Обзор: Париж

+T -

> Осень калькуляторов. Налоговая атака, монстр из канализации и обнаженная Ольга

Поделиться:
Александра Кузнецова
Александра Кузнецова

*

«Как!? Уже первое?» Подруга задумалась на секунду, потом быстро огляделась и стремительно исчезла, бросив мне: «Сядь на террасе и закажи мне мартини. Буду через пятнадцать минут».

Вернулась она с продолговатым пакетом, в котором оказались треугольный знак аварийной остановки и жилет из светоотражающей ткани. Я вопросительно посмотрела на нее. Она махнула послушно заказанный мною мартини и закурила: «За отсутствие вот этих двух предметов в машине с первого числа будут штрафовать».

Все парижские автомобилисты, еще не пересевшие раз и навсегда на велосипеды, добросовестно обзавелись предметами относительной безопасности для своих машин. На фоне биржевых потерь и неумолимо приближавшегося времени уплаты налогов оплачивать еще и штрафы не хотел никто.

Налоговая атака в этом году началась с подоходного налога, потом последовал налог на землю для собственников недвижимости, о котором я узнала, став счастливой обладательницей квартиры на Монмартре. Выложив в общей сложности несколько тысяч евро, я надеялась вздохнуть спокойно. Но не тут-то было. Бдительные сотрудники мэрии пересчитали стоимость ремонта фасада нашего дома и пришли к выводу, что домовладельцы недоплатили. Пришлось раскошелиться опять. И когда господин Саркози со свойственной ему живостью объяснял мне с экрана телевизора, что Евросоюз отстегнет семьсот миллиардов евро для спасения банков, из которых триста шестьдесят миллиардов придутся на госбюджет Франции, мне как налогоплательщику хотелось запустить в ящик чем-нибудь тяжелым.

Тут и подоспел налог на телевидение.

Нынешняя парижская осень вообще располагала к арифметике. Обычно рассеянные и не склонные к ежедневным математическим упражнениям парижане снова обзавелись калькуляторами, вышедшими из моды вместе с привычкой переводить стоимость каждой покупки из франков в евро и обратно. Дружеские обеды стали все больше походить на встречи бухгалтеров: каждый со своей счетной машинкой вычисляет, что еще может позволить себе из меню, исходя из того, что вообще может теперь себе позволить.

Завтракая с подругой в кафе у канала Сан-Мартэн, мы ничем не отличались от встревоженной массы людей, жующих справа и слева от нас. Лишь одна пара выбивалась из контекста. В девушке, сидевшей в двух шагах, трудно было узнать депрессивную киногероиню Катю Голубеву. Она выглядела так, как все мы выглядели до наступления кризиса: с безмятежным видом читала газету, завернувшись в теплый шарф, лишь изредка поднимая глаза и улыбаясь сидящему напротив мужчине – режиссеру Леосу Караксу.

Говорят, Каракс впервые увидел Катю в фильме литовского режиссера Шаронаса Бартоса «Три дня» и тотчас влюбился и в фильм, и в актрису. В момент знакомства оба пребывали в депрессии. Леос – после картины «Любовники с Нового моста», съемки которой растянулись на несколько лет, так как сначала сгорели декорации, потом умер продюсер, а за ним и оператор. Катя же играла исключительно героинь с тяжелой судьбой, которых либо убивали, либо они сами пытались покончить с собой.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Умерла певица Юлия Началова

Умерла певица Юлия Началова

Всего просмотров: 22966
Все новости