Наталия Почечуева: 
Вершки и корешки

+T -

Все выше и выше! Все ждут от небоскребов только этого. Но финансист Вадим Макаров любит разрушать стереотипы. Он не побоялся сделать ставку на первый этаж в высотке на Баррикадной. В результате его жизненное пространство стало вдвое больше и во сто крат интереснее

Поделиться:
Фото: Кирилл Овчинников
Фото: Кирилл Овчинников
Второй этаж. Отсюда открывается самый красивый вид на двусветное пространство гостиной. Кого-то стеклянный пол пугает, кому-то, наоборот, приятно щекочет нервы. В любом случае эту зону еще предстоит обжить

У меня зазвонил телефон. «Кто говорит?» – «Слон!» – огрызнулась трубка. Со сна я ничего не могла понять. В окнах – московская хмарь и темнота. Кому там неймется в такую рань! «Они красят!!!» – негодовала трубка голосом Вадима Макарова. «Кто и что красит? Объясни толком». – «Таджики. Таджики красят нашу высотку прямо по камню!!!!»

Крупный, сильный мужчина, привыкший у себя в офисе отдавать распоряжения командным голосом, вмиг превратился в маленького несчастного мальчика. Он был бессилен перед системой. «Вчера казалось, что они просто шпаклюют трещины, а сейчас смотрю – тупо берут масляную краску и прямо по камню мажут, как в том анекдоте про солдат и траву…» – «А что «Архнадзор»?» – «Говорят, уже два предписания отправили в управление капитального строительства, а те все равно красят, видно, бюджет осваивают».

Вадим поселился с женой Женей в высотке, что на Кудринской площади, совсем недавно. Он любил свой дом юной и чистой любовью новосела и не мог потерпеть надругательства над ним. Тем более что у него в душе был повод для гордости. В процессе тяжелого семимесячного ремонта им с архитектором Алексеем Козырем удалось совершить невозможное – раздвинуть пространство и превратить сорок пять метров на первом этаже в восемьдесят три на двух этажах.

После войны высотка на площади Восстания (Кудринская площадь с 1925 по 1992 год именовалась площадью Восстания) и еще шесть московских небоскребов должны были стать вершиной советского ар-деко, окружением так и не возведенного Дворца Советов.

Предшественником «семи сестер» считают сорокаэтажное муниципальное здание Манхэттена, построенное в Нью-Йорке архитектором Кендаллом. Сталин не хотел отставать, и в Москве началось «увековечивание эпохи».

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое