Возвращенец

Текст ~ Константин Кропоткин
+T -

Маршрут Москва–Лондон освоили многие российские бизнесмены, которые за последние годы в силу схожих обстоятельств были вынуждены покинуть Россию. Обратным путем, однако, сумел пройти пока один Олег Киселев, который не только вернулся и добился того, что с него были сняты все обвинения, но и получил высокий пост в госкорпорации.

Поделиться:
Владимир Васильчиков
Владимир Васильчиков

У дверей киселевского дома меня встречает собака. Большая рыжая собака сидит и внимательно смотрит на меня. Я ничего не понимаю в зоологии, из всех собачьих пород могу идентифицировать только дворняжку, но точно знаю, что ­собаки кусаются. Особенно те, которые не лают. Киселевская – не лает. Я злюсь на Киселева за то, что он оставляет собаку без присмотра. Я злюсь на себя за то, что, проехав пост охраны на въезде в поселок, самоуверенно не позвонил, а просто подъехал к дому и вышел из машины.

С хозяином собаки договаривались не на определенный час, а на определенный день – вечер субботы. Вот я и приехал в рамках оговоренного интервала, тем более что мы с Олегом давно знакомы, и такое свободное посещение без контрольного звонка я посчитал вполне уместным. Думаю, мы могли бы быть близкими друзьями. Однако драматическая разница в стоимости часа досуга делает тесную дружбу даже очень общих по духу людей практически невозможной.

Значит ли это, что автор считает, будто настоящая дружба между богатым и просто обеспеченным человеком невозможна? Да, считает. Если миллиардер, пусть даже рублевый, довольствуется ежегодной двухнедельной путевкой в подмосковный пансионат «Мамыри» – нет проблем. Только где вы видели таких миллиардеров? Собирается олигарх в отпуск на Барбадос, или на лыжный курорт во Францию, или на охоту в Кению, или на яхту куда-нибудь в Средиземноморье. Он как настоящий друг зовет с собой небогатого. Тот лихорадочно подсчитывает стоимость перелета на двоих (летим с женами, не так ли?), проживания в гостинице, которую выбрал его небедный друг, и понимает, что если потратить необходимую сумму, то в ближайшие пять лет ни он, ни члены его семьи в отпуск поехать не смогут. Не на что. Досуг, свободное время настоящие ­друзья стремятся проводить вместе. Вот тут-то и возникает проблема стоимости часа свободного времени. Время дружеского общения не может постоянно оплачиваться одной стороной. Это же не абонемент на концерт.

– Ты почему не заходишь? – вывел меня из раздраженного оцепенения Киселев, успевший по­явить­ся на пороге. – Ты что, его испугался? Он же еще совсем щенок, да и лабрадоры не кусаются.

– Теперь, когда ты меня ему представил, мне уже не страшно.

– Ну заходи, – развеселился Киселев и, обращаясь уже к собаке, добавил: – Ты, Говно, тоже иди с нами.

Странная кличка для собаки. Хотя вообще-то собаку Киселева зовут Кори. Из-за темно-рыжей масти он хотел на английский манер – все-таки почти три года в Лондоне – назвать его Брауни. Но Галина, жена Киселева, категорически настаивала на русском имени. В итоге получился огрызок прямого перевода на русский первоначального предложения – Кори (то есть Коричневый). Почти то же, что Брауни.

Теперь Кори, появившийся вскоре после возвращения, всю отведенную ему собачью жизнь будет напоминать Киселевым об их английской жизни. А замысловатая кличка, надо полагать, должна напоминать о трудностях перехода с английского на русский. Три года назад Олег Киселев оказался фигурантом громкого уголовного дела, как это нередко случается в подобных ситуациях, ­уехал в Лондон и уже оттуда пытался разрулить ситуацию. И разрулил, получив возможность вернуться.

Из этих межязыковых метаний – Брауни-Кори-Говно – можно наверняка вытащить что-нибудь сложно-подсознательное. Например, неосознанные попытки людей, отрезанных, возможно, навсегда от России, хоть как-то русифицировать свою британскую жизнь. Причем задним числом. Уже после возвращения. Можно также предположить, что Брауни-Кори-Говно – это лишь слова, три звука, как слышатся, так и пишутся. Три разные клички одной и той же собаки и больше ничего.

Вскоре после возвращения Олег Киселев получил назначение на важную должность в государственной корпорации «Роснано». То есть, по сути, стал госчиновником. А это означает, что Киселев не только оправдан, но и прощен. Такого до него не удавалось добиться никому. Для любого человека даже половина этого пути может стать серьезным испытанием и полностью перевернуть представления о мире. Что же говорить о том, кто совершил полный круг.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости