Чубайс без креста

Текст ~ Михаил Бергер
+T -

Анатолий Чубайс стал безработным по собственной вине — в конце 90-х он нарисовал график с двумя осями: рост потребления электроэнергии и падение ее производства. Линии пересекались, образуя крест и обозначая дефицит энергии. Этот главный аргумент для реформирования РАО ЕЭС прозвали «крестом Чубайса». Итогом «крестового похода» стала ликвидация компании, которую Чубайс сам и возглавлял.

Поделиться:
Денис Зильбер
Денис Зильбер

Один безработный написал записки про конец света, конец газа и конец нефти. На это можно было бы не обращать никакого внимания, если бы не имя безработного – Анатолий. Впрочем, дело даже не в имени, а в фамилии писателя записок. Фамилия его – Чубайс. Уволенный 30 июня из РАО ЕЭС в связи с ликвидацией организации, он три месяца оставался свободным человеком до своего назначения в корпорацию «Роснанотех». 

В тот момент, когда были обнародованы его записки, он нигде в штате не числился, а ждал назначения, как это всегда случалось, когда он оказывался без работы.

Его дважды, как «на бис», увольнял Борис Ельцин с одной и той же должности – первого вице-премьера. В первый раз, в 1996-м, он даже подумать о заявлении не успел. Инициативу проявил Ельцин, публично обвинив Чубайса в том, что он ополовинил избирательные урны партии власти. Любопытно, что фразу «Во всем виноват Чубайс» произнес тогда не сам Ельцин, а его кукла на НТВ. Так Виктор Шендерович фактически сработал спичрайтером президента, потому что народное сознание записало это выражение за Ельциным. Во второй раз, в 1998‑м, Чубайс сам попросился в отставку и даже место своей дальнейшей работы предложил – РАО ЕЭС.

Свое третье увольнение Анатолий Чубайс готовил десять лет. Можно сказать, что заявление об уходе написал вместе с заявлением о приеме на работу в РАО, которое твердо пообещал разрушить. И это у него получилось.

Далеко не все работавшие с Чубайсом на это рассчитывали. Один из членов правления даже в конце 2007 года, когда, казалось, все уже было ясно и неотвратимо, говорил своему шефу: «Анатолий Борисович, я вас поддерживаю во всем на сто процентов, но мы-то с вами понимаем, что никакой ликвидации РАО не будет. Согласитесь, что это невозможно в принципе».

Человек искренне считал, что Чубайс со своей реформой РАО ЕЭС просто разыгрывает сюжет из анекдота про барабан Страдивари. В нем новый русский хвалился друзьям, что выгодно приобрел барабан Страдивари. На возражения относительно иной специализации легендарного мастера он отвечал: «Бестолочи, ничего не понимаете! Это он для лохов делал скрипки, а для своих – барабаны».

Реформа РАО оказалась настоящей скрипкой, не для лохов. Немало больших людей из компании, включая самого Чубайса, с момента ее торжественного захоронения 30 июня 2008 года остались без работы. Десять лет назад было круто оказаться единственной в корпоративной истории человечества командой менеджеров, которая поставила своей задачей ликвидацию компании, служившей им источником – и весьма неплохим – существования, давала вполне обоснованное ощущение своей важности, своего значения. И все десять лет они, ведомые Чубайсом, бились с парламентами разных созывов, с премьерами и президентами, с губернаторами и начальниками электростанций за разрушение компании (а значит, как они считали, за светлое будущее российской экономики).

В результате победы им пришлось искать другую работу. Жалеть, конечно, никого не надо. Все большие люди РАО ЕЭС неплохо заработали. Был хороший оклад, была реализована опционная программа для менеджмента. Но работы-то не стало. По крайней мере, в РАО.

У Чубайса свой взгляд на эту историю. Он успокаивает себя тем, что для части его ближайших сотрудников он стал тормозом. В том смысле, что они уже давно сформировавшиеся первые лица и «фактор Чубайса» им только мешает расти.

