Все записи
21:06  /  11.02.12

3481просмотр

Яснее ясного

+T -
Поделиться:

Несколько лет назад в Эстонии обязали всех, кто выходит в ночное время на улице, иметь на одежде или на сумке, на себе, в общем, что-то светоотражающее. В свете фар ночью человек заметен в сто раз лучше, если на нем (пусть маленькое) светоотражающее нечто.

Депутаты парламента Эстонии разобрались в статистике ночных ДТП и поняли, что даже самое маленькое кругленькое, но светооотражающее на человеке способно предотвратить массу наездов на пешеходов. Так и произошло - этот тип ДТП снизился в разы.

Подобные вещи поняли не только в Эстонии. В Европе вы не найдете детской верхней одежды без светоотражающих элементов. В обязательном порядке они есть на всех детских ранцах, на ботинках - везде. Потому, что эффект - яснее ясного, очевиден эффект: ребенок заметнее, следовательно, меньше трагедий.

Это выразилось как в документах ЕС, так и в жизни: соответствующие правила для выпускаемой одежды, обуви и товаров для детей.

В России - пока по крайней мере - ничего подобного. Хотя - очевидная же штука. В России пока продолжается национальный чемпионат по бегу по граблям...

Вот, скажем, пресловутая "тайна усыновления". Я не встречал среди специалистов, работающих с детьми, среди психологов, педагогов, среди тех, кто каждый день с этим сталкивается - какой-то иной точки зрения. Приемный ребенок должен знать о своем происхождении. Это его право - знать, кто он.

Ещё раз: это не надо обсуждать, это уже общее место в мире. Все уже поняли, что это  - важно и нужно.

Нет! Вместо того, чтобы в принципе упразднить тайну усыновления, Госдума продолжает бег по граблям.

Законопроект, принятый в первом чтении 10 февраля (его номер 604029-5) предполагает, что к ответственности за разглашение тайны усыновления лица, разгласившие её, будут привлекаться и после смерти усыновителей.

Люди! Ну не работает эта статья. Совершенно не работает. Ведь для того, чтобы быть привлеченным по ней тот, кто "разглашает" тайну усыновления (кстати, а кому разглашает?) отвечает только в случае, если совершит это в корыстных целях или из иных низменных побуждений.

То есть, достаточно лишь сказать, что намерения были самые искренние и честные ("глаза хотела раскрыть - у этих сирот же гены плохие") - то независимо от того, истинно ли было намерение, или бабушка у подъезда честно заблуждалась - ответственности нет.

В общем, статья как не работала, так и не работает. Эти изменения - не нужны, и приведут только к новым типографским расходам.

Вместо того, чтобы разрешить ЗАГСу (а также суду, другим органам) выдавать (ну, хотя бы  совершеннолетнему) ребенку документы о его усыновлении - мы продолжаем бегать по граблям...

Несколько лет назад скончался усыновленный в 30-е годы сын участников войны в Испании, этнический испанец (он знал об этом), и его родные не могут найти никаких концов, чтобы найти его (и, соответственно, своих) родственников в Испании. Документы в архивах есть - но никому и никогда не будут выданы.

Бред. Яснее ясного, что бред. Но продолжаем заниматься ерундой...

Комментировать Всего 11 комментариев

 "Я не встречал среди специалистов, работающих с детьми, среди психологов, педагогов, среди тех, кто каждый день с этим сталкивается..."

Антон, а проводились ли опросы среди еще двух категорий вроде бы напрямую заинтересованных людей: детей и родителей?

Например, так: 1) Вы усыновляете маленького ребенка. Есть возможность сохранить это в тайне от всех (все будут думать, что ребенок кровно ваш и закон тоже будет это охранять - как сможет). Есть возможность этого не делать и когда ребенок чуть подрастет, сообщить ему, что его кровная родительница такая-то, отказавшаяся от него в роддоме. Что бы вы выбрали?

 2) Предположим, ты усыновлен своими нынешними родителями в младенчестве. Твои кровные родители умерли, не захотели или не смогли тебя воспитывать. Хотел бы ты знать об этом?

Кто-то это исследовал? Ведь феномену усыновления столько же, сколько самому человечеству.

 П.С. Касательно светоотражающих штук - согласна совершенно. Интересно, где их можно купить, чтобы самостоятельно приделать на мою глубоко пожилую маму? :)

 Про светоотраждалки... Думаю, к вам ближайшее место - как раз Эстония. Я накупил там их килограмм - и вешаю на родителей. Мама забывает, папа считает, что это чушь...

Про другое.

Мне кажется глубоко неправильным ВСЁ подчинять опросам общественного мнения. Разумеется, большинство из нас не захочет платить налоги или выполнять ещё чего-нибудь, что нам не хотелось бы. И?

Проблема "тайны усыновления" не снаружи отношений. Это не тайна от всего окружающего мира (при любом усыновлении в среднем более ста человек все равно знают эту "тайну",  я считал), это тайна - от ребенка.

И основная претензия повзрослевших детей заключается в том, что, мол "зачем мне врали"?

Именно в этом - самая главная проблема: вранье самых близких и родных людей.

Вторая проблема состоит в том, что каждый из нас (и усыновленные - тоже) - личность. Самостоятельная, а не просто "кусок роодителей", слепленный на 100% по их мечтам и лекалам, не так ли? И каждая личность вправе знать из какого "материала" его собирали, почему он - такой, какой есть. Часть картины (истинные родители) - он видит. По какому праву от него скрывают остальную?

Человек приходит в мир совершенно пустым, чистым белым листом бумаги. Напишите на нём: "Сирота! Гены! Тебя не любила мать!" - будет одно. Вложите иной смысл - будет другое. Ребенок не знает КАК ПРАВИЛЬНО СТРАДАТЬ.

И не надо ему вешать комплексы, дорогие усыновители. Все мы пришли в мир своим путём, со своеё историей. Кто-то родом из деревни (и комплексует по этому поводу). Кто-то родом оттуда же - но это ему не мешает. Ни тот, ни другой не могли выбирать - родились, как родились. 

Никто из нас не выбирал цвет волос, разрез глаз, голос или болезни - но они есть. И ничуть не ограничивают тех, кто не считает это ограничениями. Тем не менее, желающие всегда найдут - по какому поводу себя пожалеть, расстроиться, ужаснуться...

Так понятнее?

Анто-о-он! :)) Я Вас спросила: исследовался ли этот вопрос, есть ли у Вас сведения об этом? И все.

Ну ладно.

Касательно выборов (не президента! :)) Родители выбирают за ребенка садик, школу, место жительства (т.е. круг друзей, социальное окружение), до определенного времени - что ему есть, во что одеваться, на каком языке говорить, играть ли в футбол или в шахматы, спать в гамаке в общинном доме или в отдельной комнате в особняке. Или это все не считается?

 Если бы меня спросили: имеет ли право совершеннолетний человек обратиться куда-нибудь в известное место с вопросом: я, случайно, не усыновленный? А если вдруг да, то известно ли тебе, государство, кто меня вообще-то родил? - я бы ответила однозначно утвердительно (то есть документы испанцу стоило бы конечно отдать).

Во всех остальных случаях, право, не знаю, и это кажется мне не общественным, а, напротив, сугубо частным мнением той семьи, которая ребенка усыновляет. И мало ли какие претензии предъявляют потом выросшие дети своим (приемным или вполне родным) родителям! Я ТАКОЕ слыхала...

 Вот ведь есть люди, которые хотят все знать о своем смертельном диагнозе. А есть, которые не хотят... Законодательно, как я понимаю, на западе всех по этому поводу давно причесали под одну гребенку - человек имеет право знать, и будет знать насильно, даже если не хочет.

Так правильно? Я не знаю...

"Человек приходит в мир совершенно пустым, чистым белым листом бумаги."

Совершенно не согласна. Вы, наверное, даже не представляете, как много на этом листе УЖЕ НАПИСАНО к моменту рождения. А уж к моменту усыновления...  Не все, конечно, но много и - очень важное. Это, кстати, аргумент ЗА раскрытие тайны усыновления. (И дело тут вовсе не в комплексах - у меня есть чудесный пример из практики, если найду, помещу в своем блоге и дам сюда ссылку. Но это не прямо сейчас, ладно?)

Исследований научных в России не было, насколько мне известно. Зарубежные  исследователи - однозначно за НЕ-тайну.

Родители выбирают - до определенного момента, не так ли...

Дело тут не только (и не столько) в комлексах. Тут множество проблем. И добавлять туда ещё одну очень серьезную проблему - ложь близких - не стоит, не так ли?

Должны ли родители говрить ребенку с синдромом Дауна, что он - не такой? Как должны родители объяснять ребенку, что он - ВИЧ+ и должен жить немного по-другому, чем все? Как родители-верующие формируют мир ребенка?

А ведь все, что я выше написал - это ограничения! А у усыновленного ограничений никаких нет! Он просто должен знать, что он - вот так вот появился на свет. Как должен знать о своей национальности человек, о поле, о месте, где родился, о родственниках, которые уже умерли до его рождения - это все вещи такого порядка.

Зачем о них врать?! Вы стыдитесь родного деда? Вам "неудобно", что ребенок родился вне брака и от (предположим) афроамериканца? Вы стесняетесь того, что взяли ребенка-сироту?

Ох.

Ладно, идем дальше.

Исследователи в принципе не могут быть "за" или "против" - они могут только представить результаты своего исследования. И все.

Были генетические исследования: от 7 до 25 процентов детей в популяции (в зависимости от места и времени проведения анализа) имеют не того отца, который заявлен. То есть, ребенку врет либо мать, либо оба родителя. Это важно, отец - половина генотипа. Обязать всех немедленно, не стесняясь, сказать ребенку правду?

Еще сколько-то матерей-одиночек  по своему выбору вообще не рассказывает ребенку о его отце, хотя все права ребенка при нем и знать об отце - важно для любого. На них тоже наедем (мало им уже имеющихся проблем) и государственно обяжем быть честными?

Но, черт побери, почему бы все это скопом не оставить  частным делом семьи? Если приемные родители захотят рассказать ребенку о его настоящем происхождении в пять лет, им ведь никто не помешает, не так ли? И в пятнадцать, и в двадцать пять, и - не рассказать никогда... Я лично уверена, что это зона частной, а не государственной ответственности, а государство, поддерживая тайну усыновления, только дает людям самим решать. Но, разумеется, любую идею можно довести до абсурда...

 П.С. Про ребенка-дауна не поняла совсем. Что ему нужно или не нужно говорить? Объяснять про лишнюю хромосому?

Дауну надо объяснять, что он отличается от многих других. В какой степени подробности это делать - определяется его возможностью воспринять.

Но усыновленный - не даун.

Про остальное. Это не "частное дело семьи", а частное дело личности - самого ребенка.

И здесь моя позиция довольно определенная. Да, надо чтобы знал усыновленный о своих родителях в той степени, насколько это возможно. Как и смертельно больной знать - должен.

И как распорядиться информацией (в том числе сделать вид, что это неправда) - его дело.

Но я немного про другое. Ребенок не только вправе знать о своем происхождении (это закон). Ребенку ещё это и надо.

Не в последнюю очередь для того, чтобы эта новость не была для него новостью и была "отработана" в раннем детстве, а не в период полового взросления, когда и так отношения с родителями подвергаются испытаниям.

Не готов сейчас долго про это писать, но могу повторить, не встречал других специалистов, кроме тех, кто считали, что приемный ребенок должен знать свое происхождение. Разумеется, в той мере, в какой может восприять в силу возраста и развития. Но знать - должен.

Антон, согласна с Вами. Если ребенку принадлежит квартира, и ему об этом не скажут и заберут себе - это уголовное преступление. А если ребенку принадлежит имя и связь с настоящими родителями - то его считается правильным этого лишить.

Я профессионально работаю с генограммами и семейными историями. Боже мой, как иногда уже пожилые женщины и мужчины бьются: я хотел бы знать, кто была моя мама, что с ней произошло, откуда я, чей я....

Знание того, что "мама отказалась" не представляет, на мой взгляд, такую "страшную травму", как об этом пишут. Это был лучший выбор для мамы в ее обстоятельствах, можно так на это смотреть. Мама отказалась, и это позволило выжить ей и мне.

"Мама наркоманка и алкоголичка" - пугают иногда. Но это часто питается всего лишь  желанием приемных родителей быть лучше за счет принижения [неизвестных и недосягаемых] биологических родителей. Можно какие угодно ужасы расписать про них, чтобы подпитывать свое желание быть "спасителем бедного малыша"... 

Пожалуй, еще добавлю, в ответ на "не встречал других специалистов, кроме тех, кто считали, что приемный ребенок должен знать свое происхождение".

Вроде бы я тоже "считаю, что должен знать", но все же это не совсем так. Я работаю для семейной системы, и здесь есть еще цена, которую все заплатят за такое знание. Если мама, например, совершенно не в состоянии сказать сыну, что его отец - вот этот дядя, который уже 10 лет ходит в гости на Новый Год, и отец не готов, то они "просто" могут не справиться с такой правдой. Попасть в тяжелый психологический срыв могут все трое, трясти будет сильно, помощь нужна профессиональная (да только кто же за ней обратится). 

И поэтому я не могу говорить: должен знать, и баста. Я могу только сказать: давайте обсудим цену и риски и подумаем, как это уменьшить, если вы настроены все же говорить. 

Мой муж - усыновленный голландцами грек. От него это никогда не скрывали, но контакта с настоящими родителями он не имел.

Он искал биологическую мать, когда ему уже было за 40. Все инстанции отказывались предоставить документы. Нашли 3 года назад и узнали, что его греч. мама умерла незадолго до этого. Оказалось, что никогда больше не была замужем, и детей у нее не было и страдала она безмерно...

Этот случай про то, что хотя бы лет через 20 после усыновления тайну можно было бы приоткрыть... Время лечит...

Согласна!

Согласна и с тем, что ГД занимается фигней, и что вообще нет смысла закреплять тайну усыновления или закреплять ее обязательное раскрытие, потому что эта норма очень отвлечена от жизни.

Попытки решать на законодательном уровне проблемы, растущие из неготовности людей принимать друг друга и обмениваться друг с другом душевно и материально, - это пальба из пушки по воробьям и пустое привлечение внимания к статусу усыновленности, или же помеха просто интересующимся людям что-либо о себе раскопать.

Ведь при здоровых отношениях в семье и так никто не пеняет ребенку тайно или явно в том, что тот усыновлен, и видимо, поэтому так "плохо" себя ведет. Значит, и концентрация общества должна быть на помощи семьям преодолевать такие отношения внутри, и не на законодательном уровне, а на уровне общественной работы, детских садов, школ, поликлиник и тп.