Все записи
21:20  /  4.06.12

725просмотров

Кто они

+T -
Поделиться:

Прочитал прекрасный пост муниципального депутата Максима Каца о том, что творится в муниципалитете Щукино. Ничего хорошего. И ничего нового.

Для Максима Каца это, возможно, новость, но на самом деле - ничего, ровным счетом ничего нового.

Есть ряд проблем. Первая из которых - совершенная лживость всего происходящего. Я про это не раз писал, пишу и писать буду. Но это - первое.

Интереснее сегодня поговорить про второе. А почему, собственно, эти люди так поступают. Можно ли назвать это "безнаказанностью"? Язык, конечно, чешется. Но дело тут, как мне кажется, не в наказании.

Скажем, становится молодая женщина мировым судьёй. Это словосочетание сейчас очень часто пишут в женском роде: мировая судья. Потому, что мужчины на эту стезю ступают значительно реже.

И вот, став мировой судьёй, что она чуствует? Почему спустя меясяца три после назначения на должность начинает покрикивать на стороны и не замечать ровным счётом никаких "проблем" у государственных органов, и ощущать граждан назойливым злом?

Я не хочу верить в то, что люди заранее плохие. Нет, не в этом деле.

Но что заставляет вменяемую и даже приятную на вид молодую женщину истошно (!) орать на пожилого адвоката, унижать его какими-то мелочными (и не законными, к слову) придирками? Что вынуждает в ответ на ходатайство отвечать: "Вот ещё! Ишь, что выдумал!" ?

Морок какой на них нашёл? Это не только судьи. Просто я с ними чаще встречаюсь. Это любой чиновник, которому приходится "работать с населением"... Почему такое пренебрежение даже человеческому достоинству?

Самое удивительное, что когда эти же самые барышни выходят из-за стола и собираются, например, на курсы повышения квалификации, они - милые, добрые, не всегда умные, но вполне искренние и честные люди. Только обратно за стол - портятся, как несоленая рыба на жаре.

У меня своя теория. Во-первых, страх. Вы себе не представляете, как ИМ - страшно. Ольга Романова костерящая весь судейский корпус во всех интернетах, поделом костерящая, к слову, она же реальный ужас на них наводит. Они боятся Ольгу Романову. Ненавидят и боятся. Они боятся своего начальства (говорите, у судей нет начальства? Как бы не так...), боятся Егорову, как огня... Боятся вылететь, как пробка из бутылки.

А чего они этого боятся? Ну, вот судья, положим, Сидорова. Профи, высшее юридическое, знания, опыт - что, голодать пойдёт? Нет. Но власть (хотя бы в пределах недлинного списка из помощниц, секретарш и приходящих адвокатов и "населения)  - потеряет. Станет сама "населением". Нет, только не это.

И так - до муниципальных депутатов включительно. Из "право имею" в "тварь дрожащую". Не хотят.

И вообще, страх иррационален. Очень часто он родом из совершенного незнания ни своих прав, ни полномочий, ни ответственности... Соберутся впятером, скажем, сотрудницы опеки - и давай произносить небылицы одна другой смешнее. Мне, например, рассказывать какие-нибудь глупости, вроде "мы детей до трех лет на опеку не передаём"... Или "а вам выплаты не положены, потому, что маму не лишили родительских прав"... Или "можете вы быть приемным родителем или нет - мы решим потом" (С) Опека Алексеевское.

Мне, конечно, смешно, я, конечно, ржу над ними. В голос. В глаза. А они - боятся! Не понимают, и боятся.

Второе - лень. Это какой-то детский сад. Не в деньгах проблема, не в том, что чего-то нельзя, или чего-то можно... Нет. В лени. В простой человеческой лени. Ведь если что-то начать делать одно, это потом надо будет делать второе. А потом третье. И ещё (см. "во-первых") вдруг придется решение принимать, отвечать за него... Лучше с самого начала "послать", гляди-ка и уйдут сразу.

Кто-то мне вчера рассказывал, что в каком-то органе власти принято, что бы ни попросили, в первый раз всегда писать отрицательный ответ. Даже если очевидно надо дать. Ну так, на всякий случай, вдруг уйдут. И ведь уходят...

Или, скажем, есть такой вариант: не ответить нет, а сказать "потом". "Потом" (через год, два, три...) дадим сироте квартиру. Не сразу, но отремонтируем (вот, например, история с квартирой сироте  из Псковской области). Главное - потом. Не сейчас. И, пока вы будете обжаловать, гляди ж, что-то может и поменяется. Или закон, или начальник, или я уволюсь.

И, в-третьих... Нет, не "безответственность", а беспардонность.

Знаете, если бы решения этих чудесных людей были бы публичными, если бы каждый желающий мог поглядеть в их глаза и сказать: а вот эта Марина Кузьминична, условно, отказала ребенку-сироте дать квартиру... Было бы стыдно. Ну, всё-таки это ещё есть в людях: воровать хочется тихо, гадости делать незаметно... Мало кто готов встать в полный рост и сказать: я бессердечное дерьмо и готова, например, человека на улицу выгнать.

Хотя, сегодня в зале судебного заседания я слышал почти это от представителя одного из крупнейших московских работодателей: сироту выгоняли на улицу из общежития... Хорошо, что судей, совещавшихся в совещательной комнате было трое. Наверное, им было бы стыдно друг перед другом.

Сироту оставили в общежитии. День прожит не зря.

Завтра опять пойдём в поход против ветряных мельниц. Иногда и мельницам случается стыдно.

Главное, не забывать публиковать их фамилии, имена и - самое прекрасное - лица. Смотрите, читайте, если захочется в какие и плюнуть - это не я вам предложил, хорошо?