В МОЕЙ ЖИЗНИ
ЧЕМ ОПАСЕН СИНДРОМ ОТЛИЧНИКА
НЕ БЫЛО СПОНТАННОСТИ
И СВОБОДЫ
В новом материале проекта «Недетский лепет» люди с синдромом отличника рассказывают «Снобу», как добивались любви оценками, почему им тяжело браться за новое и как стремление быть лучшим может довести до суицида, а психологи объясняют, чем «отличник» отличается от перфекциониста и как можно облегчить жизнь людям с этим синдромом
История Евы
История Арины
История Оксаны
«За мной будто постоянно наблюдает
внутренний надзиратель»
Ева, 33 года
Летом мы переехали в новый район, а осенью мне надо было идти в первый класс. Меня не взяли в одной школе, и тогда мама сказала мне, что я «недостаточно хороша» — с этого все и началось. Мама сказала, что надо хорошо учиться и слушаться взрослых и что они с папой учились на «отлично». (Уже взрослой я нашла аттестаты родителей — оба были троечниками.)

После этого я делала все, что мне говорили учителя, родители и другие взрослые. Делала то, что надо, а не что хочу. Материнскую любовь тоже нужно было заслужить оценками, поведением, успехами — просто так ничего не бывает. Любая ошибка — моя вина: я либо ленилась, либо что-то упустила из-за незнания и т. п. Я была отличницей и в школе, и в университете. Постоянно училась, читала, не вылезала из библиотеки. Когда все уроки были сделаны, я дополнительно решала задания из учебника и записывала их в отдельную тетрадь. Я заранее собирала портфель, мыла полы, готовила еду, утюжила одежду. Никто и никогда не спрашивал меня: «А чего хочешь ты?» Я хотела быть достойной, хорошей, была любимой студенткой всех преподавателей. Кстати, по многим предметам я получала зачет «автоматом», но меня это не особенно радовало, так как я готовилась к ним весь год, а в итоге не могла на них попасть.

Я не понимаю, что такое право на ошибку. В моей жизни не было опозданий и прогулов, спонтанности и свободы. Будто за мной постоянно наблюдает надзиратель, который требует делать все только в лучшем виде. Одно время я употребляла наркотики и много пила, чтобы хоть как-то избавиться от своего внутреннего надзирателя, но быстро отказалась от этого, потому что все это мало помогало.

Сейчас у меня все по полочкам, косметичкам, сумкам. Все, что может быть записано, записано в блокнотах. Мой ум постоянно в работе. Я сама как какая-то машина. С 2014 года я руковожу коллективом, хотя и младше всех сотрудников. В моей работе все слажено и структурировано до мелочей. Я даже детально продумываю дорогу на работу и домой.

Недавно я стала ощущать, что жизнь проходит мимо, что я живу по расписанию, а настоящая жизнь — за всем этим. Жизнь — там, где есть спонтанность, где нет четких границ, и ее невозможно прожить лучше всех, поэтому я туда и не стремлюсь.

С родными у меня связь так себе. Я считаю себя недостойной их любви. Мне бывает стыдно, я не знаю, как это описать. Ни с кем из них я не делилась своими чувствами. Считаю, что они не поймут, так как я всю свою жизнь такая. Возможно, в будущем я обращусь к психотерапевту. Но боюсь, что узнаю о себе больше, чем мне хотелось бы, пока я к этому не готова.
Еве необходимо пойти на прием к психотерапевту, иначе она так и будет застревать в своих неудовлетворенностях и все сильнее уходить в работу. Нужно отдать ей должное: она поняла, что что-то не так и жизнь проходит мимо. Что происходит в ее личной жизни, мы не знаем, но Ева говорит о сложностях в общении с родителями. В свои 33 года она еще ребенок и до сих пор боится не оправдать их ожиданий. Хотя родители, возможно, уже ничего и не ожидают: хорошие оценки им были важны тогда, когда она училась в школе. Поэтому я бы строила с Евой работу в ключе налаживания детско-родительских отношений.

Перфекционист стремится к совершенству в работе ради самого совершенства, а «отличник» — ради похвалы и одобрения окружающих. Синдром отличника всегда проявляется в желании оправдать ожидания других. Но суть в том, что человек начинает додумывать, чего ожидают от него другие люди, и сам завышает эти предполагаемые ожидания. Самое сложное для таких людей — осознать, что их поступки связаны не с ситуацией, а со страхом не понравиться окружающим. Специалист поможет разобраться с этими заблуждениями, с детско-родительскими отношениями, детскими обидами и травмами. До таких людей необходимо донести, что они могут совершать ошибки и не всегда оправдывать ожидания других. Важно, чтобы они разрешили это сами себе.


Ирина Шамовская
психолог семейного центра «Родник»
Ирина Шамовская
психолог семейного центра «Родник»
Еве необходимо пойти на прием к психотерапевту, иначе она так и будет застревать в своих неудовлетворенностях и все сильнее уходить в работу. Нужно отдать ей должное: она поняла, что что-то не так и жизнь проходит мимо. Что происходит в ее личной жизни, мы не знаем, но Ева говорит о сложностях в общении с родителями. В свои 33 года она еще ребенок и до сих пор боится не оправдать их ожиданий. Хотя родители, возможно, уже ничего и не ожидают: хорошие оценки им были важны тогда, когда она училась в школе. Поэтому я бы строила с Евой работу в ключе налаживания детско-родительских отношений.

Перфекционист стремится к совершенству в работе ради самого совершенства, а «отличник» — ради похвалы и одобрения окружающих. Синдром отличника всегда проявляется в желании оправдать ожидания других. Но суть в том, что человек начинает додумывать, чего ожидают от него другие люди, и сам завышает эти предполагаемые ожидания. Самое сложное для таких людей — осознать, что их поступки связаны не с ситуацией, а со страхом не понравиться окружающим. Специалист поможет разобраться с этими заблуждениями, с детско-родительскими отношениями, детскими обидами и травмами. До таких людей необходимо донести, что они могут совершать ошибки и не всегда оправдывать ожидания других. Важно, чтобы они разрешили это сами себе.
ПРЕДПОСЫЛКИ СИНДРОМА ОТЛИЧНИКА
->
часто повторяющаяся установка из детства, что любовь надо заслужить хорошими поступками
->
близкие взрослые (как правило, родители), которые являются перфекционистами и хотят воспитать ребенка по своему образу и подобию, порицают и наказывают его за ошибки и неудачи, подталкивают к чрезмерной самокритичности
->
родители, предъявляющие завышенные требования к ребенку и ожидающие, что он будет совершеннее, чем они.
Хорошо, если в пубертатном периоде подросток начнет протестовать и выйдет из этой схемы, но кто-то продолжит сидеть и учиться в ущерб другим сферам жизни. С возрастом ситуация будет только усугубляться. У людей с синдромом отличника, как правило, заниженная самооценка и много страхов, которые блокируют действия. У них идет перекос в развитии личности: например, полная голова знаний, но низкий эмоциональный интеллект. Такой человек не может распознать свои потребности. Если спросить у него: «А чего хочешь ты?» — он вряд ли ответит на этот вопрос.
СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ
->
хвалите ребенка не за отметки, а за результат (вместо «очень хорошо, что ты получил пятерку» лучше сказать «здорово, что ты справился с задачей»)
->
интересуйтесь не отметками, а самим процессом учебы: что нового узнал? где было трудно? где легко? что интересно, а что — нет?
->
не связывайте личность ребенка с его оценками: троечник — плохой, отличник — хороший
->
не сравнивайте его с другими детьми и не осуждайте за промахи
->
отмечайте положительные стороны ребенка
«После попытки суицида я все-таки
обратилась к специалисту»
Арина, 23 года
В 10–11-м классе мне хотелось все успеть и ничего не пропустить: подготовиться к экзаменам и не забрасывать учебу по другим предметам, поучаствовать в олимпиадах, конкурсах и соревнованиях, погулять с друзьями, подработать и помочь матери, которая растила меня одна. Я не справлялась и либо не делала ничего, откладывая до последнего, либо выполняла все задачи на 100%, а потом лежала без сил и пропускала занятия. Мама часто говорила, что я недостаточно стараюсь: «Ну, молодец, а почему не сделать лучше?», «Умница-то умница, только вот еще бы...» Упрекала, что я слишком мало делаю, но слишком много ною, и вообще меня лучше ни о чем не просить, потому что потом переделывать. На это накладывались проблемы в школе: у нас был непростой класс, и классная руководительница вместо того, чтобы разрешать конфликты, провоцировала их. Много негативных выпадов шло именно с ее стороны. Тем не менее училась я хорошо.

Я поступила в университет, о котором мечтала, получала стипендию. У меня были нормальные отношения с преподавателями и группой. Но через полтора года меня накрыла депрессия. Мне не хватало ресурсов, чтобы быть самой умной, самой активной, самой популярной. А так хотелось начать все с нуля и показать всем, какая я крутая. Желание учиться сошло на нет. Я завалила один предмет и взяла академический отпуск. Потом восстановилась, но заставить себя ходить на учебу так и не смогла. В итоге я ушла из университета и с тех пор время от времени начинаю жизнь с нуля. Новые работы, новые заказчики, новые квартиры. Все всегда заканчивается одинаково: сначала я кручусь на пределе возможностей и демонстрирую успех, а потом сдуваюсь и ухожу на дно.

Я долго скрывала от матери, что у меня проблемы с учебой. Неладное она почувствовала только через год и часто обвиняла меня, что я совсем о ней не думаю, никогда ее не слушаю и истрепала ей все нервы своим поведением.

«Синдром отличника» очень портит и взрослую жизнь. Мне сложно начать что-то новое, потому что хочется стать лучшей, а если это не получается, не хочется браться за дело вообще. Кажется, будто каждый промах характеризует и меня, и всю мою жизнь, а возможности все исправить и переписать заново уже не будет. В такие моменты я не помню о своих успехах, о том, какие горы сдвигала, сколько сделала хорошего. Существует только вечное здесь и сейчас. И в этом «сейчас» все сферы жизни нужно поддерживать на высоте, иначе мир рухнет, и я обязательно чего-то лишусь. Один раз не отвечу другу на звонок — с ним что-нибудь случится и возможности общаться больше не будет, или он меня покинет. Один раз пропущу дедлайн или что-то перепутаю, и меня обязательно уволят. Раньше у меня даже пунктик такой был — мысленным взором охватывать всю свою жизнь и искать, где надо подлатать и довести до идеала. Если я находила прореху, настроение было испорчено. Мне сложно выстраивать отношения с коллегами и людьми в целом. Сложно воспринимать критику, даже конструктивную, и не раздувать ее до масштаба катастрофы. Мне все время всего мало: достижений, комплиментов и похвалы, потому что я все равно недостаточно хороша. Это как зверь, которого невозможно накормить.

Я понимала, что со мной что-то не так, и очень долго вынашивала идею обратиться к психотерапевту. Сначала думала, что справлюсь сама, но после попытки суицида все-таки дошла до специалиста. Это было почти два года назад. У меня диагностировали депрессию, биполярное расстройство в легкой степени, комплекс вины — преимущественно перед матерью за неоправданные надежды, за то, что недостаточно делаю для нее. (Во взрослом возрасте это переросло в гиперответственность и ощущение, что я всем должна.)

Я не раз разговаривала с матерью о своих чувствах. Сначала это были просто мои обиды и истерики на тему того, сколько можно обесценивать все, что я делаю. Когда я стала более подкованной в вопросе, старалась вести уже аргументированный диалог без эмоций. Со временем поток недовольства с ее стороны уменьшился в десятки раз, особенно когда она поняла, что это не просто лень и капризы, а серьезные проблемы. Она говорит, что всегда желала мне только лучшего, чтобы мне было проще жить (благодаря множеству навыков, умений и знаний): «Ну, раз ты такая ранимая, черт с тобой, слова тебе не скажи. Все вокруг выросли без всех этих психотравм, кроме тебя».

Я регулярно читаю блоги психотерапевтов, специализированную литературу. Мой психотерапевт помог найти причину моих проблем и стать терпимее к себе. Сейчас стараюсь побольше заботиться о себе и поменьше культивировать «достигаторство». Перестала общаться с несколькими «токсичными» людьми, которые подливали масла в огонь. Я работаю над проблемой и надеюсь, что однажды она сойдет на нет.
Мама воспитывала Арину одна и обвиняла дочь в том, что она совсем о ней не думает, не заботится, т. е. перекладывала ответственность на плечи подростка. В результате Арина хочет быть хорошей для всех, пытается угодить всем (а это по умолчанию невозможно) — но не себе.

Мир для любого ребенка — это его родители. Мать обесценивала действия Арины, и она начала сомневаться в своих силах и считать себя ни на что не способной. У Арины есть потребность быть любимой и нужной, но она считает, что должна это заслужить. В детстве у нее хватало энергии, чтобы браться за множество дел одновременно. С детства у нее сформировалась установка: все или ничего.

У одних людей жизнь на пределе возможностей заканчивается депрессией и попыткой суицида, у других — инсультом. Поэтому важно вовремя остановиться, дать себе передышку и возможность понять свои ресурсы.

От синдрома отличника и перфекционизма полностью не избавиться. Установки и убеждения, заложенные в детстве, можно только скорректировать с помощью психотерапии. Арина обратилась к психотерапевту, поняла, как строить отношения с мамой, как с ней разговаривать, как разделить ответственность. Мама продолжает обесценивать ее достижения, но здесь вопрос в том, как сама Арина будет это воспринимать. «Внутренний ребенок» Арины уязвимый и травмированный. Одновременно Арина относилась сама к себе как карающий родитель, была требовательна и в итоге заболела депрессией. Задача психотерапевта — превратить этого «карающего родителя» в «мудрого взрослого», который может позаботиться о себе.


Зульфия Исмагулова
психолог семейного центра «Отрадное»
Зульфия Исмагулова
психолог семейного центра «Отрадное»
Мама воспитывала Арину одна и обвиняла дочь в том, что она совсем о ней не думает, не заботится, т. е. перекладывала ответственность на плечи подростка. В результате Арина хочет быть хорошей для всех, пытается угодить всем (а это по умолчанию невозможно) — но не себе.

Мир для любого ребенка — это его родители. Мать обесценивала действия Арины, и она начала сомневаться в своих силах и считать себя ни на что не способной. У Арины есть потребность быть любимой и нужной, но она считает, что должна это заслужить. В детстве у нее хватало энергии, чтобы браться за множество дел одновременно. С детства у нее сформировалась установка: все или ничего.

У одних людей жизнь на пределе возможностей заканчивается депрессией и попыткой суицида, у других — инсультом. Поэтому важно вовремя остановиться, дать себе передышку и возможность понять свои ресурсы.

От синдрома отличника и перфекционизма полностью не избавиться. Установки и убеждения, заложенные в детстве, можно только скорректировать с помощью психотерапии. Арина обратилась к психотерапевту, поняла, как строить отношения с мамой, как с ней разговаривать, как разделить ответственность. Мама продолжает обесценивать ее достижения, но здесь вопрос в том, как сама Арина будет это воспринимать. «Внутренний ребенок» Арины уязвимый и травмированный. Одновременно Арина относилась сама к себе как карающий родитель, была требовательна и в итоге заболела депрессией. Задача психотерапевта — превратить этого «карающего родителя» в «мудрого взрослого», который может позаботиться о себе.
СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ
->
разберитесь, в чем цель воспитания. Некоторые родители пытаются воплотить в детях собственные амбиции и несбывшиеся мечты, не понимая, что у ребенка есть свои желания
->
не требуйте, чтобы ребенок был идеальным;
->
объясните ребенку, что ошибаться — нормально и что жизнь на ошибке не заканчивается; анализируйте с ним его ошибки
->
не перекладывайте ответственность на воспитателей и учителей, для ребенка мир — это вы, и, если он чувствует себя с вами в безопасности, ему будет легче справляться с трудностями в школе
->
организуя день ребенка, запланируйте в том числе время, когда он может ничего не делать. Сейчас родители нагружают детей по максимуму, и эта гонка не дает им понять, чего же они сами хотят от жизни
->
разберитесь со своими психологическими проблемами: «раненый» родитель воспитает такого же ребенка.
ЕСЛИ ВЫ ОТЛИЧНИК
Взрослому человеку сложно самостоятельно справиться с синдромом отличника, поэтому важно вовремя обратиться к специалисту. Психолог фактически станет для клиента родителем, который не обесценивает и полностью его принимает. В этом контакте рождается здоровая среда, в которой можно позволить себе ошибаться.

Важна также постоянная работа над собой. Попробуйте ответить на вопросы: что произойдет, я не стану лучше всех? Что будет, если кто-то станет лучше меня? Чей голос звучит в моей голове? Кто этот внутренний критик? Кому я даю право себя оценивать? Составьте список из 30 дел, которые вы любите делать — не обязательно сложных или полезных, можно просто смотреть в окно — и каждый день позволяйте себе это занятие. Напишите, что хотите слышать от других людей в свой адрес (например, чтобы вас ценили, говорили вам комплименты), и подумайте, как можете дать это сами себе. Эти упражнения помогут вам осознать себя — а это уже половина успеха.

«Я поняла, что каждый имеет право на ошибку,
только когда сама стала мамой»
Оксана, 30 лет
Я привыкла полностью отвечать за свои поступки с детства. Если я ошибалась, меня никто не ругал. Мои родители всегда поддерживали меня. Но мама всегда мне доверяла, и я просто не могла ее разочаровать. Так и повелось, что любое дело я старалась довести до совершенства.

В школе и университете я была лучшей. У меня была цель закончить университет без четверок, поэтому я очень сильно переживала, когда по двум предметам мне поставили четыре, хотя от меня это и не зависело. Родители меня потом успокаивали. Сейчас даже смешно, что я так расстроилась из-за такого пустяка.

Осознание, что каждый имеет право на ошибку и ошибаться — это нормально, пришло ко мне только с рождением детей. Поначалу я была очень требовательна к своей дочке. Сравнивала ее с племянницей-одногодкой. Они растут вместе, и я постоянно вижу, что что-то хорошо получается у одной, что-то — у другой. Я расстраивалась и сердилась, если дочка чему-то научилась позже. При этом я понимала, что моя реакция ненормальна, что мой ребенок не будет совершенным и будет допускать ошибки, поэтому нужно дать ему возможность быть собой. Иначе дочка просто сломается. Я решила измениться и начала работать над собой. Это далось мне нелегко.

Правда, я до сих пор очень требовательна к себе. Например, сейчас я занимаюсь пошивом детских комплектов для самых маленьких. Близкие говорят, что у меня хорошо получается, но мне все кажется, что недостаточно и нужно оттачивать навыки. Берусь за работу, а в голове сплошные переживания, ведь на мне большой груз ответственности, и я должна сделать все идеально.
Люди с синдромом отличника занимаются каким-то делом только ради одобрения других. Они не могут адекватно реагировать на критику и будут параноидально искать, что же не так, и исправлять ошибки. Они не могут взяться за что-то новое из-за страха ошибиться. И этот страх не дает личности развиваться. Тут важно понять: когда ты учишься, ты обязательно будешь совершать ошибки — это нормально.

Справиться с синдромом отличника самостоятельно практически невозможно, ведь человеку нужно проанализировать собственное поведение, а дать адекватную оценку самому себе просто невозможно. В его жизни нет полутонов — только черное и белое. Он не знает, чего хочет. И вот тут нужен грамотный психотерапевт, который не только поможет проработать страхи и системообразующие установки, но и выстроить жизнь таким образом, чтобы человеку стало комфортно.

Как правило, синдром отличника формируется в школьном возрасте, когда родители требуют от ребенка учиться только на «отлично» и никак не меньше. От «будешь плохо учиться — станешь дворником» и «Почему четыре? Опять отвлеклась?» до «Тебе только четверки и ставят. Ты на большее не способна?» Тогда ребенок усваивает, что его будут любить и одобрять только за пятерки. Получая оценки ниже, он будет чувствовать себя никчемным, полным нулем. В этой ситуации ребенок либо полностью забросит учебу, либо возьмет на себя этот неподъемный груз и будет нести его по жизни, смотря на мир через призму невроза: «Либо все, либо ничего». И уже нельзя сказать, что ребенок хочет получить пятерку, скорее, он уже панически боится получить не пятерку.

Случается, что родители не признают неудачи ребенка: «Ты не мог этого сделать, потому что ты самый умный». Ребенок видит, что он объективно не понимает предмет, но ему говорят о его гениальности, и он не может попросить помощи, опасаясь разочаровать взрослых. «Все поймут, какая я неидеальная». На этой почве у ребенка формируется тревожность и неуверенность в себе. Во взрослом возрасте эти люди, безусловно, достигают какого-то мастерства в работе, но не получают от этого удовольствия. Для них всегда будет недостаточно. Они берутся за какое дело, даже если им самим это не очень-то надо, просто потому, что не могут по-другому.

В нашей культуре поддерживаются установки, что ребенок всегда должен быть на высоте, отлично учиться, везде успевать. Кстати, к девочкам при этом гораздо больше требований, мальчикам дают право на ошибку. Например, мальчика вряд ли будут сильно ругать за плохой почерк, а девочке сразу скажут, что она неряшливая. Поэтому ребенку важна поддержка и адекватная оценка его способностей и возможностей. Некоторые родители не понимают, что система образования изменилась и у детей сейчас нагрузка в разы больше.

Родители должны ответить себе на вопрос: для чего нужны эти отличные оценки? Часто причиной высоких родительских требований является передача собственного личного страха быть неидеальным родителем. Одна клиентка рассказала мне, что чувствует себя виноватой за то, что плохо училась в школе, что ей было тяжело выбираться из двоек, поэтому ее дочь никогда до этого не опустится. Она хочет, чтобы ее дочь получала только пятерки, и поэтому делает за нее уроки. Иногда родители боятся вызовов к директору (возможно, у них детская травма), и поэтому делают все возможное, чтобы ребенок учился хорошо.

Анна Левина
психолог семейного центра «Журавушка»
Анна Левина
психолог семейного центра «Журавушка»
Люди с синдромом отличника занимаются каким-то делом только ради одобрения других. Они не могут адекватно реагировать на критику и будут параноидально искать, что же не так, и исправлять ошибки. Они не могут взяться за что-то новое из-за страха ошибиться. И этот страх не дает личности развиваться. Тут важно понять: когда ты учишься, ты обязательно будешь совершать ошибки — это нормально.

Справиться с синдромом отличника самостоятельно практически невозможно, ведь человеку нужно проанализировать собственное поведение, а дать адекватную оценку самому себе просто невозможно. В его жизни нет полутонов — только черное и белое. Он не знает, чего хочет. И вот тут нужен грамотный психотерапевт, который не только поможет проработать страхи и системообразующие установки, но и выстроить жизнь таким образом, чтобы человеку стало комфортно.

Как правило, синдром отличника формируется в школьном возрасте, когда родители требуют от ребенка учиться только на «отлично» и никак не меньше. От «будешь плохо учиться — станешь дворником» и «Почему четыре? Опять отвлеклась?» до «Тебе только четверки и ставят. Ты на большее не способна?» Тогда ребенок усваивает, что его будут любить и одобрять только за пятерки. Получая оценки ниже, он будет чувствовать себя никчемным, полным нулем. В этой ситуации ребенок либо полностью забросит учебу, либо возьмет на себя этот неподъемный груз и будет нести его по жизни, смотря на мир через призму невроза: «Либо все, либо ничего». И уже нельзя сказать, что ребенок хочет получить пятерку, скорее, он уже панически боится получить не пятерку.

Случается, что родители не признают неудачи ребенка: «Ты не мог этого сделать, потому что ты самый умный». Ребенок видит, что он объективно не понимает предмет, но ему говорят о его гениальности, и он не может попросить помощи, опасаясь разочаровать взрослых. «Все поймут, какая я неидеальная». На этой почве у ребенка формируется тревожность и неуверенность в себе. Во взрослом возрасте эти люди, безусловно, достигают какого-то мастерства в работе, но не получают от этого удовольствия. Для них всегда будет недостаточно. Они берутся за какое дело, даже если им самим это не очень-то надо, просто потому, что не могут по-другому.

В нашей культуре поддерживаются установки, что ребенок всегда должен быть на высоте, отлично учиться, везде успевать. Кстати, к девочкам при этом гораздо больше требований, мальчикам дают право на ошибку. Например, мальчика вряд ли будут сильно ругать за плохой почерк, а девочке сразу скажут, что она неряшливая. Поэтому ребенку важна поддержка и адекватная оценка его способностей и возможностей. Некоторые родители не понимают, что система образования изменилась и у детей сейчас нагрузка в разы больше.

Родители должны ответить себе на вопрос: для чего нужны эти отличные оценки? Часто причиной высоких родительских требований является передача собственного личного страха быть неидеальным родителем. Одна клиентка рассказала мне, что чувствует себя виноватой за то, что плохо училась в школе, что ей было тяжело выбираться из двоек, поэтому ее дочь никогда до этого не опустится. Она хочет, чтобы ее дочь получала только пятерки, и поэтому делает за нее уроки. Иногда родители боятся вызовов к директору (возможно, у них детская травма), и поэтому делают все возможное, чтобы ребенок учился хорошо.
ВЕБИНАРЫ
Обучающие онлайн занятия, мастер-классы или лекции на актуальные психологические темы
--> смотреть программу
ONLINE КОНСУЛЬТАЦИЯ
Сеансы в формате аудио/видео связи для тех, кто не может прийти на прием. Специалист связывается в удобное время после заполнения заявки.
--> записаться
ЭКСТРЕННАЯ ПОМОЩЬ
051 - круглосуточный номер, по которому можно получить неотложную психологическую помощь. Для звонка с мобильного +7 (495) 051.
--> узнать больше
Текст: Анна Алексеева
Иллюстрации: Рита Морозова
Выпускающий редактор: Юлия Любимова, Татьяна Почуева
Корректор: Наталья Сафонова
Креативный продюсер: Дарья Решке

© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru