Остров свободы

Текст ~ Алла Романова
+T -

На небольшом острове в норвежском фьорде, в окружении холодного моря находится самая необычная тюрьма в мире. Преступники, которые в ней содержатся, могут покинуть тюрьму в любой момент. Они однако предпочитают этого не делать.

Поделиться:
Christopher Olssn / littleimagebank
Christopher Olssn / littleimagebank

– Скажите, далеко ли до тюрьмы? 

Высокий, ясноглазый норвежец легко соскочил с валуна, на котором сидел, вглядываясь куда-то в морскую даль. На его футболке красовалась надпись «Drap er farlig for din helse. Morder» («Убийство опасно для вашего здоровья. Убийца»). 

– Вы едете на остров? – спросил он. 

Я кивнула. И поинтересовалась: 

– А вы что, убийца?

– Да, – сказал он и добавил поспешно, словно оправдываясь: – Но не серийный. 

Мы двинулись по краю фьорда. На песке у воды аккуратно были расставлены валуны. Молодая мама купала ребенка. Новенький норвежец стойко переносил погружения в холодную воду. Ребенок был ясноглаз, как и мой провожатый, который между тем не умолкал: 

– Я ножом убил. Спьяну. Теперь сожалею. И еще я пьяный водитель. Так я стал заключенным. Сейчас не пью. И не буду. Мне психолог говорит: «Лейф, всем во всем признавайся». Вот я и признаюсь. 

Конечно, отправляясь на остров Бастой, я готовилась к встрече с убийцами, но не ожидала, что они будут запросто разгуливать за пределами острова. Что он тут делает? Беглый? Тогда почему не бежит? Освобожден? Тогда почему провожает меня в тюрьму? 

Как выяснилось, ясноглазый убийца возвращался из отпуска. В Норвегии осужденному за убийство и отсидевшему большую часть срока, ежегодно положены восемнадцать дней отпуска. Здесь это называется ресоциализацией. Ресоциализация – важная часть тюремной программы. Таким образом заключенный привыкает к свободе. А свобода привыкает к нему. 

Лейф довел меня до самой пристани. 

– Ждите здесь, – сказал он мне у причала. – Скоро катер придет. А мне нужно спиннинг купить. У нас в тюрьме отлично клюет.

– И еще... – он немного помялся. – У вас в рюкзаке бутылка. Я видел. Пожалуйста, не берите ее с собой на остров. Привезете бутылку, Ойвинд расстроится. 

У причала курортного городка Хортен качался на волнах лесок яхт. От тюремного острова Бастой эту игрушечную гавань отделял лишь небольшой пролив. 

Бастой – птичий остров. Весной деревья там полны перелетных птиц. Остров Бастой – их последняя остановка на долгом пути домой. Так и родилась идея. 

«Пусть остров будет для заключенных последним привалом перед свободой на пути в жизнь», – говорит Нильс Кристи, знаменитый норвежский криминолог. 

Christopher Olssn / littleimagebank
Christopher Olssn / littleimagebank
Нильс Кристи, идеолог создания самой свободной тюрьмы Норвегии, уверен, что преступления не существует, а традиционные формы наказания не имеют смысла

Это он, молодой человек восьмидесяти с небольшим лет, вот уже полстолетия держит норвежскую общественность в тонусе заявлениями типа: «Преступления не существует, а традиционные формы наказания не имеют смысла». 

И объясняет, что ужасное действие, называемое преступлением, есть расписка так называемого преступника в собственной социальной несостоятельности, а также его отчаянная мольба о компенсации. 

«Наказание как намеренное нанесение вреда – это само по себе нарушение нравственных норм», – убежден Кристи.

Кристи верит, что у каждого преступления есть две жертвы: тот, кто от него пострадал, и тот, кто его совершил. 

Я воспитывалась в другой культуре. И в той культуре, в которой воспитывалась я, подобные рассуждения обычно не вызывают ничего, кроме снисходительной улыбки. 

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Умерла певица Юлия Началова

Умерла певица Юлия Началова

Всего просмотров: 22966
Все новости