Синдром Черныша

Прослушать Читает Дмитрий Быков

Синдром Черныша

  Синдром Черныша

Текст ~ Дмитрий Быков

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Дмитрий Быков читает отрывок из своего рассказа

Смотреть

Дмитрий Быков читает отрывок из своего рассказа
+T -

Рассказ написан специально для «Сноб»

Поделиться:
Юля Блюхер
Юля Блюхер

1.

Сначала была клиника неврозов, потом центр Морозова, потом опять клиника, уже другая, и все говорили: нормально, легкий случай, затем держали три недели, пожимали плечами и выписывали. Все было нормально, ела, пила, разговаривала, но не могла работать, не умела заставить себя по утрам встать с постели и сварить кофе, а по ночам сплошные слезы, никогда бы не смогла поверить, что в одном человеке может быть столько слез. Дело было уже не в Черныше и не в аборте. Что-то такое из нее вынули, без чего человек перестает держаться. Она со всей возможной доходчивостью объясняла это отцу, брату, профессору Дымарскому, молодому и славному человеку, перед которым ощущалось даже нечто вроде вины: десятый час вечера, домой давно пора – нет, он сидит с ней и ведет разговоры. Дымарский уверял, что поступает так из чистого эгоизма: твой случай, говорил он, войдет в историю. Ведь ты здорова. Ты самый здоровый человек в районе, а не только в клинике. Я могу заколоть тебя препаратами до полной обезлички, ты будешь, как Самсонова, видела Самсонову? – кивает – нет, не кивай, ответь словами: видела? Хочешь, как она? Никакой депрессии, очень довольная, имя только забывает, а так полный о'кей. Между прочим, домашние уже на все согласны. Но я-то вижу. Я вижу, что ты абсолютно в себе, не надо мне косить под психическую, я психических повидал. Была бы ты парнем, я понял бы, классический случай, армия впереди. Но тебе не грозит армия, от тебя требуется только собраться, это как в детстве перестать плакать, хотя хочется хныкать еще. Один раз глубоко вдохнула и пошла жить, Господи, люди теряли детей, родителей, проходили через Освенцим, что я тебе рассказываю, ты все знаешь, это позорная распущенность, в конце-то концов! Как было объяснить Дымарскому, что Освенцим не утешает, наоборот. Прежде ужас мира можно было переносить, хотя он торчал отовсюду: жалко было выброшенную газету, которая не успела все рассказать, сломанную ветку, не говоря уже про облезлую елку, которую она в марте, в первом классе, нашла на свалке и пыталась воткнуть в землю. Земля же влажная, вдруг приживется. Жаль было всех, всегда, но была какая-то защита. Теперь пробили дыру, и вся та влага, которая обволакивала душу, как околоплодные воды, весь этот защитный слой, который был как желточный мешок у малька, – все вытекло, и защита лопнула, и нечем залатать. Хорошо, говорил Дымарский, хотя она ничего не говорила. Допустим, это я понял. Прости, ляпнул сдуру. Конечно, не утешает и ничего не дает. Но вообразим невообразимое – заметь, я с тобой откровенен вполне, постарайся и ты так же. Хоть я-то тебе не кажусь монстром? Нет, вы не кажетесь. Отлично, тогда вообразим, что он вернулся. Это что-нибудь изменит? Он был готов к любой реакции – слезы, гнев, – но она только улыбнулась: нет, что вы, что вы, что вы. Это все равно как – она не подобрала сравнения, но он понял: все равно как предлагать вернуть Елену на пятый год Троянской войны или Судеты в разгар Сталинградской битвы. Поздно уже, какие Судеты.

Ну вот что, сказал Дымарский отцу. Я вам советую сейчас не кипешиться и набраться терпения. Если честно, скорей уж вы мой пациент, чем она. Вам я могу помочь, а ей нет. Можно внушить человеку, что жизнь переносима, и подкрепить это таблеткой, но нет такой таблетки, которая объяснит, зачем она вообще нужна. Мы все, если угодно, ходим по  тонкому льду, но этого не помним, а она вспомнила, причем после первой же трещины. На самом деле жить нельзя, это я вам как врач говорю, но если живем – надо соблюдать какие-то конвенции. Вот с ней не соблюли эти конвенции, и она теперь не понимает, как можно существовать вообще, когда – ну что я вам объясняю... (Он видел, что отец не понимает: человек действия, привык, что из любой ситуации есть конкретный выход, а если нет, надо доплатить.) Я вам предлагаю больше по клиникам ее не таскать, только хуже сделаете. Она вся сейчас без кожи и не желает ею обрастать. Это случай не медицинский.

– Может быть, гипноз? – невпопад спросил отец.

– Поймите, тут никто посторонний ничего не сделает, – с тоской произнес Дымарский. – Это она, она сама себя должна загипнотизировать. Как гипнотизируем мы, вы, я, любой на улице встречный идиот. Каждый с утра, в первую минуту пробуждения, чувствуя, так сказать, бремя мира, внушает себе, что жизнь приемлема. У нее сломался клапан, который за это отвечает. Он может заработать, пробуйте возить, развлекать, ни в коем случае не навязываться, потом, может быть, вернется интерес к учебе, интеллект не поврежден, годы ее позволяют надеяться – восемнадцать лет... Я буду приходить, наблюдать, телефон у вас есть, звоните в любое время, но от лечения, честно вам скажу, лучше воздержаться.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 11 комментариев

Часть первая просто гениальная. Прочла на одном дыхании. "Мы все, если угодно, ходим по тонкому льду, но этого не помним. А она вспомнила, причем после первой же трещины. На самом деле жить нельзя.. "

спасибо, в Вашем тексте нет ошибок, все именно так и есть...можно ли сказать "понравилось"  про такую сложную, глубокую вещь?.....и боль девочки без кожи очень ощущабельна...и работа психиатра изображена крайне реалистично. ...и огромная ирония заключена в словах "из чисто научного любопытства, все человеческое начисто отрицалось" -защититься не получилось.....спасбо, пишите еще!!

Анастасия Малявко Комментарий удален

да, читается действительно "на одном дыхании", и вполне законченная новелла с неоднозначной концовкой получилась, но вот насчет "в  Вашем тексте нет ошибок", то, если позволите, разыскать парочку "блох" все же возможно : "все вытекло, и защита лопнула" - видимо, все же в обратном порядке; "зачем она нужна" - речь идет, конечно, о жизни, но "таблетка" стоит последней, к тому же -  дважды.

Что же касается "тонкого льда" сознания, то об этом, конечно, стоит почаще напоминать. Но сам этот образ и связанная с ним мысль "глубока, проста и сложна одновременно", и еще довольно тривиальна.  Вот Сергей Роганов, к примеру, писал недавно в статье о самоубийстве в "Сетевой словесности": "Клиническим идиотам недоступна самоубийственное мышление, но идиотам от культуры также недоступна действительная смерть. Они не любят ставить простые будничные точки, не проваливаясь под тонкий лед сознания в бездны символического бессмертия текстов. Бумажное бессмертие ненадежно, но это единственный исход, доступный любому мыслителю..."

Вообще-то, если совсем уж честно, при втором прочтении текст оказывается несколько "жиже" и площе, чем хотелось бы. Но, если учесть, что вообще захотелось прочитать второй раз, да еще и откликнуться!..

Владимир, если захочется прочитать в третий раз, то я вам рекомендую аудиоверсию. Дмитрий Быков отлично сам читает свой рассказ.

А меня больше торкнула именно текстовая версия. Отличный рассказ, давно не читал такого, что бы как молотом по голове...

Отличный рассказ. Даже перечитала! Хотелось бы спросить автора, что он описывал: синдром Капгра у девушки или шизофренические изменения личности у Черныша?  Или и то и другое в Вашем рассказе подразумевается?

Леда Плеханова Комментарий удален

на самом деле я вовсе не хотела обсуждать терминологию, меня интересует другое

Капгра- в реальности разные, а воспринимаются как один и тот же.

Фреголи-это когда кажется, что окружающие  люди на самом деле являются одним и тем же знакомым ему человеком, который СПЕЦИАЛЬНО меняет внешность и гримируется, как правило-бред преследования. А в девушка из рассказ этого преследования не обсуждает.

Леда Плеханова Комментарий удален

Вот мой вопрос к автору.

Дмитрий, извините, я совершенно не хотела затевать вышеизложенную дискуссию.

Мне понравилась структура рассказа. Она интригует даже своим последним предложением: излом психики девушки или деградация Черныша в результате его заболевания-это остается многоточием.

Мне интересно,  ставили Вы целью так художественно описать развитие конкретных заболеваний, или это получилось непреднамеренно, на интуитивном уровне?

Я с опозданием немного - просто сегодня прочитала бумажную версию..не могла оторваться, опаздывала на встречу, стояла в метро и дочитывала, не могла сдвинуться.

Спасибо вам!

Иллюстрации протсо невероятны!...

СамоеСамое

Все новости