Все записи
15:09  /  10.11.12

1054просмотра

С большим сожалением про Лузянина

+T -
Поделиться:

 

Я, увы, не читал приговора, поэтому – сугубо по тем вещам, которые в СМИ.

Прекратите, пожалуйста, истерику, а попробуйте просто логически пройти по тому, что я сейчас скажу.

Вот, есть в стране (любой) полицейский. Примерно понятно, какие функции этот человек должен выполнять. И примерно понятно, что именно этот человек, в погонах – имеет над вами власть и имеет большие права в отношении любого гражданина (имеет и кучу обязанностей и сильно должен ограничен быть законом – но не про это пост). Так вот, и этот человек стоит в оцеплении митинга.  Можно ли ему при каких-то обстоятельствах дать кулаком в морду? В том смысле, допускает ли это закон?

Разумеется, нет. И разумеется, наказание за «просто в морду» и «в полицейскую морду» - отличается. При этом мы не обсуждаем поведение полиции вообще – мы говорим ровно про то, что гражданин не может ударить полицейского. Никогда. Ни в одной стране мира это безнаказанно не пройдёт. Не прошло и в нашей стране.

Размер наказания – вопрос к депутатам, но в принципе, дали практический минимум.

То есть, когда люди дерутся с ОМОНом – надо понимать, что они совершают преступление. Можно не признавать режим и законы – но в этом режиме и с этими законами – это преступление (и я, признаться, не вижу, что ту обсуждать).

А то, что это было – несомненно, ибо Лузянин свою вину признал.

По вопросам «массовых беспорядков».

Вопрос посложнее. Но когда группа лиц, коллективно, дружно, роняет туалетные кабины (разумеется, их ломая). Когда люди ломают асфальт и кидают в полицию – это не массовые беспорядки? Можно спорить про элемент «массовости», видеть или нет организаторов, но то, что было 6 мая – именно они и есть. Толпа народу, как один человек – старается крушить и ломать, кидать и бить.

Лузянин (находясь внутри ситуации и понимая её по-своему) – опять же, признал, что он участвовал именно в них, в массовых беспорядках. Ущерб (про асфальт и бронежилеты – смешно, конечно, но про кабины – вполне реальный ущерб, ну и что, что не такой уж и значительный).

Подытоживая – все, на самом деле, не так уж и страшно, если смотреть "объективно". И если презюмировать, что обвиняемые согласен с этим обвинением (а он – согласен и я не слышал, что согласие это выбито под пытками, например).

Далее. Про то, что вообще-то, надо  бы условным сроком ограничиться.

Тут есть два момента. Первый – в том, что Лузянин когда-то (давно, судя по всему, погашена) был осужден к лишению свободы (на достаточно большой срок – 5 лет), но условно.  Практика такова, что при совершении ещё одного умышленного преступления, срок будет уже реальный. Хороша ли эта практика, или не очень – не готов сейчас дискутировать, но она – есть, и довольно чётко прослеживается. Поэтому Лузянина, разумеется, проконсультировали адвокаты, что срок будет реальным скорее всего. И, вполне вероятно, что в этом случае путь сотрудничества со следствием был выбран вполне обоснованно. Зачем «высиживать» в СИЗО, когда лишение свободы – неизбежно, а смягчающие обстоятельства суд и правда оценивает. (В скобочках – дать на полтора года меньше прокурорского запроса по такому «резонансному» делу и в таких обстоятельствах – тоже далось судье не просто, думаю). Поэтому, тут я тоже понимаю и осужденного, и коллег.

К слову, это каждый сам решает - признавать или нет. Но надо чётко понимать, что ВСЕГДА остаётся момент "докажут - не докажут" (если дело ВДРУГ будут действительно по закону расследовать), а тут - признался - и всё. И второе. Если захотели посадить - посадят, и в этом случае тоже непонятно, зачем помогать им.  Ноподчеркну – я бы не ругал ни осужденного, ни своих коллег: сами знают, что делают.

Второе. Появился откуда-то тезис, что «следователь обещал условное» и потому-де, Лузянин «всех сдал». Какие гады следователи, какой дурак Лузянин.

Отнюдь. Понятно, что «покайся – скидка выйдет» - любимая следовательская песня всех времён и всех народов.  Ну и что? У взрослого мужика Лузянина с адвокатами нет лапшеснимателя с ушей? Они – наивные дурачки? Не думаю.

Важно – не быть наивными дурачками самим. Сотрудничество со следствием, признание вины, подтверждение каких-то обстоятельств, да и просто показания подозреваемого или обвиняемого  - всё это, разумеется, вода на мельницу следователя.  Наивно думать, что следователь, следствие, прокурор – кто-то заинтересован «разобраться». Нет, они призваны и обучены – ПОСАДИТЬ, ну, наказать, привлечь к ответственности. Никакой другой функции у них нет, они обвиняемому, подозреваемому и тому, кого в принципе позвали – ВРАГИ. Даже потерпевшему они – не друзья. Ибо потерпевшему нужна компенсация и извинения, раскаяние (но компенсация денежная – тоже и обязательно) – а следователю (см. выше) – НАКАЗАТЬ.  Наказывают – и водитель, сбивший пешехода отправляется шить рукавицы и платить с зарплаты по 527 рублей 17 копеек в месяц, а не продавать машину-дачу и оплачивать миллионы сразу (или быстро). Ну и «простите-извините» человеку, которого на пяток лет «закатали» за случайность (Лузянин тоже  жертва случайной эмоции, к слову) – ну никак не выдавить из себя.

Так вот, следствие делает то же, что и всегда: врёт подследственному о «скидках» и предлагает «раскаятся». Ну, ещё добавляет всякие справочки о миллионах тонн асфальта, разрытого, вероятно, до подвалов Ивана Грозного, через щебень и песок. Ничего, в принципе, нового, так – ровно в каждом деле, которое наши правоохранительные органы захотят вести. (Если не захотят – там другая методика. См., например, то, что у Кашина фотографию к делу не приобщали месяца три…)

Ещё важное. Будет ли данное дело «преюдиционным», то есть, будут ли считаться факты, установленные в данном деле установленными на веки вечные. И да, и нет.

С одной стороны, установленным будет считаться, что Лузянин кидал асфальт (в группе людей, занимавшихся тем же самым – а каких людей – не установлено!), повредил эмаль омоновцу, что там ещё ОН сделал и где, и когда. То есть, если будут судить, условно, Иванова, который вместе с Лузяниным отковыривал асфальт, доказывать, что Лузянин его отковыривал уже не придется.

А вот ковырял ли асфальт Иванов – придется доказывать. Дал ли Лузянин показания на Иванова? Мы не знаем. В этом деле их нет, но его, как свидетеля, могли допрашивать и по другому делу. (К слову, мне кажется, 6 лет, которые просил прокурор – это своего рода «месть» следственной машины за то, что Лузянин, вероятно, не торопился всех «узнавать». Мне так кажется.)

Другая сторона этой нехорошей «медали» заключается в том, что, разумеется, каждый следующий судья по этим делам будет читать приговор Лузянина – и «списывать», если не буквально, то идеологически. Тот же приговор будет читать прокуратура, следователи – все. И «работать в русле». А адвокаты других обвиняемых – будут, разумеется, как могут, мешать. И дай им всем бог успеха…

Теперь про политическую составляющую. Она тут – превалирует.

Лично я верю во вполне понятную историю с узеньким проходом и напряжением народных масс. Делалось ли это специально, умышленно, или по идиотизму – не берусь судить. Но мне кажется бесспорным то, что никакой организации у этого процесса не было, никто эти беспорядки не организовывал. Провоцировал? Вполне возможно.

Но это уже всё из области эмоций. А я – про политику.

Политически выступления оппозиции, разумеется, раздражают власть. Разумеется, они создают (как могут, прикрываясь законными и «законными» основаниями) всевозможные препятствия оппозиционно настроенным гражданам. Как могут, и как умеют.

Оппозиционно настроенные граждане, отчасти законно, отчасти из своего понимания закона, отчасти потому, что закон несправедлив (по мненью многих, судей решительных и строгих) – сопротивляются этим препятствиям. Как могут, как умеют.

Важно понимать баланс. Перекрыть дорогу маршу десятков тысяч людей, создав «бутылочное горлышко» - неправильно, несправедливо, а может быть даже и незаконно, и преступно. А может быть и нет – по тем законам, какие у нас есть. Можно ли в ответ на это – кидать асфальт в ОМОН, раскачивать заграждения, срывать с полицейского шлем? Это будет совершенно незаконно (и даже преступно), но, может быть, в какой-то системе координат – справедливо и правильно.

Вопрос в том, что вышеуказанные власти вряд ли откажут себе покарать это. И  в своей системе координат, и по имеющимся законам – совершенно законно и справедливо.

За рамками остался вопрос – а был ли «асфальт», и туалетные кабины, сорванные шлемы и отобранные щиты… Лузянин – про себя – признал, было. Про остальных – своими глазами не видел, но…

Как вы оцените, если будет опрокинута туалетная кабинка, например, в парке Сокольники, на ваших глазах? Это противоправное поведение – как ни крути. Удар по морде – противоправное поведение, как ни крути…

Если кабинка (пофантазируем) упала на вашу любимую девушку, а вы, её спасая, перевернули кабинку и поломали её – от ответственности вы будете осовобождены. Как и в случае, если открывая дверь вы (или Николай Валуев) случайно оставите её в своей руке, отломаете. Умысла ломать – не было? Не было. Оправдать.

Роняем кабинку (это уже из показаний другого участника 6 мая), чтобы «остановить полицейских» - умысел есть, наказуемо. Ровно потому же, почему будет наказуемо переворачивание сортира в Сокольниках.

Второй аспект – насколько эти беспорядки массовые, называть ли это беспорядками или хулиганством, есть ли вообще группа, значителен ли ущерб и вообще, насколько он обоснован.  И тут будет уже работа коллег – что там они углядят в деле, как это всё препарируют.

При этом есть и такой способ защиты как требование признания своих конкретных действий – справедливыми, находящимися в правовом поле, политическими (ремарка: нацболы, ворвавшиеся в приемную ФСБ и порвавшие там шторы имеют, на мой взгляд, несколько большие права требовать именно такого отношения к своим деяниям, чем случайно возбудившиеся участники 6 мая – если они действительно делали то, в чём обвиняются).

Это – уже предмет выбора защитительной тактики.

Можно поговорить и о том, что и правоохранительные органы, и судебная система – один сплошной кошмар в нашей стране – и это будет правда. Но это будет несколько иной разговор.

Пока же, можно констатировать, что если в правовом поле народ не может выразить свои чаяния (выборы – да-да, они, родимые), то он начинает действовать вне правового поля, на эмоциях.  И в той системе координат, которая есть, вероятно, в рамках правовой системы (учитывая и последние принятые «сумасшедшим принтером» законы), народу выразить свои чаяния и не удастся.

И, разумеется, каждого вышедшего или выбежавшего за пределы правового поля, власти будут стараться поймать и наказать.

Это нужно просто понимать. И на это рассчитывать в своих расчетах.

И вот ещё. Вот это вот короткое от Ольги Романовой - обязательно к прочтению и применению. От начала и до конца.

Комментировать Всего 3 комментария

Абсолютно согласен, как не тяжело в этом признаться.

Эта фотография рисует "жертву полицейского произвола" иначе, чем слова его защитников

В чёрном - Максим Лузянин