На вопрос о том, есть ли у него комплекс, если не вины, то хотя бы обязательств, Чубайс отвечает, что и да, и нет. Не так легко устроить десять-пятнадцать человек такого класса и ранга. И потом, все эти годы игра шла в открытую, все знали, что Чубайс ликвидирует компанию. Да он и сам в итоге оказался в довольно рискованном положении безработного.

Нынешним летом друзья подарили Чубайсу на день рождения барабан. Оказывается, он мечтал об ударной установке чуть ли не с детства, потому как считает, что у него естественная тяга к ритму. Он теперь с удовольствием играет на ударных у себя дома. Его совершенно не смущает то, что он абсолютно не умеет этого делать. Не менее важно и то, что это обстоятельство нисколько не смущает окружающих. Барабан не простой, а с электронными примочками: надеваешь наушники, стучишь как попало, слушаешь себя, а вокруг – ни звука. Немое кино про барабанщика.

Еще у Чубайса дома есть мастерская с верстаком и тисками. Я узнал об этом из книги, где его друзья молодости вспоминают, каким Анатолий был мастеровитым молодым человеком. Я спросил Чубайса, действительно ли до сих пор у него стоит верстак в мастерской? Он ответил, что да, стоит. Я поинтересовался, когда он в последний раз зажимал что-нибудь в тиски? Он честно признался, что очень давно. И не потому, что времени нет (времени сейчас хоть отбавляй), а оттого, что жизнь изменилась и все нужное можно купить или заказать.

У безработного Чубайса, развлекающегося бесшумной игрой на барабанах, в момент его добровольного увольнения были, конечно, и планы, и определенные обещания тех, кто эти планы может осуществить или разрушить. Сейчас, когда его новое назначение состоялось, ситуация выглядит вполне безоблачно. Но ведь в середине сентября никаких указов о его трудоустройстве подписано не было. Тем более удивительным выглядел его выход с записками.

9 сентября он вместе с Егором Гайдаром представил публике подготовленные ими совместно «Экономические записки», изданные книгой для широкого круга читателей. В этой книге сказано, что все хорошее, включая накопленный непосильным трудом стабилизационный фонд, может в один прекрасный день закончиться. И день этот может оказаться не таким далеким, как кажется.

Самое важное и неприятное, о чем написано в книге, – это то, что газа нет. И при неблагоприятном стечении обстоятельств может дойти до необходимости эвакуировать мегаполисы.

Что это такое на практике, никто не знает – опыта нет. Но те, кто хотя бы раз теплым летним пятничным вечером пытался выехать из Москвы на дачу в любом направлении, могут легко включить воображение. Не знаю, как другие мегаполисы, но Москва просто физически не сможет никуда переехать. Тем более что и выезжать-то особенно некуда.

Суть ситуации в том, что Чубайс со своим газокалипсисом легко мог остаться без нового назначения. Гайдару-то что? Он работает у себя в Институте экономики переходного периода, никаких указов про свое назначение куда-нибудь не ждет. А вот Чубайс как раз ждал.

Он что, не знает про «эффект стадиона»? На стадионе, если хочешь услышать свист, совсем не обязательно делать это самому. Там всегда кто-нибудь свистит. Правда, Кремль – не стадион. И Чубайс это знает лучше многих других.

Зачем говорить, что газа нет? Газ в России – это же не экономика, а чистая политика. Причем не политика вообще, а практически личное дело президента. Ну и премьер-министра, когда им стал президент. Он что, не в курсе? А если в курсе, почему молчит? А если он считает нужным молчать, то нечего другим лезть со своими расчетами и прогнозами. Почему было не подождать хотя бы до назначения в госкорпорацию «Роснанотех», которое ожидалось 15–16 сентября? Ведь Чубайс мог так и остаться писателем. И без агентурных данных понятно, что глава РАО, а не директор ИЭПП жег на своих электростанциях газ и считал, сколько надо мазута, чтобы заменить тридцать три миллиарда кубометров газа, которых будет не хватать в 2010 году. И уж точно лишь Чубайс мог рассчитать, что, даже имея «запасные» двадцать семь миллионов тонн мазута для замены недостающего газа, проблему дефицита топлива не решить. Электростанции страны не могут переработать в свет и тепло больше пятнадцати миллионов тонн мазута в год. В них больше не помещается.

И зачем Чубайс все это рассказывал до того, как получил новое назначение? Он и так уже третий месяц работал бывшим председателем правления РАО ЕЭС, которого, в свою очередь, давно уже не существует. Это тоже работа, но без зарплаты и с быстрорастворимым статусом. И если Чубайс не хотел и дальше остаться на этой должности, то обязан был проявлять если не осторожность, то хотя бы расчетливость. А он что сделал? И главное, зачем? Проверить на прочность свои отношения с властью? Или продемонстрировать свою независимость от нее? Или, наоборот, передумал на нее работать и сознательно шел на перспективу потери назначения в «Роснано»?

Последнее маловероятно. Мы встречались с ним буквально за несколько дней до презентации «Экономических записок». Это означает, что книга со всеми ее «газа нет» была не только написана, но и отпечатана, и встреча с журналистами по поводу ее выхода в свет, скорее всего, тоже уже имела дату, время и место. А Чубайс с невероятным воодушевлением рассказывал о том, какие фантастические возможности перед человечеством открывают нанотехнологии. Он выглядел погруженным в задачи корпорации, в которой ему, как предполагается, предстоит работать. Он был весь в проблематике «десять в минус девятой степени».

Это, как я узнал от него же, наноразмер (а размер десять в минус шестой – это микротехнологии, которыми человечество научилось более или менее осмысленно оперировать).

Разговор был неформальным, и Чубайсу совершенно не требовалось производить специальное впечатление, убеждать или разубеждать в чем-то. А он вдохновенно говорил о том, что если микротехнологии породили новые отрасли – микробиологию, микроэлектронику, то нанотехнологии – это совершенно новый технологический уклад. Это лекарства, доставляемые в конкретно больную клетку и не задевающие ее здоровых соседей. Слепые от рождения, получающие зрение. Незапотевающее стекло, к которому грязь не пристает.

Он также убежден, что проект с нанотехнологиями дает возможность вернуть хотя бы часть долга научно-технической интеллигенции, которая сложнее других входила в рынок, а теперь может получить возможность заняться увлекательным и благодарным делом.

Слушая все это, понимаешь, что Чубайс, без сомнения, искренне и осознанно хотел работать в госкорпорации «Роснанотех». Нет сомнения и в том, что дать ему эту работу могут только президент и премьер-министр. Или премьер-министр и президент.

Интересно, что Чубайс как бы сам себя загнал в ситуацию, когда его работодателем может быть только руководство страны. Все последние семнадцать лет было именно так. Это затягивает. Каждую свою новую должность он получал из рук президента и никак иначе. Ну и терял их по той же воле. И теперь, в середине 2008 года, в очередной раз оставшись без работы, он оказался перед сильно ограниченным набором вариантов.

Несмотря на репутацию олигарха, он не связывает свои планы с самостоятельным бизнесом. Не считает себя бизнесменом. Идти в наем к кому-то из олигархов тоже не с руки – все сразу начнут высчитывать, за какие такие услуги олигарх рассчитывается с Чубайсом высокой должностью и зарплатой? Уходить в чистую политику – для этого он слишком хорошо понимает текущий момент, чтобы не тратить время и силы на бесплодные занятия. Быть чистым чиновником тоже не хочется. Да и, как кажется, никто не зовет. Остается работа, которая не связана напрямую с правительством, но попасть на которую можно только через указ президента. То есть госкорпорация «Роснанотех». Зачем же тогда дергать тигра за усы?

Зачем распространять книги, где черным по белому написано: «В последнее время российские власти стали позволять себе по отношению к принятым обязательствам "легкость в мыслях необыкновенную". Свидетельство тому – предложение Минздравсоцразвития изъять из Внешэкономбанка пенсионные накопления. Но система стабильна, пока не нарушены условия соглашения с обществом: мы не спрашиваем вас, почему вы правите страной, вы гарантируете нам привычное существование, не устраиваете экспериментов, радикально меняющих жизнь».

На что больше похожа приведенная цитата: на заявление о приеме на работу через Кремль или о снятии с учета на кремлевской бирже труда?

Что это – бесстрашие, самоуверенность, глупость, принципиальность или тонкий расчет? Не уверен насчет глупости, но периодические сальто-мортале Чубайса (разновидность акробатического прыжка с переворотом через голову, если кто не знает или забыл) соединяют в себе все эти и еще множество других сложных элементов.

Вот мы видим, как Чубайс выделывает очередной смертельный кульбит под самым куполом цирка. И нас в первую очередь интересуют даже не содержание самого номера и комбинация элементов, а простой вопрос: он сейчас со страховкой или без? Существует ли теоретическая опасность того, что он может навернуться с высоты, достаточной, чтобы осталось только мокрое место? По идее, если речь идет о куполе цирка, то работать без страховки просто запрещено правилами. Она должна быть. А если это не цирк?

Публикация «Экономических записок» ведь отнюдь не первый из его смертельных кульбитов под куполом.

Чубайс не раз исполнял «cмертельные номера».

Первый из известных широкой публике относится к лету 1996 года. Президентские выборы, его люди, работавшие на избирательный штаб Ельцина, задержаны с коробкой, набитой долларовым кэшем. Это привело к выдвижению ультиматума: или мы (Чубайс и его команда), или они (Коржаков, Барсуков, Сосковец). Тот знаменитый заход к Ельцину, который решил судьбу по-настоящему грозных противников Чубайса, был отчаянным шагом, результат которого до последнего момента оставался совершенно непредсказуемым. Тогда Чубайс практически в одиночку победил не просто двух руководителей влиятельнейших спецслужб и их «духовного отца» Сосковца. Он вывел из игры реально близких к Ельцину людей. Президент привык к тесному общению с главой своей службы безопасности Коржаковым. Он при всяком удобном случае приглашал его разделить завтрак, обед или ужин. Говорят, Ельцин еще некоторое время спустя после увольнения этой троицы, видимо, забывшись, периодически спрашивал: «А где Саша?»

Проиграть в открытой схватке такому персонажу означало бы не только потерю должности. Тот «смертельный номер» Чубайса был, пожалуй, самым логичным и мотивированным из всех его известных сальто-мортале. Совсем иначе выглядят истории с Гусинским и Ходорковским.

Когда Владимир Гусинский был арестован и помещен в следственный изолятор, Чубайс подписал коллективное письмо-поручительство семнадцати крупных предпринимателей, в котором излагалась просьба изменить меру пресечения олигарху. Глава государственной компании РАО ЕЭС от этого ареста лично ничего не терял, реформе энергетики это никак не угрожало, никого из членов его команды не задевало. Он не только мог не подписывать такого рода письмо, но и, скорее всего, как человек, которого назначает на должность и увольняет правительство, не должен был этого делать. Да и без всяких обязанностей перед работодателем в лице правительства он мог просто вспомнить еще свежую историю приватизации «Связьинвеста», из-за которой в итоге он и многие его товарищи вынуждены были уйти из правительства. Он стал тогда объектом тяжелой публичной атаки, одним из ключевых атакующих был Гусинский и его «Медиамост». Это обстоятельство могло послужить вполне уважительной причиной, чтобы не подписывать ничего в защиту человека, нанесшего ему и его соратникам реальный ущерб. Чубайс не воспользовался этой возможностью не напрягать свои отношения с властью.

Отнесем эту его лихость к соответствующему историческому периоду. Тогда еще мало кто предполагал, что ссора с Кремлем или даже напряжение отношений может привести к потере бизнеса, а в некоторых случаях – и свободы. Не было еще на тот момент соответствующей практики.

В случае с Ходорковским определенная практика уже накопилась. Поэтому никаких коллективных писем и сбора подписей ни в день ареста, ни позже бизнес-сообщество не произвело. Была лишь анонимка от Российского союза промышленников и предпринимателей. Именно анонимка, потому что никто из составителей текста свою подпись под бумагой не поставил, а президент РСПП Аркадий Вольский отказался выходить с уже готовой бумагой к журналистам. Обсуждавшие сложившуюся ситуацию в «Балчуге» олигархи дружно делегировали госслужащего (или госменеджера) Чубайса озвучивать перед телекамерами позицию бизнеса. Глава госкорпорации имел все основания взять самоотвод, но он относительно легко «делегировался».

Некоторые его товарищи по партии и сегодня считают, что из-за этого выступления СПС потерпел сокрушительное поражение на парламентских выборах 2003 года. По сути, партия не оправилась и к 2007-му, когда проиграла выборы с еще большим размахом, чем в 2003-м. Рисковал ли в октябре 2003‑го Чубайс лично? Безусловно. А надо ли было так рисковать самому, чтобы потом так пострадали другие?

Денис Зильбер
Денис Зильбер

Чубайс утверждает, что он, сторонящийся в последние годы политики, выходит на публику только тогда, когда молчать невозможно.

Случай с Ходорковским он относит именно к таким. Как и выступление на съезде СПС в декабре 2007 года. Уже прошли парламентские выборы, в ходе которых СПС был определен как главный враг действующей власти, и Чубайсу прямо посоветовали не только отказаться от публичных комментариев, но и лучше вообще не приезжать на съезд. Возможно, он, выбирая между участием в съезде политически пришибленной партии и возможностью довести до конца реформу РАО ЕЭС, выбрал бы РАО. Не могу этого утверждать наверняка, но готов допустить, что если бы вопрос был поставлен «или-или», то Чубайс пропустил бы съезд. Но вопрос, видимо, так жестко поставлен не был. Кроме того, и это главное, в конце ноября на митинге своих сторонников в Лужниках президент Путин хотя прямо и не назвал СПС партией олигархического реванша, но сказал про «тех, кто еще каких-то десять лет назад контролировал ключевые позиции и в Федеральном собрании, и в правительстве... кто в 1990-е годы, занимая высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживая интересы олигархических структур и разбазаривая национальное достояние... Их имена вы найдете среди кандидатов и спонсоров некоторых партий. Они хотят взять реванш, вернуться во власть, в сферы влияния. И постепенно реставрировать олигархический режим, основанный на коррупции и лжи». Никаких других кандидатов на роль «тех», кроме СПС и его лидеров, не было.

Чубайс посчитал нужным ответить, рискуя оставить незавершенным свое главное дело последних десяти лет. Выступая на съезде СПС, он ответил на лужниковскую речь и сказал, что, услышав слова Путина, подумал: хорошо, что этого не слышит Ельцин. «Если плюешь в предшественника, то будь готов к тому, что то же самое сделает преемник», – сказал также Чубайс.

Как ни странно, этот прямой накат на президента не стоил Чубайсу должности. Некоторым образом пострадали энергетики. Выступление на съезде прозвучало в два часа. В пять вечера того же дня в администрацию президента поступило распоряжение не выпускать уже подготовленное поздравление Путина с Днем энергетика.

Впервые за несколько лет РАО осталось без кремлевского приветствия к профессиональному празднику. Но неотправленная поздравительная открытка, пусть и от президента, – по большому счету невысокая плата. И совершенно непонятно, почему Путин простил ему столь откровенный публичный вызов.

Очень хотел, чтобы Чубайс довел реформу энергетики до конца? Звучит не совсем убедительно. А более убедительных аргументов у меня нет.

Знал ли Чубайс, выступая на съезде СПС, что его жесткая, кость в кость, словесная стычка с президентом обойдется без серьезных последствий? Мне кажется, вряд ли. Мог ли он в принципе чем-то поступиться, как-то политически подвинуться ради достижения фундаментальных целей, к которым он стремился – и достиг – в РАО ЕЭС? Конечно, да. Это не гипотеза, а факт, хотя сам Чубайс с этим вряд ли согласится.

В прошлом году он публично заявил, что если бы сохранилась выборная система получения губернаторами своих постов, то реформа энергетики могла бы и не состояться. Так что хорошо, что не сохранилась. Просто повезло.

Человек, которого многие считают самым значительным политиком правого толка, говорит, что система назначения губернаторов лучше, чем их выборы. Узнаете в этом человеке Чубайса? Я усомнился и прямо спросил его, действительно ли он так думает или просто так сказал. Для красоты.

Важная особенность Чубайса состоит в том, что он никогда не отказывается от своих слов. То есть признать, что сморозил что-то не то, иногда может, но отказаться – никогда. По этой причине его просто невозможно поймать на слове. Только ты его хочешь схватить за сказанное, а он уже сам себя держит за это самое место, и инициатива остается в его руках.

– Это же два абсолютно разных среза ситуации, – горячо отвечает он. – Срез номер один – как я понимаю правильное устройство политической системы на региональном уровне. И абсолютно другой срез – мое высказывание, связанное с деятельностью корпорации и ее реформированием. Я хорошо понимаю: мы вели драку за реформу, и почти на каждом фронте у нас было соотношение один к десяти не в нашу пользу. Один из таких фронтов был региональный. И я отдаю себе отчет в том, что если бы у нас были выборные губернаторы, то реформа не состоялась бы. Точка. При этом я либерал, я за выборы, за политический плюрализм. Но я понимаю, что на фоне губернаторских выборов я бы свою задачу здесь (в РАО ЕЭС. – МБ) не решил. Что вовсе не означает, что я полностью согласен с отменой выборов губернаторов.

Ну и как вам такой подход к конфликту между либеральными ценностями и хозяйственными задачами? По-моему, полная чума. Непросто быть наемным менеджером власти, которая не разделяет твоих политических взглядов.

Можно сказать, что Чубайс просто использует власть для достижения глобальных целей, которые, по его убеждению, служат интересам страны. Можно сказать, что власть использует Чубайса для достижения своих целей, которые, как она, власть, считает, служат тому же.

Возникает соблазн назвать его карьеристом, коллаборационистом... Смущает только то, что это какой-то особенный вид – карьерист-камикадзе. Борис Немцов поражается способности Чубайса идти на серьезные жертвы ради больших задач.

– Это вообще феномен, – говорит Немцов. – Человека все ненавидят, а он при этом работает. И всегда так было, при Ельцине тоже. Он, когда Толю увольнял в 1996‑м, сказал не только, что во всем  виноват Чубайс, а еще и то, что, мол, у нас в деревнях всех облезлых рыжих котов называли Чубайсами. Если бы про меня Ельцин такое сказал, больше бы он меня ни разу не увидел. А Чубайс уже через несколько месяцев вернулся к нему работать в избирательный штаб. Я уверен, что ему было обидно, и переживал он сильно по этому поводу, но вернулся тем не менее.

– А как вы хотите? – удивляется в свою очередь Чубайс. – Сопоставьте масштаб: с одной стороны, какие-то мои обиды, а с другой – интересы страны.

Про рыжих котов даже в Википедию попало. «С середины девяностых годов многие проживающие на территории России коты, а иногда и другие домашние животные рыжего окраса получили кличку Чубайс. В том числе взрослые особи, ранее звавшиеся Рыжиками». Это же как надо постараться, чтобы у домашних животных отбирали их первородные имена ради удовольствия переименовать их в Чубайсов. В этой же статье Википедии приведен анекдот: участники покушения на Чубайса получили срок «за халатность и ненадлежащее исполнение своих обязанностей».

Нельзя сказать, что Родина неблагодарна по отношению к Чубайсу и обошла его чинами и наградами. У него есть три благодарности президента (все – от Ельцина), медаль «За заслуги перед Чеченской республикой», медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» I степени. Что касается чинов, то в 1996 году ему присвоен чин «действительный государственный советник 1-го класса». Если ориентироваться на дореволюционную табель о рангах (а российские составители чиновничьих рангов на нее и ориентировались), то чин Чубайса соответствует действительному тайному советнику. Это первый и самый высокий класс, где располагались канцлеры и генерал-фельдмаршалы, и обращаться к людям такого ранга следовало не иначе как «ваше высокопревосходительство». Простой народ абсолютно не в курсе и обращается к Чубайсу как попало.

«Слушай, рыжая скотина. Как только я услышал твою фамилию в 1992 году, я сразу почувствовал, какая ты мразь, урод, скот. Ты, чудовище рыжее, конопатое, убил своей лопатой (граблей) двадцать миллионов человек в России». Это одно из писем, размещенных на персональном сайте Чубайса. Мало быть Железным Дровосеком, чтобы размещать у себя на сайте подобные письма. Нужна самоирония, сотрудничающая с самоуверенностью.

Чубайс рассказывает, как однажды в самолете его окликнула одна дама и стала энергично пробиваться к нему, говоря, что давно хотела с ним посоветоваться. «Советуйтесь!» – поощрительно сказал глава РАО ЕЭС. «Анатолий Борисович, я читала, что вы в Петербурге выращивали тюльпаны и успешно торговали ими. Не подскажете ли...» Чубайс сам посмеивается над тем, как попался на эту удочку, хотя почему-то допускает, что женщина действительно хотела спросить про тюльпаны. Эта цветочная история преследует его много лет.

В 1980-е в Петербурге один из его товарищей, Петр Филиппов, увлекся коммерческим разведением луковиц тюльпанов. Он активно пытался вовлечь в этот процесс всех знакомых, включая Чубайса, но тот категорически отказался. Однако молва сделала его «торговцем тюльпанами», и эта версия о его коммерческих опытах широко разошлась, особенно в коммуно-патриотической прессе. Чубайса, кажется, до сих пор эта история с тюльпанами раздражает. Надо сказать, что он весьма чувствителен к тому, что о нем пишут и говорят в прессе.

Когда недавно Чубайса журналисты спросили, важно ли ему то, что о нем пишут, он ответил: «Конечно! Всякому человеку свойственно заглядывать в зеркало, чтобы знать, как он выглядит». Интересно, как Чубайс справляется со своим отображением в этом «зеркале».

Бернард Шоу в одной из своих пьес написал, что есть две вещи, которые определяют сущность человека. Это женщины и деньги. Пока вы не знаете, как человек относится к этим двум объектам, вы не знаете о нем ничего. Простим Шоу то, что он не знал, что женщина тоже человек. Возможно, здесь даже дело не в гендерном шовинизме Шоу, а в плохом переводе с английского, где человек и мужчина обозначаются одним и тем же словом man. Сосредоточимся на Чубайсе, человеке и мужчине. Что мы знаем о его отношении к женщинам и деньгам?

Его частная жизнь и уж тем более женщины в этой жизни – темы абсолютно закрытые. Известно лишь, что у него двое детей от брака с Людмилой и что его вторая жена Мария необычайно красива. Что касается денег, то здесь известно ненамного больше. Похоже, что он относительно небогат. По крайней мере, на фоне настоящих олигархов, к кругу которых его причисляют. Сегодня, после десяти лет работы руководителем одной из крупнейших в мире энергетических компаний, он, конечно, в полном порядке. Дело это оказалось куда более хлебным, чем распродажа Родины. Он, безусловно, долларовый миллионер, его пакет акций РАО ЕЭС, полагающийся по опционной программе, стоит, по разным подсчетам, от десяти до тридцати миллионов долларов. Настоящие хорошие деньги и, скорее всего, не единственные. Но в списке Forbes он среди российских богачей не значится.

Чубайс, очевидно, не беден. Но я не уверен, что он смог бы без напряжения позволить себе яхту или самолет. Зато он постоянно «наворачивает» свой джип. На нем он рассекает по пустыне Гоби или другим труднодоступным местам. Этим летом он с компанией сплавился по реке Катунь на гидроциклах. Утверждает, что никто до них на это не решался. Сам Чубайс, судя по его рассказу, тоже решился не сразу, потому что предлагал плыть по бурной реке вверх, тогда скорость гидроцикла значительно уменьшалась бы встречным течением. Но организаторы путешествия не поддались рационализму Чубайса, и сплав прошел по течению. Чубайс также обзавелся квадроциклом и багги – это такая рама с мощным мотором, когда тебе в физиономию летит все, чем богато пустынное бездорожье.

Джипы, багги, квадроциклы – это все, конечно, понты. Но Чубайс утверждает, что если и понты, то лишь отчасти и чисто пацанские. Он еще пацаном мечтал о машине. Купил «Запорожец». Этот желтый автомобиль войдет потом в анналы жизнеописания младореформаторов. Потом появились «Жигули», которые фигурировали еще в 1996-м, когда уволенный первый вице-премьер съезжал с казенной дачи. И Чубайсу всегда хотелось иметь машину для путешествий. Через пару лет работы в РАО у него появились настоящая машина для автопутешествий и время для них.

Как Чубайс относится к дорогим вещам? Они у него есть.

Часы за несколько тысяч долларов, одежда, которую привозят по звонку из магазина, где однажды сняли с него все мерки и примерно представляют, что привозить ему на выбор. Дорого, но очень удобно. За правильную функцию Чубайс готов платить премиальную цену. Что это значит для либерального направления российской политики? Ровным счетом ничего.

Есть ли у Чубайса совесть? – вот существенный вопрос. Или у него вместо этой части тела протез под названием «ответственность»?

Все, что мы знаем о нем «снаружи», можно трактовать двояко. Своих не сдает. Не боится возражать начальству. Подчиненным не хамит. Крайнее недовольство чьей-то работой выражается фразой: «Ну это совсем никуда не годится!» Врагов не добивает – только нейтрализует. Если кого-то взялся выручать – не останавливается на полдороге.

Это все совесть или ответственность? Его друзья и соратники из тех, у кого удалось спросить напрямую, в один голос утверждают, что Чубайс раним и совестлив и ему знакомы муки совести. Может, и так, но, может, они путают одно с другим, и они были свидетелями мук ответственности, а не совести?

А муки ответственности хуже мук совести? Или лучше? Совесть иррациональна, ответственность избирательна. Первое – это кодекс ограничений, второе – мобилизация возможностей на достижение результата. Что лучше? Что важнее? Хорошо бы того и другого, сразу и помногу. Но так не бывает.

...Чубайс до последнего не отдавал свое кресло, на котором просидел в РАО ЕЭС до самого его закрытия. Кресло уже было продано с аукциона за миллион шестьсот тысяч рублей, а он все не отдавал. Он требовал от Владимира Аветисяна, занимавшегося реализацией имущества ликвидированного РАО, платежку, подтверждающую перевод вырученных за кресло денег в детский дом. Платежка была наконец предъявлена, и тогда Чубайс отдал свое кресло. Другого в тот момент у него не было. С

СамоеСамое

Все новости