Май / 2011

Содержание номера

Что появилось в 1991 году

Что появилось в 1991 году
В 1991 году у жителей СССР случилась масса маленьких бытовых открытий, которые были не столь заметны на фоне больших политических потрясений, но запомнились как маркеры переломного времени.  Двадцать лет спустя об этих вещах рассказывают  участники проекта «Сноб»  Дальше
30 8

Дождь шел три дня

Александр Кабаков

Дождь шел три дня
Специально для проекта «Сноб»  Дальше
2 2

Выжили только двое

Эдуард Лимонов

Выжили только двое
«Сталина снимают! Кран пригнали!» – закричал вбежавший в полуподвал мужичонка в вытертом «пыжике» на голове. Все мы, доселе смирно скучавшие на старых стульях, рвану­ли к выходу, в дверях образовалась давка. Поругиваясь, мы все же просочились через неширокую дверь и побежали за мужичонкой. Мне было малопонятно куда, но я бежал со всеми, никому не знакомый, но свой. Одинокий парижский писатель в толпе русских мужиков-коммунистов. Я пришел на улицу Куйбышева познакомиться с народным вождем Анпиловым, у меня была договоренность по телефону, вождь очень запаздывал, я сидел в обшарпанном полуподвале уже около часа, как вдруг вот оно, приключение.  Дальше
4 2

Татьяна Малкина:  Я сразу все испортила

Татьяна Малкина:  Я сразу все испортила
Вошла в историю, будучи журналисткой «Независимой газеты», когда пришла 19 августа на пресс-конференцию ГКЧП в МИДе и спросила, понимают ли участники ГКЧП, что ночью совершили государственный переворот. Эту пресс-конференцию показали по центральному телевидению в прямом эфире, и все увидели, как у объявившего себя и. о. президента Геннадия Янаева после вопроса Малкиной затряслись руки. В 1993 году Малкина ушла работать в газету «Сегодня», все девяностые проработала в журналистском пуле президента Бориса Ельцина. В 2002 году уехала в Америку, но через три года вернулась и продолжает заниматься журналистикой – но уже не политической  Дальше
4 4

Татьяна Юмашева: Бездействие Горбачева папу безумно раздражало

Татьяна Юмашева: Бездействие Горбачева папу безумно раздражало
Дочь первого президента России Бориса Ельцина всю жизнь была рядом с отцом. С 1996 по 1999 год работала его советником, сперва на общественных началах, потом официально. В начале девяностых годов она еще не занималась политикой, сейчас уже отошла от нее – сегодня Татьяна Юмашева руководит благотворительным фондом, носящим имя ее отца.  Дальше
28 6
Двадцать лет 1991 года. Александр Конаныхин

Двадцать лет 1991 года. Александр Конаныхин

Анна Карабаш

В сентябре 1991 года Александр Конаныхин вернулся из Будапешта в Москву. Из аэропорта его повезли в бывшую резиденцию главы советского правительства Николая Рыжкова  Дальше
40 13

Постсоветский Союз

Наталья Конрадова

Постсоветский Союз
Не выезжая за пределы своей страны, можно обнаружить, что твои дети – иностранцы. Для этого достаточно, чтобы сама страна вышла за свои пределы, как случилось в 1991 году. Новое поколение родилось уже после распада СССР. Поэтому представления шестнадцати- семнадцатилетних о Советском Союзе часто смахивают на рассказы иностранцев, с их отстраненным взглядом на чужие обычаи и привычки. Мол, вместо воды пьют водку, а на вопрос «как дела?» рассказывают обо всех своих болезнях. Особенно странно такие рассказы звучат для нас, носителей культуры. Людей, переживших советский опыт.  Дальше
1 1

 Двадцать лет спустя

Заяц ПЦ

 Двадцать лет спустя
4 3
Париж. Путч с усами. Три дня в подарок

Париж. Путч с усами. Три дня в подарок

Лиана Рогинская

У меня на понедельник, 19 августа, имелись планы самого приятного свойства. Это был мой день рождения – мне пошел новый десяток  Дальше
0 0

Андрей Нечаев:  Мы считали, что разгребем грязь, а потом нас сметут

Андрей Нечаев:  Мы считали, что разгребем грязь, а потом нас сметут
После августовского путча 1991 года все стали ждать перемен, в первую очередь, экономических. Для разработки новых программ пришли лучшие экономисты страны. Тогда под руководством Егора Гайдара объединились сильнейшие институты Москвы и Санкт-Петербурга. Сейчас, через 20 лет, мы попросили двух ведущих тогда специалистов из команды Гайдара оценить ошибки и победы, что было сделано правильно, и какие возможности были упущены  Дальше
1 1
Москва. Проезжая по тоннелю. Что произошло в ночь на 21 августа

Москва. Проезжая по тоннелю. Что произошло в ночь на 21 августа

Михаил Каменский

Мало кто из проезжающих сегодня по тоннелю под Новинским бульваром помнит, что, собственно, происходило в этой подземной трубе двадцать лет назад  Дальше
4 4

Трое

Вера Шенгелия

Трое
Что я помню о них сама. Я помню, что их было трое. Что хоронили на Ваганьковском  кладбище и 1 сентября наша учительница математики Регина Марианновна сказала, что те, кто хочет, после уроков могут поехать на кладбище, положить цветы к могилам «трех мальчиков, которые защищали демократию». Наверное, она даже написала на доске: Илья Кричевский, Дмитрий Комарь и Владимир Усов. Но я тогда же эти имена и забыла.  Дальше
14 10

Код обмана

Александр Гаррос

Код обмана
1991 года не существует. Ни всего его, «переломного» и «судьбоносного», ни августовской трехдневной коды с танками и толпами перед Белым домом, ни беловежских финальных содроганий. Во всяком случае, девяносто первого не существует в российском искусстве, в мифологическом пространстве кинематографа и беллетристики. Прошло двадцать лет. Не снято и не написано практически ничего. Что означает и чем грозит нам это «значимое отсутствие»?  Дальше
6 5

Сергей Корзун:  «Это переворот, сейчас будет весело»

Анна Качуровская

Сергей Корзун:  «Это переворот, сейчас будет весело»
В августе 1990 года Сергей Корзун вместе с коллегами по Иновещанию при поддержке факультета журналистики МГУ создал новое информационное радио и стал его главным редактором. Сначала оно называлось «Радио М», но вскоре было переименовано в «Эхо Москвы». В январе 1991 года во время событий в Вильнюсе, когда все советские СМИ хранили молчание, «Эхо Москвы» единственное освещало события. Поэтому, когда случился августовский путч, многие уже знали, на какую волну настроить радиоприемники. В сентябре 1991 года Сергей Корзун и его коллеги выпустили сборник «...Девятнадцатое, двадцатое, двадцать первое...» – подробную хронику происходившего. О событиях того времени читайте также интервью Дэвида Ремника.  Дальше
0 0

Дэвид Ремник:  «Это было время удивительной простоты»

Николай Клименюк

Дэвид Ремник:  «Это было время удивительной простоты»
19 августа 1991 года ГКЧП объявил о введении чрезвычайного положения, в частности были приостановлены выход газет, теле- и радиовещание. Но совсем перекрыть информационный поток не смогли. Для москвичей главной альтернативой центральному телевидению с «Лебединым озером» стало радио «Эхо Москвы» (читайте интервью тогдашнего главного редактора «Эха» Сергея Корзуна о тех событиях). А весь западный мир узнавал о том, что творится в СССР, благодаря репортажам иностранных журналистов. Один из таких журналистов – Дэвид Ремник. С 1988 по 1991 год он был корреспондентом Washington Post в Москве. И за это время сумел поговорить, кажется, со всеми участниками политических процессов в стране. Вернувшись в США, Ремник написал книгу «Мавзолей Ленина. Последние дни советской империи», за которую получил Пулитцеровскую премию. С 1998 года Дэвид Ремник возглавляет журнал New Yorker.  Дальше
6 5
Выбрать журнал

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Новости наших партнеров