Все записи
20:43  /  25.06.12

770просмотров

Три девочки у фонтана

+T -
Поделиться:

Вообще, событие, конечно, если и выходящее из ряда вон, то, в общем-то не более, чем на привычную уже величину. У нас, в принципе, не удивляют уже сообщения, что человека унизили, оскорбили, наплевали на достоинство, а то и вовсе, искалечили, убили… Уже не удивляет.

Ну, что вы, право, в стране победившего верховенства закона с наказанием человеку, скрывшего убийцу 12-ти человек – ценою в «Жигули», и – в том же размере – за помятые цветочки. С чудесным судом, выпускающим под домашний арест человека, обвиняемого в том, что, находясь в погонах и при исполнении насиловал человека бутылкой. Нас уже мало удивляет как жестокость, так и отсутствие хоть какого-то подобия наказания для тех, кто «в системе».

Остаётся только одна тема, которая (пока ещё) беспокоит людей взрывно и однозначно. Дети.

Историю с живыми скульптурами-девочками на приеме у Полтавченко прочитали, наверное, все. И, признаться, меня удивила комплексность реакции.

Я, конечно, понимаю, что детские хоры пели у нас на всех съездах, а пляшущие школьники обязательный атрибут начальственной встречи в любом колхозе. Я понимаю. В целом даже понимаю, почему это считается, что, мол «ничего страшного». Не буду залезать далеко в дебри, приведу лишь одно соображение. Понимаете, конечно, на День милиции, скажем, в концерте в КДС артисты поют бесплатно. Но таких праздников у нас немного. Во всех остальных случаях, артисты поют, пляшут и рассказывают смешные истории – платно, за деньги. Это работа у них такая. То есть на празднике мороженого в Сокольниках раз в году «стаканчики» бесплатно, но всё остальное время, извините, деньги – в кассу.

Так вот, я не слышал ничего про то, что дети, выступавшие, например, у Полтавченко, получили за это деньги. Они «плясали» бесплатно. При том, что каждый (каждый!) придерживающий портьеру взрослый на этом приёме – работал за деньги.

Теперь про суть.

Старый способ проверки: а вы бы согласились так посидеть? Примотанные скотчем, пристёгнутые булавками, на стульчиках под бассейном? И дуть «ветерком» по бумажным корабликам, с намазанным серебрянкой лицом? Ну и на жаре (к слову). Часок-другой. Согласились бы? Почём?

Второй старый способ проверки: своих детей посадили бы? А маму старую? Ну, в принципе?

Я думаю, что ответы однозначны. Наверное, всегда можно найти идиотов (можно прямо с таким диагнозом), или недалёких людей, или очень нищих, или в чём-то зависимых – и их так посадить на табуреточки под бассейн. Но свободный человек на такое, скорее всего, не согласиться. А значит – такое действие унизительно. Разумеется, детям можно преподать это совершенно прекрасным образом, так, что они просто от восторга прыгать будут.

Страшное сравнение: но ведь и педофилы так же поступают, рассказывая детям, что «ничего страшного» и даже «хорошо» - то, что они делают. Так и тут, детям-то, конечно, рассказали, что они – хорошее дело делают, нужное и вообще – смотрите, как весело быть намазанным серебряной краской?

Вчера где-то прочитал «шутку» американской актрисы: «До восьми лет я ходила в детский сад. По крайней мере, мне так говорили. Ведь умение вязать рукавицы – это главное, чему учат детей в детском саду, да?»

Итак, трех девочек унизительно посадили на стульчики под бассейн, намазали краской, примотали скотчем и пришпилили булавкой…

Люди ходили мимо, фотографировались, нашлось трое, которые высвободили оттуда несчастных детей. Остальные – ходили и фотографировались.

Нет, не потому, что жестокосердны. Например, Никита Белых, выложивший фотку в интернет, не кажется мне жестокосердным. Строго наоборот. Но… Понимаете, чтобы что-то сделать, какое-то действие предпринять, надо не только осознать, что происходит нечто недопустимое, но и как-то… решиться, что ли. Ну, и понять ещё, что делать, банально сообразить.

Это происходит не сразу, не у всех, и совершенно по-разному. У троих (их имена привел Антон Носик) людей понимание «что делать» случилось.

Знаете, это немало! Этого, обычно, вполне достаточно. Одного процента людей, которые в данный момент времени неравнодушны, как правило, хватает, чтобы жизнь не превратилась в дерьмо, а человечество ещё оставило себе возможность себя уважать. Спасибо!

Про «уполномоченного по правам детей» в Петербурге. Надо сказать, что у меня нет иллюзий по поводу «уполномоченных по правам детей». Всех. Любых. В любых субъектах и (тем более) на федеральном уровне.

Поясню. Есть такая должность в России – Уполномоченный по правам человека. Сейчас эту должность занимает Владимир Петрович Лукин. Ресурсов у него не столь много, но сказать, что он не выполняет ту функцию, которой призван служить – нельзя. Работает человек, и структура его – тоже работает.

Просто мы ждём от него чего-то иного, чем то, для чего он работает. Кратко говоря, уполномоченный по правам человека – это последняя государственная (!) инстанция, позволяющая чуть сбоку посмотреть: а не натворили ли мы чего-нибудь не того? В первую очередь, справедливы ли были государственные институты, решая проблему конкретного человека? И, второе – справедливо ли вообще устройство системы.

И про то, и про другое Лукин делает. Много-мало – не вопрос, а оценка. Делает. И у него для этого есть определенные, законом данные полномочия. Он сам – целый государственный институт.

Уполномоченные же по правам человека, созданные в регионах – это совершенно другая история. Это, как правило, некие люди, существующие при губернаторе того или иного региона. Надо сказать, что, в отличие от Владимира Лукина, эти люди зачастую исполняют роль ширмы. Ну, вроде как «уполномоченный», вроде как «независимое лицо», вроде как тоже мнение имеет. На самом деле – подчиненный губернатора и всё. Смешно было, если бы начальник, например, Управления ЖКХ спорил с губернатором, а зав.секцией – с директором магазина, да?

Совершеннейшая аналогия – с уполномоченными по правам детей. С тем исключением, что и федеральный уполномоченный у нас – лицо, назначенное Президентом. И, соответственно, подотчётное ему и (сбоку) его величества правительству. Учитывая, что должность эту «пристегнули» к Общественной палате, а личность федерального уполномоченного вызывает больше ответов, чем реальных вопросов – понятно, какая функция уготована и этой инстанции. Никакая. Власти нет, прав нет, есть только право выступать по телевидению и грозить увольнением директорам школ-интернатов.

Офигенные полномочия.

Такие же – и у той барышни, которую назначили «уполномачиваться» по детям в Петербурге. Её дело – вовремя включиться в беседу и успокоить общественность, «взять на контроль», ну, что там ещё…

Поэтому – неудивительно, что назначенная, по сути, Полтавченко же, дама, не видит ничего страшного в том, что с детьми поступили унизительно. Им же и самим понравилось, ага.

Не надо слушать. Это – «балалайки» из государственного оркестра. Причём (даже в отличие от начальника ЖЭКа) балалайки без какой-либо ответственности, законодательно она вообще для них не предусмотрена. А что? Нет никаких полномочий – нет никакой и ответственности.

Теперь маленький правовой экскурс. Не залезая далеко в дебри, возьмём Конвенцию о правах ребенка. Ребенок не должен подвергаться унизительному обращению. Мне кажется такое обращение с людьми (и тем более, с детьми) унизительным. Вы считаете по-другому? Хорошо, считайте.

Соответственно, моё мнение, что такие действия, очевидно, нанесли ребенку (троим) вред. Соответственно, за вред, нанесенный детям должны быть наказаны люди, причинившие этот вред.

Кто запихивал девочек в бассейн? Какой-нибудь «руководитель ансамбля»? Вот – он виноват. Родителей спросили? Да? Они согласились? Тогда виноваты тоже.

Какого рода ответственность может быть?

Для педагога – дисциплинарная, вплоть до увольнения. Для родителей (учитывая отсутствие каких-либо физических последствий для детей, нам про это ничего не известно) – никакой.

Однако, учитывая, что подобное обращение с детьми является жестоким, если о нём было известно родителям, и они его не прекратили – Комиссия по делам несовершеннолетних (по месту жительства детей) должна этот вопрос рассмотреть, как повод для возможной профилактической работы с семьёй. Ну, хоть объяснить взрослым людям, что в 9 лет сидеть на табуреточке на жаре, приклеенной к ванночке и, потея под гримом, дуть на кораблики, щурясь на солнце, бьющее в глаза – это  ребенку плохо. Даже не только унизительно (вас скотчем куда-то приклеивали, а?), а ещё и – дико неудобно физически.

Будет ли это сделано? Нет, конечно.

Комментировать Всего 4 комментария

Антон, а можно куда-то жалобу подать, чтобы провели проверку какую-нибудь, отчитались?

И если да, то как это правильно сделать?

Пишите в прокуратуру города Санкт-Петербург. Излагаете кто вы, кому пишите (прокурору города Санкт-Петербург), излагаете, что знаете, и почему вам кажется, что это - нарушение закона. Просите провести проверку и ответить вам.

Это, собственно, универсальное правило.

Можно ещё адресатов добавить, но это уже опционально.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Спасибо. Обязательно напишу.

Крепостной театр какой-то.

Антон, спасибо, и, в том числе, за то, что Вы обратили внимания на реакцию Белых. Меня-то она покоробила больше всего. Потому что тут человек прямо заявил, что понимает, что произошло и что сделали с детьми, но при этом щелкнул фотографию и в твиттер выложил. Причем, я посмотрела этот твит -он так, между делом.

Про мам

: