Все записи
19:55  /  8.08.12

394просмотра

Письма о сиротах. Письмо второе. Деинвалидизация детей и взрослых. Взросление взрослых

+T -
Поделиться:

Продолжаю про детей и концепты.

Стандартным методом решения любой проблемы в России является выделение денег. Ну, в лучшем случае, выделение ресурсов. Что я имею в виду?

Вот, например, были два года назад лесные пожары, тушение которых доверили В.В. Путину на самолёте-амбиции. Помните, как отчитывались? Мол, выделено на тушение пожаров столько-то миллионов дополнительных рублей. Сейчас пожары в Томской области - там выделяют человеко-часы. Но, в любом случае, это - ресурсы. Как правило, напрямую не влияющие на результат.

Можно выделить деньги - но как они будут потрачены... Можно пригнать сотни “человеко-часов” - но что и как они будут делать.

Наше государство (что бы ни понимать под этим) не сильно парится. Например, многие годы вся поддержка усыновителям осуществляется по принципу “выделены миллионы”, которые раздали усыновителям, опекунам и т.п. В результате мы получили целое “поколение”  опекунов, пересчитывающих в уме количество денег, которые им будут выплачены “на детей”, и, разумеется, путём умножения, требующих ещё и ещё детей (ещё и ещё денег). Это - надеюсь, никто не спорит - не слишком хорошо (для детей).

Деньгами пытаются решить и другие проблемы. Например, проблема адаптации выпускников детских домов. Действительно, выходящие из стен школ-интернатов и ПТУ дети-сироты 18-20 лет не приспособлены к жизни, готовы жить только на всем готовом, и, будучи не готовы к жизни, либо страдают от мошенников, либо уходят во внутреннюю эмиграцию (спиваются), либо попадают в тюрьму... Выбор невелик, далеко немногие избегают одного, другого или третьего. Некоторые после этого как-то очухиваются, некоторые - до, но проблема есть.

Как её предлагается решать? Путём прикрепления (на договорной основе) к каждому выпускнику социального работника, который до 23-х лет будет “водить за ручку, как ребенка. Путём запрета совершеннолетним дееспособным “лицам из числа детей, оставшихся без попечения родителей” распоряжаться жильём, предоставленным государством на 5 или 10 лет (нет сомнения, что будет действовать верхняя цифра), что означает просто-напросто закрепощение (прикрепление к определенному месту) для молодого человека.

Приведёт ли это к положительному результату? В определенной степени, да. К 23-м годам более или менее взрослеет гораздо больше людей, чем к 18-ти. Но это, разумеется, не решение проблемы.

Учить ребенка самостоятельно передвигаться на общественном транспорте, платить за квартиру или задумываться о планировании дня и своей ответственности за свои поступки нужно гораздо раньше 18-ти лет.

По одной простой причине. Никто не запретит 18-летнему гражданину послать куда подальше всех этих соцработников и все эти запреты и ограничения - и жить так, как хочется. Как хочется 12-летнему ребенку, живущему внутри него.

Согласиться ли 12-летний ребенок, которому уже никто не запретит пить, курить, говорить матом и сношаться, чтобы его водила за ручку какая-то “воспиталка”? Нет.

Согласится на это может или 10-летний (но если таково развитие 18-летнего по паспорту - надо кликать не соцработников, а психиатров), или уже более или менее взрослый. Но 10-летнего (в душе) не надо просто отправлять в самостоятельное плавание, а сообразительные и повзрослевшие -  не первоочередные адресаты этой “соцработы”.

Иными словами, социальный патронат после 18-ти лет не решает основные проблемы основной проблемной группы.

Почему же не в 14-ть лет детей начинают готовить жить самостоятельно, а только тогда, когда уже поздно что-то менять, и когда молодой человек может только сам что-то понять (или не понять)? Ответа на этот вопрос нет. Достоверного.

Но я могу предположить, что формально детей, типа, “готовят” и до 18-ти лет. Но понарошку и не всерьёз. И после 18-ти - главная забота социального работника состоит не в том, чтобы ребенок (пусть и совершеннолетний) чему-то научился. Нет, две главных заботы: чтобы он ничего не натворил (тогда прилетит “по шапке”), и чтобы он не отказался от этого “патроната” (тогда кончится зарплата “соцпедагога”).

Как идти к этим целям проще всего? Во-первых, ни в коем случае ничего от подопечного не требовать (а то откажется), и делать всё буквально за него (проще самой заявление продиктовать, отнести, получить, что надо, чем уговаривать выросшее чудо куда-то тащиться, например). Это не было ясно с самого начала? Было. Но никто не подумал, и задачка не ставилась.

А поставленные задачки - прикрыть срамоту и получить бабло - отработаны.

И системе совершенно неинтересно, что ребенок таким вот образом не учится ходить, потому, что ему просто предлагают более просторные “ходунки”, не учится ходить на горшок (ему подотрут задницу), не становится полноценным членом общества (нет необходимости ходить, например, за квартиру платить - сделает соцработник), а просто переносит окончание детстства с 18 на 23 год. А по жилью - на 28 (или даже далее).

Ну, а в 23 года уже как-то и неудобно сетовать, что, мол, сирота - теперь уж сам-сам-сам.

Система не заточена де-инвалидизировать детей, оставшихся без попечения родителей. Не научив их ходить к 18-ти годам, система пробует просто продлить срок финансирования своих потугов на пять лет.

Другая проблема, которую также пытаются решить костылями: “проблемные семьи”, семьи в кризисе.

Здесь ситуация более тонкая.

Известная история, когда женщина с четырьмя детьми в Питере дошла за полтора года до того, что от неё отвернулись все, какие можно, благотворители и пришла, наконец, опека, и забрала детей.

За полтора года даму устраивали на работу (никакая не подходила), предоставляли няню (но дама при этом не собиралась работать), ремонтировали её жильё, носились, одним словом, как с писаной торбой. Результат: человек помощь очень даже воспринимал, сел на НКО и ножки свесил. НКО попомогали, попомогали  и умаялись - покинули место боя. Пришла опека... Слёзы, сопли, отобрание детей, суд о лишении прав, телевидение, уполномоченные по детям... В итоге, даме начало “помогать” государство.

Как?

А также, как НКО - деньгами, ресурсами, всем тем, что нужно для безбедной жизни. Я не знаю, чем там кончилась история, но судя по тому, что стало всё тихо, “устало” и государство.

Это - известная проблема “сесть на социал”, которая пышным цветом расцветает в западных странах. “Ребята” из третьего мира уже поколениями живут на пособие по безработице, доплаты, дотации и выплаты. Не работают, ничего не делают, хотят вкусно есть (наверное, как и все), иметь IPhone и круто одеваться.

Это - большая проблема, с которой столкнулось западное общество. Зачем нам наступать на те же грабли (в другой, правда, сфере)?

Почему государство склонно рассматривать половозрелых своих граждан как имбицилов? Почему оно должно за них все решать, и отвечать за них, в какую бы задницу они (несмотря на предупреждения) не залезли (самостоятельно)?

Если человек решил для себя пить, курить, ругаться матом, не работать и иметь троих детей, то что ему должно государство? Ну, пособие на детей, ок. Но если это пособие уходит на водку и сигареты, а дети - голодные, почему государство чего-то ждёт и ходит вокруг да около? Не можешь своих детей сам воспитывать и кормить - значит, этим займётся государство.

Хорошо-хорошо, у тебя, дорогой, проблемы? Ок, давай, вот - твоя зона ответственности (устроиться на работу, отвести детей к врачу, перестать пить...), вот - моя (пособие на детей, социальная гостиница, консультации и помощь...). Но если ты так и пьёшь - почему государство продолжает чего-то ждать?

Я всегда удивляюсь, насколько наша система ненавидит тех, кто может сам. Вот, например, лишают родительских прав мамашу-пропойцу. Её, условно говоря, “жалко”, значит, размажет она слёзы по щекам - не лишат. Так и происходит: размазывает - жалко - “крайняя мера” - дети остаются ждать неизвестно чего... А мамаша уходит отмечать это дело очередной бутылкой. Известная картина?

И с ней, убогенькой, будет носиться и инспектор ПДН, и КДН, и тётеньки из опеки. А ещё трое детишек будут сидеть на казёных кроватях и полгода, и год, и дальше -  в зависимости от таланта мамаши размазывать слёзы.

Другое дело - опекун. Вот, крепкая тётка 48 лет “тянет” троих подопечных, ничего не просит, дети растут и развиваются... Вот, к ней надо с той же меркой - и в холодильник заглянуть, и за “опекунские” унизительно отчитаться заставить. Она же не будет слёзы размазывать, она вообще бухгалтер и ваш этот весь отчёт за 10 минут заполнит - но потом полуграмотные курицы из опеки будут его мусолить, указывая, что не приложена та, или другая бумажка (которых и прилагать не надо!). Вот этот отчёт он для кого? Кто будет "тырить" детские пособия - вы всё равно не поймаете, он вас чеками улепит до люстры. Так кому эти помочи нужны?

Или, вот, к примеру, последняя тенденция: положена от государства ребенку пенсия по потере кормильца. Раньше её выплачивали пережившему родителю, и ни у кого никаких вопросов не было. Теперь её кто-то придумал пересылать на счет ребёнка, и маме, чтобы получить эти (порой копейки) надо нести в Сбербанк... разрешение от органа опеки.  (Прикол в том, что если получать наличными - платить будут матери, а на счет - ребенку). Зачем? Что мы контролируем? Маму? Что она эти деньги на помаду потратит? Так вы не вправе проверить - на что потратит, вы просто дадите ей разрешение (а что, можете не дать?), заставив её побегать, поунижаться... Гляди, и самостоятельная дама скажет вежливо: "Пошли вы в жопу, обойдусь!" - и не будет эти 3700 забирать вовсе (картинка с натуры). Вы этого добивались? Ну не может нормальный человек выдержать разговор с ним, как с умалишенным.

Или вот, например, имеющийся в законодательстве пункт о преимуществе “близких родственников” при устройстве ребенка под опеку. Это значит, что бабушка (какая бы она ни была, лишь бы по здоровью “прошла” через медицину) всегда первая в очереди на ребенка, своего внука. При этом готова она заменить мать, не готова, представляет себе, что такое воспитание чужого ребенка (а ей не внука надо воспитать, как внука, а ребенка - как мама, как её замена), готова ли она выйти из роли бабушки и стать “почти мамой”? Это - разные “профессии”. Бабушка - остается бабушкой,  с пирожками, вязанными носочками и “надень шарф”. Родитель (в том числе замещающий) - решает несколько иные вопросы. Готовность или неготовность человека заменить ребенку родителей не определяется родственными связями, это - другой вопрос. К слову, именно родственники "генерируют" наибольший процент "возвратов" детей с опеки обратно в детдом.  Но... С кем бы я не общался из чиновничества, все говорят: если мы заставим бабушек “готовится” к приему ребенка в семью, то, во-первых, перестанут брать вообще, возмутятся самой постановкой вопроса, а во-вторых, если разбираться, то именно бабушки-то и не готовы “стать мамами”... Это - взрослый подход?

И - наоборот. Опекуны, забирающие детей, как правило, совершенно не готовы мириться с какими-то там родственниками ребенка. Какие, к чёрту, бабушки, какие дедушки, дяди, тёти, этот ребёнок - наш, и давайте ему ещё и фамилию сменим! Простите, но опекунство - не усыновление, ребенок - не ваш, и его право общаться с семейным окружением (каким бы инфернальным оно вам не казалось) - его право. Много ли опекунов об этом задумывается? Большинство - категорически против, чтобы родным ребенка сообщали, где они живут. Ребенок никого видеть не должен из прошлого! И сотрудники органов опеки всячески это поддерживают, скрывают от родных ребенка, а от ребенка - соответственно - родных. Чего боимся? Это - позиция взрослого человека?

Совершеннейшее впечатление, что государство всеми силами старается как можно больше инвалидизировать народ, сделать его если не имбицильным, то хотя бы инфантильным.

Если человек слаб - мы будем ему подставлять костыли, соломку подстилать, увещивать и уговаривать, давать деньги - что угодно, лишь бы ему не пришлось столкнуться с реальностью и самому принять решение.

Если человек чего-то не умеет - мы не будем давать ему возможность научиться на своих ошибках, мы лучше подотрём ему попу, лишь бы не пахло.

Если человек не исполняет свои обязанности (родительские, например), мы будем его жалеть, входить в положение, тянуть с “крайними мерами”, ну всё, что угодно делать, лишь бы ничего не делать с ребенком (который будет дожидаться, пока родитель повзрослеет, в “камере хранения”, в детдоме).

А вот если человек взял на себя ответственность за другого человека, а тем более готов это делать без государства, готов быть взрослым и отвечать за свои поступки (и за ребенка) - надо его, конечно, тщательным образом проконтролировать и запереть в рамки.

Если все ходят на костылях - что ты выделываешься, дружок?

Далеко ли мы дойдём на этих костылях?

Я думаю, что это важнейшая задача в нашей, “детской” сфере - деинвалидизация, деинфантилизация. Взрослые люди должны быть взрослыми.

Я продолжу.