этого, я коллекционирую архитектурный рисунок. Коллекционируя что-либо, ты создаешь новые ценности. Во-первых, за счет комплектации и публикаций самого собрания, во-вторых, благодаря своим знаниям ты можешь разглядеть достоинства некоторых вещей, которые в данный момент ценятся невысоко, и таким образом сделать, если повезет, маленькое открытие в интересующей тебя области коллекционирования.

Как вы для себя формулируете понятие «качество жизни»?

Самое важное качество жизни – это ясность мысли.

Вы согласны, что деньги счастья не приносят?

Конечно же, деньги счастье приносят, иначе никто бы за них не бился. Вопрос в другом: каким путем эти деньги достались. Не приносят ли они с этим счастьем огромное количество несчастий, связанных с мучениями, почему они достались именно этим путем, а не другим. Не пришлось ли ради денег поступиться принципом, которым поступаться не хотелось...

Что бы вы хотели, чтобы написали на вашем надгробии?

Что напишут на моей могиле, мне абсолютно не интересно. Мне интересно, что обо мне будут думать и какой след я оставлю. Этот след, как вы понимаете, не эквивалентен тому, что о нас говорят при жизни. Часто бывает как раз наоборот.

Кто, на ваш взгляд, достоин упоминания в учебниках 2100 года?

Архитектура переживает сегодня сложный, переходный период, этакую глубокую архаику высоких технологий. Поэтому и современные здания живут недолго, и с упоминанием имен современных архитекторов в учебниках будет сложно. А вот, например, в театральном искусстве — Олег Борисов, Смоктуновский, Товстоногов, Питер Брук...

Подробный профайл Сергея Чобана на www.snob.ru 

 

Степан Пачиков

Сноб, в моем понимании, тщателен в выборе своих предпочтений. Немножко picky. Ему не все равно, что есть, что говорить, что пить, с кем общаться.

Игорь Ганжа
Игорь Ганжа

«Никто не может быть уверен в том, что он не сноб. такая высокомерная уверенность сама по себе — уже снобизм». Вы согласны с этим утверждением?

Сноб, в моем понимании, тщателен в выборе своих предпочтений. Немножко picky. Ему не все равно, что есть, что говорить, что пить, с кем общаться. Что касается клуба, то я в свое время, много лет назад, прочитал в журнале, кажется, «Знание — сила» статью про клубы у животных. Клубы придумали не люди — они есть у крыс, у обезьян. Клуб — это сообщество своих, некое место, где ты чувствуешь себя в безопасности. Где ты можешь неудачно пошутить, где тебя знают. Мне в ЖЖ было тяжело вести блог, но вдруг стало легко вести его в клубе – потому что его воспринимают в контексте.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости