Все записи
21:46  /  10.10.12

12698просмотров

Судья Полякова, говорите громче!

+T -
Поделиться:

Буденновск, лето 1995 года, из захваченной террористами больницы выходит очередная освобожденная заложница — женщина лет тридцати, брюнетка. Назовем ее Катя. Раненая, в крови. Больничный халат порван. Смотрит ошалевшим взглядом по сторонам. Не может поверить, что все, что свобода, что этот ужас кончился. Представим такой телевизионный кадр.

И представим, как в те же самые дни в Москве на телевидении в каком-нибудь ток-шоу, их тогда было много, собираются умные люди, которые говорят умные слова. И говорят примерно одно и то же: что премьер Черномырдин, который звонил террористу Басаеву, был неправ, что это национальное унижение, что с террористами нельзя вести переговоров, их можно только уничтожать. Это ведь чуть ли не самый серьезный этический спор за все двадцать лет постсоветской России — по поводу заложников, как с ними быть. Можно, как Черномырдин с Буденновском, «Шамиль Басаев, говорите громче!» — и тогда это национальное унижение. Можно наоборот, как в Москве и Беслане в нулевые, без национального унижения — но тогда с национальным трауром. Может быть, самый сложный вопрос из всех, которые Россия задавала себе в эти годы. И на этот вопрос ответа нет.

Хотя, скорее всего, это просто так считается, что ответа нет. Когда ответ звучит неприятно, всегда лучше думать, что ответа нет вообще. Представим еще раз Буденновск 1995 года, только Черномырдин не звонит Басаеву, и вообще никто никому не звонит, только стреляют. Заложница Катя не смотрит ошалевшим взглядом по сторонам, а валяется убитая в больничном коридоре. Зато нет никакого национального унижения, Россия поднимается с колен.

Кажется, мы просто боимся себе признаться в чем-то важном. Когда речь идет о заложнике, о его жизни и свободе, все остальные соображения должны иметь сугубо второстепенное значение. О пределах допустимого будете спорить потом, когда освободят остальных. Я не знаю, что произошло вокруг дела Pussy Riot в последние недели, но я знаю, что заложница Катя на свободе. Судья Полякова, говорите громче!

Автор — сотрудник ИД «Коммерсант»

Читайте по теме:

Pussy Riot. Самуцевич на свободе

Комментировать Всего 8 комментариев
Когда речь идет о заложнике, о его жизни и свободе, все остальные соображения должны иметь сугубо второстепенное значение

По демагогии - мастер. 

А по существу рассудить?

Сравнивать невольных жертв гнусных бандитов с намеренно и повторно - чтобы добиться общественного резонанса - богохульствующими хулиганками:  это на Вашей совести, г-н Кашин. Если совесть имеете.

Г-н Кашин, пишите яснее! Чтобы Ваша кривда всем была видна.

А судьи - молодцы. И уж: (1) не журналисту, и (2) тем более из Коммерсанта - их попрекать (не того поля и не та ягода).

Владимир Владимирович, а ведь представьте себе, что ситуация может снова повернуться на 180 градусов - никоновское православие, оно ведь России явление абсолютно чуждое. Вот и представьте, что посадили бы троих в юбках до пят и платках, пришедших на рок-оперу Юнона и Авось и до того вошедших в экстаз в хоральных сценах что выскочили  из зада на сцену и стали подпевать. А их в тюрягу на два года за оскорбление эстетических чувств зрителей. Как в таком случае должны были бы себя вести лидеры духовенства? Бороться за их освобождение, или признать верховенство особого эстетического пути России и просто подчиниться произволу?

Не совсем понял вопрос.

Вы пытаетесь уподобить верующих богохульницам?

А иерархов Церкви - гельманам и плуцерам?

Нарисованная Вами предположительная картина невозможна. Поэтому и обсуждать её бесмысленно. 

(Насчёт "никоновского" Православия не возьмусь рассуждать здесь).

Если у Вас действительно есть вопрос, поробуйте задать его в более явном виде. Пока не вполне ясен ход Вашей мысли.

Да будет Вам по вере Вашей

По Вашей, а не чьей-то еще. Пожалуйста, не путайте веру с религиозностью. Когда встретимся в следующий раз на одном из снобских мероприятий, сможем поговорить об этом детальнее, я уподобляю фанатов религии "Православие" фанатам религии "Феминизм", "Атеизм" и пр. Ну, а то, что мир наш переменчив, как и настроения толпы - ни для кого не секрет. Нет у меня конкретного вопроса, есть конкретное пожелание всему миру быть терпимее друг к другу, пока это не угрожает жизни и здоровью других людей. А то, что две молодые матери сидят в тюрьме за танец - может и по "Православному", но уж никак не по христиански, иудейски или буддистски.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

я уподобляю фанатов религии "Православие" фанатам религии "Феминизм", "Атеизм" и пр.

Слово "фанаты" вызывает рвотный рефлекс попечителя чистоты великого языка. 

За вычетом этого, уподобление здоровья и болезни, жизни и смерти выдаёт высокую способность к обобщению. 

Согласна с Вами во всем.

Я соглашусь с Владимиром Владимировичем Громковским в том, что сравнивать Пусси Райот с заложниками террористов - некорректно.

Я также считаю, что с террористами нельзя вести переговоров. Если не вести переговоры за одну Катю сегодня, это может спасти трех Кать завтра.

Кстати, я лично уже перестал жалать Пусси Райот. За такой политический капитал можно всю жизнь честно работать и так ничего и не заработать - а они годик ещё посидят и на УДО выйдут.

Проблема заложников.

Я согласен, что Пусси Райот и заложники террористов разные вещи. Вторая проблема гораздо актуальнее первой. Черномырдин достоин благодарности за спасение жизней своих сограждан. Дубровка и Беслан - страшные преступления. Заложники погибли от действий их "спасателей", которые избегали "национального унижения" и не наладили переговоров. Вспомните глпую ложь об американской подлодке при гибели "Курска". Из-за нее помощь опоздала. Вот цена за сохранность национального уважения.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов