Все записи
19:07  /  13.10.11

4804просмотра

Про Фурсенко и распад семей

+T -
Поделиться:

Министр Фурсенко «презентовал» новый законопроект. Говорят, что теперь все неблагополучные семьи должны почувствовать счастье, а сирот должно стать меньше. Предлагается распространить на всю страну «социальный патронат»...

Вопрос в терминологии. Что именно называть «социальным патронатом» — как говорится, «ученые спорят». На сегодняшний момент он существует в ряде регионов, и, как правило, под ним понимают работу (прежде всего оказание социальных услуг) с семьями, имеющими детей, а также с лицами из числа детей, оставшихся без попечения родителей, как правило, до 23 лет. Такое сопровождение осуществляется по договору, который заключает семья с органом соцзащиты или органом опеки. По этому договору в семью приходит социальный работник либо «патронатный воспитатель», организуется оказание юридической, психологической и иной помощи семье, как правило, на базе муниципальных и государственных организаций, оказывающих социальные услуги.

Самая главная проблема подобного сопровождения «проблемных» семей заключается в том (и новый законопроект это не решит), что подобное «сопровождение» возможно только с согласия или даже по просьбе самой семьи, находящейся в кризисе. А сама семья далеко не всегда готова к подобной помощи прибегнуть, и даже часто не собирается признавать, что у нее есть какие-то проблемы. То есть, по сути, этот закон ничего не добавит (и не убавит) для граждан. Ну, вероятно, финансирование будет не региональное, а федеральное. Но это тоже мало что меняет: на сегодняшний день желающие получить подобные социальные услуги их и так получают, никому не отказывают. А заставить «кризисную» семью воспользоваться этими услугами нельзя. И новый закон, повторю, тут ничего не изменит.

Второе, более важное, предлагаемое нововведение — это обязательная подготовка всех принимающих семей: усыновителей, опекунов...

Что касается этой идеи... Какую проблему должен решать этот закон? Фурсенко надеется, что это послужит «профилактике возвратов»... Зря надеется.

Во-первых, совершенно чудовищно видеть цитату министра, что у нас восемь с лишним тысяч «отмен усыновлений». Либо министр дурак, либо так «аккуратно цитируют». Восемь тысяч за 2010 год было отменено решений о передаче детей в семью под опеку! Это не обязательно возврат ребенка! И уж, конечно, это не «отмена усыновления» (таких за год 76, из них одно международное). Эти «отмены решений» — это и отмена опеки, потому что ребенка усыновляет опекун, и переход из «простой» опеки в приемную семью, и, разумеется, собственно возвраты, конечно. Но эта цифра сама по себе не столь ужасна. Например, 764 из 8213 — это возврат детей родителям из «добровольной» опеки, то есть такой возврат, которому позавидовать.

По статистике, 70% настоящих возвратов (когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, возвращается из семьи обратно в детский дом) — это случаи, когда от детей отказываются родные бабушки, дедушки, родные и двоюродные дяди, тети, другие родственники, прежде всего близкие. Действительно, был ребенок маленький, требовал кашу утром и вытереть сопли после детского сада — бабушка справлялась. Далеко не все бабушки в состоянии пережить проблемы подросткового возраста... И возвращают. Что предлагает Фурсенко? Он предлагает готовить стать приемными родителями всех, за исключением... близких родственников! То есть самой группы риска. То есть уже на стадии принятия закона декларируемых целей он не достигнет. «Посторонние» граждане и так возвращают детей не критично часто (за 2010 год около 25% из «отмен решений», не обязательно возвратов — две тысячи).

Вторая проблема. Хорошо, с завтрашнего дня выйдет приказ: готовить всех! Как? Кто? В каких организациях? По каким программам? На сегодняшний день даже благополучная Москва не в состоянии обеспечить обучение всех, кто принимает детей в семью. Хотя в Москве масса негосударственных организаций учит будущих усыновителей и опекунов. Программы разнообразные, но трудно себе представить, как можно подготовить будущего приемного родителя, не проведя тренингов, не послушав врача, не обсудив тонкости воспитания именно этих, во многом особых детей...

Несмотря на то что обязанность (!) обеспечить возможность такого обучения, подготовки для опекунов уже записана в законодательстве, в большинстве случаев орган опеки нечего порекомендовать не может: организаций, которые готовят усыновителей, нет. В некоторых регионах подготовка опекунов и усыновителей выглядит как шесть часов лекций по «методичке», в каких-то — заставляют эту методичку прочитать и подписаться, что, мол, прочитал, уяснил — кому нужна такая «подготовка»? И это, повторюсь, сегодня, когда такая обязанность у органов опеки УЖЕ есть, но учиться должны только желающие. Что же будет, если обяжут учиться всех? 

Самое главное, никак не упадет группа риска: бабушек и дедушек так никто и не научит, что делать с распоясавшимися внуками-подростками. А во-вторых, бесконечно растянется процедура установления опеки для «посторонних граждан»: им придется или воспользоваться «профанацией», или — да-да — стоять в очереди в нормальную школу приемных родителей, существующие с таким наплывом желающих не справятся. То есть обязательно будет «затык» и «пробка» на этом пути.

Вводить обязательное обучение можно, когда добровольным обучением будет охвачена большая часть потенциальных усыновителей и опекунов, когда станет понятно, что система образования готова такую образовательную услугу оказать всем потенциальным опекунам и усыновителям. И уж конечно, нельзя исключать из числа обучающихся группу риска, а именно родственников.

Кто пострадает? Дети. Им придется дольше ждать, пока найдется семья. А потенциальные усыновители и опекуны будут сидеть за партами. Или ждать. Или не ждать, а отказываться от идеи взять ребенка в семью, потому что барьеры, которые строит на этом пути государство, становятся все более непреодолимыми.