Подожди, я умру – и приду

+T -

«Подожди, я умру – и приду» – рассказ о стране, где сериалы стали основой государственности. Одноименный сборник рассказов Анны Матвеевой готовится к выходу в издательстве АСТ

Поделиться:
Иллюстрация: Михаил Вырцев
Иллюстрация: Михаил Вырцев

– Это как? – не поняла Селия. Они с Бартом стояли ближе всех к огражденному веревками экспонату. Плоская коробка, величиной с кухонный телевизор, по широкой черной плоскости, переворачиваясь и ныряя, как синхронные пловчихи, двигались буквы.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 10 комментариев

После нескольких романов у вас выходит сборник короткой прозы «Подожди, я умру — и приду». Хочется нескромно спросить, уж не «Сноб» ли подвиг вас снова взяться за рассказы?

Вы не поверите, но так все и было. Моими первыми литературными опытами стали именно рассказы — первая книжка «Заблудившийся жокей», которая вышла в 1999 году, состояла только из «короткой прозы». А потом я начала писать романы и даже не понимала все это время, как же я на самом деле скучаю по рассказам. Когда мне предложили написать новеллу для «Сноба», у меня как будто открылось второе дыхание. Не могу остановиться — пишу и пишу эти рассказы, как заведенная. Но и над романом работаю, просто дело идет медленнее. Роман за две недели не напишешь. Во всяком случае, хороший роман.

Рассказ «Подожди, я умру — и приду» родился из фразы, сказанной вашим сыном. В сборнике есть еще что-нибудь, навеянное вашими детьми? Все-таки у вас их трое.

Дети меня вдохновляют, это правда. И свои, и чужие, но свои все-таки больше. Рассказ «На озере» написан от лица маленького мальчика, но для этой истории я позаимствовала у своих сыновей только некоторые выражения, словечки. Сюжет, слава Богу, вымышленный. Дети быстро адаптируются к неврозам родителей, и это тоже нашло отражение в рассказе. Повесть «На войне» — она про хип-хоп и подростков — написана под впечатлением от одного-единственного баттла, на который я пришла, чтобы поболеть за любимую племянницу. Уличные танцы — неосвоенная в современной литературе тема, хотя мне этот мир показался по-своему очень интересным, хотя и невероятно странным. Вообще, если покопаться, в каждом сочинении найдется детский «след», хотя для моих героинь материнство чаще становится не радостью, а испытанием. Я честно считаю, что самое сложное дело в жизни — родить и вырастить ребенка. Написать роман, даже хороший, значительно проще.

На сайте мы публиковали ваш рассказ «В день, когда родился Абеляр», в нашу книгу «Красная стрела» войдет рассказ «Подсолнухи», все это — истории, так или иначе связанные с путешествиями. Вы сами много ездите?

Окружающие считают, что даже слишком много, но я — человек дороги. Я люблю аэропорты, вокзалы, люблю даже занюханные автобусные станции. Люблю просто мчаться куда-нибудь в машине под песни Коли Ротова или «Анну Болейн» Доницетти (два диска, которые всегда со мной). Мне интересны и путешествия по нашему таинственному, прекрасному Уралу, особенно если в хорошей компании, и европейские вояжи, и поездки в экзотические страны вроде Непала или Иордании. Но больше всего я люблю Париж, простите за банальность.

Вы автор романа «Перевал Дятлова» о загадочной гибели экспедиции Игоря Дятлова в Уральских горах в 1959 году, вы серьезно изучали эту историю и, наверное, продолжаете ей интересоваться. Сейчас в Голливуде снимается фильм с таким же названием. Судя по трейлеру, будет трэшевая страшилка. Как вы к этому относитесь? И не было ли у вас предложений экранизировать ваш роман?

Вокруг темы перевала Дятлова в последние годы вообще наблюдается какое-то немыслимое кипение и бурление. Кто только не пишет об этом! Кто только не снимает фильмов! Даже ленивый уже, наверное, высказался. Мне, честно сказать, стыдно: после моей книжки, пробудившей (или возродившей) интерес к теме, память бедных дятловцев терзают все кому не лень. И все без малейшего результата. Тайна осталась тайной. Что касается экранизации именно моего романа — фильм хотели снять, но не сняли, и права, по-видимому, вскоре вернутся ко мне. А сама книга совершенно точно будет переиздана в новой редакции в ближайшее время.

Екатеринбург, где вы живете, давно стал кузницей музыкальных и литературных кадров. Есть сейчас какие-нибудь новые интересные проекты, авторы, явления, о которых мы, в Москве, еще не слышали?

Да, Екатеринбург — место силы! Как говорит Владимир Шахрин, все дело в радиации. У нас, кстати, еще и художники удивительные живут: Виталий Волович, Миша Брусиловский... У нас есть гениальный артист и лучший в мире Гамлет — Олег Ягодин. У нас, в конце концов, есть Ройзман. Поскольку я не знаю точно, о чем слышали или не слышали в Москве, мне сложно назвать новое интересное имя. Может быть, писатель Елена Соловьева? О ней и ее сказке «Цветник бабушки Корицы» вы еще совершенно точно услышите.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости