Просебятина

+T -

Бывает так, что писатель пишет книгу о себе, а мемуары не получаются. Это потому, что писатель – сочинитель, а не вспоминатель. Как филологи называют этот жанр – неведомо. назовем его литературой личного опыта, или – короче – «просебятиной»

Поделиться:
Фото: Getty Imаgеs/Fоtоbаnk
Фото: Getty Imаgеs/Fоtоbаnk

Эдуард Лимонов

В Сырах

(Издательство К. Тублина, 2012)

Эта книга о том, как автор жил первые годы после выхода из тюрьмы. На неуютной съемной квартире в странноватом и диковатом московском анклаве под названием «Сыромятники» (они же – Сыры). С постоянной охраной  и переменными девушками, приходящими и уходящими. Про девушек автор рассказывает так, как только он умеет, – без малейшей утайки. Читаешь и понимаешь, что со времен «Эдички» Лимонов, в общем-то, не очень изменился: все так же одинок, несгибаем и безжалостно честен. Да, сегодняшняя его проза выглядит чуть менее революционно, но не из-за недостатка откровенности – родоначальник брутального жанра пишет все с тем же накалом, просто пообвыкшегося читателя удивлять стало сложнее. Зато в реальной, нелитературной жизни автора революционности хоть отбавляй. Правда, о партийной своей жизни Лимонов пишет меньше, чем о сексуальной (что читателю отнюдь не вредит). А о сексуальной – меньше, чем о своем невеселом одиночестве, которое волей-неволей стало эмоциональной доминантой книги.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

СамоеСамое

Все новости