Ольга Тобрелутс:
Портрет неприкаянной

Участники дискуссии: Юлия Смагина
+T -
Поделиться:
Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
Ольга Тобрелутс (в центре) с моделью Майклом и собакой Маей, середина 1980-х гг.

Объявление в газете «Шанс» о сдаче внаем комнаты в расселенной коммуналке за пятьдесят долларов в месяц выглядело привлекательно. Мне нужно было срочно найти хоть что-то, куда можно временно переехать, так как в последнее время я жила у Уличной, в старом доме на Коломенской улице. Лестница, ведущая на чердак в ее крошечную студию, была шириной меньше метра, залитая помоями, склизкая и обгаженная сотнями кошек, она источала такую вонь, что, задержав дыхание в самом низу, нужно было изо всех сил стремительно бежать наверх, перепрыгивая через три ступеньки, чтобы ни в коем случае не вздохнуть снова. И все бы ничего, но моя собака Мая породы бассет обожала вонючие отходы. Поэтому подъем по лестнице для нее представлялся верхом наслаждения – пока я со всех сил бежала наверх, таща ее за собой на поводке и зажав нос свободной рукой, она, хрипя и сопротивляясь, умудрялась успеть намазать на себя все, что попадалось на ее пути. Вымыть Маю было негде, а пребывание с ней в одной комнате превращалось в пытку. Поэтому на встречу, которую хозяйка комнаты назначила у выхода со станции метро ­«Чернышевская», я постаралась не опаздывать. Крупная, коротко стриженная женщина в черной кожаной куртке и кепке своей мужиковатой внешностью и хриплым голосом напоминала недавно освободившуюся из зоны заключенную. Идея оказаться с ней наедине в пустой, расселенной коммуналке сразу мне не понравилась, и я уже было подумывала, как отказаться от просмотра комнаты, но она, словно что-то почуяв, стала рассказывать о своей многодетной семье, тяжелой шоферской работе, детях оболтусах и прочих горестях беспросветной своей жизни. Так беседуя, мы подошли к Египетскому дому. По обе стороны от входа два каменных фараона, прижимая к своей груди анх, поддерживали эркер второго этажа шестиэтажного роскошного дома, деревянные резные двери, сплошь покрытые египетскими иероглифами, напоминали крышку саркофага или торжественные ворота при входе в храм Амона-Ра. В парадной, под лотосовидными капителями колонн, нас встретили два каменных сфинкса на гранитных постаментах. Мы поднялись по мраморной лестнице, решетку которой переплетали папирусы, витражи на окнах цветными зайчиками раскрашивали венецианскую штукатурку стен. На каждом этаже располагалось по одной квартире. Наша оказалась на четвертом. Мы вошли в большую прихожую с четырьмя колоннами, украшенными коринфскими капителями. Прихожая соединялась с гигантским холлом, по обе стороны которого распахнутые двустворчатые двери впускали дневной свет из пустых комнат. Квартира оказалась огромной, с высокими четырехметровыми потолками.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 1 комментарий

чудесный рассказ. А что потом стало с рыбкой и с собакой? И долго ли Вы прожили в той египетской квартире?

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Все новости