Смирнов

Прослушать Читает Сергей Полотовский

Смирнов

  Смирнов

+T -

рассказ  ~  Владимир Сорокин

Поделиться:

Рассказ написан специально для «Сноб».

Иван Петрович Смирнов, восьмидесятичетырехлетний, низкорослый, коренастый мужчина с несколько непропорционально длинными руками, громко допивал чай, стоя на своей маленькой, тесно заставленной и заваленной всякой всячиной кухне и поглядывая в окно, когда в дверь ему дважды позвонили.

Игорь Скалецкий
Игорь Скалецкий

– Уже?! – воскликнул он, тряхнув большими очками с толстыми линзами, почти бросил недопитую чашку с отбитой ручкой на крошечный стол и заспешил в коридор.

Открыл дверь.

На пороге стоял хорошо одетый, улыбающийся молодой человек:

– Иван Петрович, я за вами.

– Как же вы подъехали?! Я вас проморгал! Раззява, а?!

– Мы стоим на улице.

– На улице?! Правильно! У нас тут не проехать! Понаставили, а?! А я-то! А я-то! Пялюсь, пялюсь!

Иван Петрович рывком выдернул из двери ключи. Он разговаривал резко, громко, отрывисто, почти кричал, словно постоянно спорил с невидимым и могучим врагом.

Молодой человек, улыбаясь, подошел к лифту, нажал оплавленную окурками кнопку. Лифт раскрылся, молодой человек придержал исцарапанную и изрисованную дверь ногой.

Заперев свою дверь, Иван Петрович сунул ключи в карман, застегнул свой светло-серый пиджак, увешанный медалями, и бодро двинулся к лестнице.

– Лифт, Иван Петрович, – подсказал молодой человек.

– Ни-ни! Никаких лифтов! – закричал Иван Петрович, замахиваясь длинной рукой. – Пешком ходим – сердце холим! Лифт – для инвалидов!

Он затопал вниз по нечистым ступеням.

– Ну, вы даете... – усмехнулся молодой человек и поехал вниз.

Иван Петрович шагал, считая этажи, медали звякали в такт движению. На первом этаже он выхватил из своего почтового ящика рекламные бумажки, глянул, скомкал, швырнул в картонный ящик:

– Во как!

Выйдя из подъезда, решительно зашагал вдоль дома. Во дворе в этот час позднего утра не было никого, кроме неизвестной Ивану Петровичу женщины с детской коляской и трех спящих бездомных собак. Иван Петрович шагал, помахивая руками, привычно поглядывая по сторонам, заглядывая в окна. Его широкая голова с остатками коротко подстриженных седых волос сидела на широких плечах почти без шеи, нос был большим, как картофельный клубень, подбородок – маленьким, но упрямым, уши – большими, с тяжелыми белыми мочками. Толстые старые очки его бодро поблескивали на теплом августовском солнце.

Обогнув свой пятиэтажный дом, он увидел огромный, как корабль, белый автобус с темными окнами. Автобус показался Ивану Петровичу чуть не больше его дома. Возле открытой двери автобуса курил молодой человек.

– Крейсер просто, а?! – подошел Иван Петрович.

– Готовы к кругосветному плаванию, – улыбался, пуская дым, молодой человек. – Прошу на верхнюю палубу.

Иван Петрович поднялся по приятным, покрытым серой резиной ступеням. В автобусе, утопая в причудливых креслах, сидели ветераны. Почти всех их Иван Петрович знал или видел.

– Здравствуйте, товарищи! – выкрикнул он, подняв руку.

Ему вразнобой ответили.

Он сел на первое свободное место, рядом с бородатым стариком в светлой шляпе. Пиджак у старика тоже блестел медалями. Старик протянул ему костлявую руку:

– Петровичу наше.

– Здорово, Кузьмич!

– Как самочувствие?

– Приближено к боевой!

Старик и Смирнов засмеялись. Молодой человек вошел в автобус, дверь за ним закрылась. Он взял микрофон:

– Товарищи ветераны, все в сборе. Мы можем отправляться. У кого-нибудь есть вопросы? Или все ясно?

– Ясно! Все понятно! Читали уже! Знаем!

Иван Петрович тоже крикнул:

– Все ясно!

И в доказательство вытащил из кармана пиджака маленькую брошюру, помахал ею. На обложке брошюры была фотография человека с сосредоточенным лицом и шкиперской бородой. Фотографию пересекали круги и перекрестье красного прицела.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 6 комментариев

Хорошее, нужное. Вот такие.

.

А яйцо - оно как было серовато-коричневое, так ведь с тех самых-то пор и не побелело.. Да ещё и вывалилось теперь. Ничего не скажешь, этого следовало ожидать.

высшее искусство, нам крестьянам не понять

Все очень просто. В рассказе не слишком внятно обыграна  ситуация с передергиванием исторических фактов (сражение под Прохоровкой). Поэтому все это необходимо украсить и напрягшимся членом, и мастурбацией, и брызнувшей спермой. Без этого рассказ будет пустоват. Тот же прием Вы можете наблюдать и в "Моноклоне" в августовском номере. Замените кровоточащий анус на торчащий просто из груди костыль-и пропал рассказ.

лучше не буду рисковать

я прямо–таки с самого начала предчуствовал, что добром это все как–то не кончится... а начало такое доброе, хорошее – ветераны, автобус... все как надо!  по–нашему... стройно... да... потряс образ Ткача – это же до какой степени надо разложиться, чтоб вот так... ну, слава богу, в жизни–то все меньше и меньше таких оборотней... но верно схвачен Ткач, ох верно! спасибо Вам, Владимир, что правильно и быстро реагируете на сигналы.... а колбасой он ее, продавщицу равнодушную, правильно огрел! развелось их, блядей! пригрелись на супермаркетовских харчах!

В целом понравилось, еще надо поработать чуток – а там и по радио передать можно! в праймтайм!

импрессионист Сорокин

я потрясен реализмом с которым Сорокин умудрился связать коллективное бессознательное с индивидуальным сознательным.  я так понял, что все эти резкие жесты с палками колбасы -продавщицей и последующие, есть суть лишь метафоры впечатлений неописуемого словами протеста против возрастающей бюргеризации России.

Отличные иллюстрации, кстати.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Мамина жертва

Мамина жертва

Всего просмотров: 27326
Энджой. Мальчик, который молчит

Энджой. Мальчик, который молчит

Всего просмотров: 20563
Все новости